Разместить анкету
Войти
Забыли пароль? Напомнить

Девчонки в общаге

Этот рассказ — творческая переработка очерка в пару абзацев, опубликованного комрадом Alexander с форума feetspace-forum. ru в 2009 году. Взяв его сюжетную канву за основу, я развил идею, добавил описательной части и привел все это в более-менее художественный вид. Надеюсь, автор не будет на меня в обиде, хотя связаться с ним я не смог.

Стоял теплый осенний день, когда я решила после занятий зайти в общежитие, чтобы навестить свою подругу Маргариту с соседнего потока. Предвкушая уютный вечер за приятным разговором и бутылкой ликера, я постучала в дверь комнаты Марго. Каково же было мое удивление, когда вместо Марго дверь отткрыла незнакомая мне девушка. Незнакомка была темноволосой и кареглазой. Короткая юбка едва ли доходила до середины стройных бедер, а розовый топик прекрасно подчеркивал все достоинства ее фигуры. Также мне бросилось в глаза, что девушка ходит по комнате босиком, а ноготки на ее ногах накрашены ярко-красным лаком. Он бластел так, что можно было подумать, будто она занималась своим педикюром не далее как час назад.

— Привет, — слегка смутившись, поздоровалась я, — а где Марго?

— Она сказала, что сегодня не появится, — ответила девушка и пригласила меня пройти.

Я скинула босоножки и прошла в комнату. Мы познакомились. Прекрасная незнакомка назвалась Полиной и сказала, что учится на пятом курсе нашего университета. Из дальнейшего разговора я узнала, что Марго уехала в гости к одной из своих многочисленных подруг и вряд ли появится раньше, чем завтра утром. Испытав легкую досаду, я уже собиралась распрощаться с Полей и пойти домой, но та неожиданно спросила:

— А что, вы собирались куда-то пойти вместе?

— Нет, — отмахнулась я. — Просто посидеть, поболтать, выпить немного ликера

— А может останешься? — оживилась Поля. — Выпьем ликерчику вдвоем, если ты не торопишься. А то я сижу тут одна и мне скучно. У меня есть фрукты, сигареты, сладости — ну а ликер с тебя.

Отказывать было неудобно, к тому же, новая соседка Марго всерьез заинтересовала меня.

— Нет проблем, — улыбнулась я, — мне некуда спешить, а ликер у меня с собой.

— Отлично, — вернула мне улыбку Поля и направилась к холодильнику.

Весь вечер мы сидели, пили ликер, болтали о всяких пустяках, слушали музыку, смеялись, курили тонкие сигареты с ментолом. Полина оказалась отличной собеседницей, остроумной и умеющей слушать. Меня смущало лишь одно — Поля то и дело бросала быстрые взгляды на мои ноги, когда ей казалось, что я этого не замечаю. (Специально для — ) Невольно я и сама пару раз глянула на ее стройные ноги — Полина положила их одна на другую, и юбка задралась, позволяя мне видеть под ней простые белые трусики. Но вскоре мы почти допили ликер, выкурили полпачки сигарет и захмелели настолько, что эти странные взгляды Полины окончательно перестали меня смущать. Разговор тоже стал откровеннее.

— У тебя есть парень? — поинтересовалась Поля.

— Нет, — честно призналась я. — Были всякие, но не задерживались.

— Почему? — удивилась она. — Не подходили?

— Наверное. Может, я просто и сама не знаю, кого именно хочу видеть рядом с собой. Поэтому и продолжаю искать.

— Как и я, — кивнула Полина. — У Марго с этим делом проще.

Это точно! Рассказы о постельных похождениях моей подружки были излюбленной сплетней едва ли не всех студентов нашего университета, и порою изобиловали такими подробностями, что я невольно краснела.

Дым сигарет поднимался к потолку. Мы пьянели все больше.

— Знаешь, Кристи, — задумчиво проговорила Поля. — Я весь вечер смотрю на тебя и думаю, что у тебя очень красивые ступни.

— Спасибо за комплимент. Обычно мне говорят, что у меня красивые глаза. Или волосы. А такие слова первый раз слышу, — попыталась отшутиться я.

— Да нет, я серезно. Можно?

Я не успела ничего ответить, а Поля уже взяла мою правую ногу и положила себе на колени. Было приятно чувствовать тепло ее бедер и легкие прикосновения мягких нежных рук к моей ступне. Какое-то время она лишь гладила ее, водя пальцами по подошве и пальчикам, отчего мне было чуть щекотно, но вдруг неожиданно поднесла ее к лицу и нежно коснулась огрубевшей кожи губами.

— Господи, Поля, что ты делаешь? — изумленно воскликнула я, инстинктивно высвобождая ступню из ее рук.

— Тебе неприятно? Или ты просто боишься? — серьезно спросила Поля, склонив голову набок.

Я ничего не смогла ответить. Признаться, что даже эти легкие прикосновения меня возбудили, было выше моих сил. Не дождавшись ответа, Полина нежно шепнула:

— Просто доверься мне. Ладно?

Я кивнула, дрожа от одной только мысли, что сейчас ее нежные губы снова будут касаться моих cтупней. Разумом я понимала, что то, что мы делаем, неправильно и неприлично, но разум был уже порядком затуманен алкоголем, а тело жаждало дальнейших ласк. Поля снова нежно прикоснулась к моим ступням и тихо проговорила:

— Как только я увидела тебя в этих босоножках, Кристина, я страшно возбудилась. Мне ужасно захотелось посмотреть на тебя босую. А потом, когда ты согласилась остаться, я просто места себе не находила, так мне хотелось прикоснуться к твоим ножкам.

Понимая, что тоже должна что-то сказать, я, запинаясь, призналась, что, увидев ее свеженакрашенные ноготки на пальчиках ног, тоже не могла оторвать от них взгляда весь вечер, хотя и сама была не в силах понять, почему. Поля ничего не ответила, лишь улыбнулась и снова склонилась к моим ногам. Она нежно целовала мои щиколотки, а затем уже совершенно в открытую начала страсно лизать мои босые подошвы. Ее язычок был влажным, теплым и мягким. Казалось, что от его прикосновений по всему телу разливается приятное тепло. Мне было немного щекотно, а иногда Поля и сама специально щекотала мои ступни своими длинными ногтями, чтобы я невольно пошевелила пальчиками, возбуждая ее еще сильнее.

Ее ласки были страстными и умелыми, чувство вины и стыда безвозвратно ушло, зато я уже явственно ощущала, что мои трусики стали мокрыми от возбуждения. Полина облизывала мои пальчики, изредка нежно их покусывая, и я чувствовала, что вот-вот дойду до оргазма. Невольно я начала постанывать, а когда Поля начала просовывать язычок между моих пальчиков, я не удержалась и кончила.

Отдышавшись, я благодарно улыбнулась Полине. Мне тоже хотелось доставить ей удовольствие, хотя я и понимала, что не смогу ласкать ее так же уверенно и умело, как только что ласкала меня она. Тем не менее, я склонилась к ее ступням. У нее были очень ухоженные, нежные пальчики, без мазолей и потертостей. Я осторожно прикоснулась губами к ее щиколотке, вдыхая едва ощутимый запах. Довольно долго я покрывала ступни Полины нежными поцелуями, боясь отважиться на что-то большее.

— Не стесняйся, — подбодрила меня Поля. — Если хочешь, пососи мои пальчики.

Я послушно взяла в рот большой палец босой ножки. С упоением я обсасывала его, а потом — и все остальные пальчики по очереди и вместе, на одной ножке и на другой. Ее ступни пахли нежной женской кожей с легким ароматом пота. Это был такой возбуждающий, такой сексуальный, такой порочный запах! Окончательно осмелев, я целовала босые подошвы своей неожиданной партнерши, нюхала их, водила по ним языком, слегка покусывала, лизала голые бесстыдные пятки. Подняв глаза, я увидела, что Поля запустила руку под юбку и теперь с упоением мастурбирует.

— Теперь язычком между пальчиками, — простонала она. — Давай, Кристи!

Я исполнила пожелание Поли и стала просовывать язык между пальчиками ее ножек, облизывая их. Полина сексуально шевелила пальчиками перед моим лицом, а я страстно ласкала их языком и губами, вдыхая непередаваемо возбуждающий аромат босых женских ног. Я ненадолго оторвалась от этих столь желанных теперь ступней, чтобы перевести дух, но Поля не дала мне передышки:

— Не сейчас, Кристи, — промурлыкала

 

она, — еще немного полижи мне пятки, я хочу кончить.

Всем сердцем желая доставить новой подруге это удовольствие, я вновь припала к ее ступням. И без того мягкие и нежные, теперь они были еще и влажными — на них уже не осталось такого места, которого не коснулся бы мой язык. Окончательно заведясь, я тоже стала мастурбировать. Мой палец сновал в промежности, а Полина стонала сквозь зубы:

— Давай, моя радость, давай еще! У тебя такой нежный язычок.

На волне вновь накатывающего оргазма я позабыла обо всем на свете. Была лишь теплая волна дикого удовольствия — и пальчики с ярко-красным лаком перед моим лицом. Полина уже перестала сдерживаться и стонала в голос, с ее губ бессвязно слетали ругательства вперемешку с ласковыми словами.

Мы кончили почти одновременно. Никогда бы не подумала, что так возбужусь лишь от того, что целую ноги девушке, с которой я познакомилась всего пару часов назад. Наконец Полина высвободила ступни из моих объятий, и, наклонившись, нежно поцеловала меня в губы.

— Твои губки так классно пахнут, Кристи, — выдохнула она, оторвавшись от моих губ.

— Конечно, ведь я только что целовала твои ступни, — с улыбкой ответила я.

Не отрываясь от моих губ, Поля начала уверенно раздевать меня. Я не сопротивлялась, теперь я готова была отдаться этой девушке вся и навсегда. Едва мои набухшие от возбуждения соски освободились из бюстгалтера, как Поля приникла к ним, облизывая и покусывая их. Через пару минут она уже стянула с меня насквозь промокшие трусики и с упоением прижала их к лицу, вдыхая мой аромат. Я же, стоя посреди комнаты совершенно обнаженная, уже с трудом контролировала себя и едва ли не силой сорвала с Полины ее белье, обнажив безупречное тело, высокую грудь и треугольник черных курчавых волосков. Ее трусики тоже были влажными.

Я все еще не отошла от предыдущего оргазма, поэтому Поля усадила меня в кресло, а сама опустилась на пол и вновь начала нежно ласкать мои ножки. В этот раз ее прикосновения были иными — легкими, невесомыми. Порою язычок Поли буквально порхал над поверхностью моей кожи, не касаясь ее — лишь на грани ощущений я чувствовала, как нечто теплое, влажное и бесконечно нежное находится где-то рядом, обещая вот-вот отправить меня в новый чувственный полет умелыми ласками. Постепенно я вновь расслабилась, а мое дыхание стало ровным. Видя это, Поля начала нежно поглаживать мои бедра, медленно прокладывая дорожку из поцелуев от щиколоток вверх. Не в силах больше сдерживаться, я раскрылась навстречу умелым ласкам, забросив ноги на подлокотники кресла. Поля незамедлительно зарылась в моей промежности. Ее язычок действовал так напористо, что я тут же снова потеряла над собой контроль. В каком-то тумане я бесстыдно текла, то пощипывая свои окаменевшие соски, то прижимая голову Поли еще плотнее к своей промежности. Ее язычок летал в безумной пляске от клитора до входа во влагалище, иногда она нежно покусывала мои половые губы, а вскоре ее тонкий пальчик оказался внутри меня. Я чувствовала, как он погружается все глубже, заставляя меня буквально выгибаться дугой от наслаждения.

Я всеми силами сдерживалась, пытаясь продлить это наслаждение, но чувствовала, что новый оргазм вот-вот меня накроет. Но и Поля чувствовала мое тело ничуть не хуже, чем я сама. Ласки стали медленнее и осторожнее, давая мне столь необходимую передышку, но по-прежнему удерживая меня на самой грани. Наконец Поля и вовсе оторвала лицо от моей промежности. Ее губы и подбородок поблескивали от ее собственной слюны и моих выделений. Улыбнувшись, Поля сыто облизнулась и села на пол, вытянув свои изящные ножки по направлению ко мне. И вот, уже пальчики ее ног аккуратно раздвигали мои половые губы, касались набухшего клитора, осторожно искали вход во влагалище, постепенно покрываясь моими соками. Когда большой пальчик с ярким педикюром погрузился внутрь меня, я невольно застонала — столь желанным было это удовольствие.

Я снова хотела Полю, хотела ласкать ее ступни, хотела облизывать ее пальчики. Ухватив левую ножку, я привлекла ее к себе. Поля с готовностью отняла ногу от моего влагалища и вытянула, чтобы я могла поласкать ее. Теперь вновь, как и незадолго до этого, я буквально упивалась этой слегка загрубевшей кожей, этими бесстыдными розовыми пятками, этими изящными пальчиками. К запаху и вкусу девичьей кожи в этот раз примешивался солоноватый вкус моих собственных выделений. Поля с улыбкой наблюдала, как я облизываю ее ступню, как вожу ее пяткой по своим соскам — но не забывала при этом трахать меня правой ножкой, пальчики которой все еще были погружены в мое влагалище.

Естественно, это не могло продолжаться долго — не прошло и минуты, как я кончила. Меня сотряс оргазм, подобного которому я, наверное, не испытывала за всю жизнь. В глазах потемнело, и я скорее почувствовала, нежели увидела, как Поля высвободила ножку из все еще пульсирующего после оргазма влагалища и протянула ее мне. Я безропотно начала слизывать собственные соки, вкус которых стал еще более терпким, медленно приходя в себя.

— Это было нечто, — наконец выдохнула я. — Ничего подобного со мной еще ни разу не было.

Поля легла на меня и накрыла мои губы долгим поцелуем:

— Буду считать это за комплимент, — с улыбкой проговорила она. — Я вижу, ты уже устала. Полижешь мне немножно, солнышко? Сложно сдерживаться, когда такая милая девочка лижет тебе ступни — я опять на взводе, хочется разрядиться. Тогда мы обе отдохнем, хорошо?

Меня не нужно было просить дважды — сейчас я готова была на все, лишь бы доставить хоть какое-то удовольствие девушке, которая вознесла меня на доселе невиданную вершину блаженства. Я порывисто вскочила с кресла, уступив его Поле. Она неспешно опустилась на мое место и игриво развела ноги в стороны, открывая мне свою промежность. Я тут же прильнула к манящему бутончику, лепестки которого уже приоткрылись от легкого возбуждения. Казалось бы, сегодня уже ничто не в силах меня возбудить — но я чувствовала, что снова намокаю. Сейчас меня возбуждало все. Меня возбуждал жар столь отзывчивого на мои неумелые ласки тела. Возбуждало покалывание жестких как тонкая проволока лобковых волосков. Возбуждал интимный запах Поли, возбуждали влажные половые губы, возбуждал терпкий вкус ее любовных соков. Возбуждал, в конце концов, сам факт того, что я сейчас так трепетно и нежно вылизываю промежность девушке, с которой еще вчера была незнакома.

Я не могла ласкать новую подругу так же уверенно и умело, как только что ласкала меня она — для этого у меня было слишком мало опыта. Но я прикладывала все усилия, чтобы доставить Полине удовольствие — усердно работала языком, помогала себе пальцами, иногда разводя ее нежные половые губки и лаская обнажившуюся шишочку клитора, иногда — погружая пальцы в ее влажное, горячее лоно.

Поля была достаточно возбуждена предыдущим действом, поэтому вскоре начала поддаваться даже моим неопытным ласкам. Я чувствовала, как учащается ее дыхание, как ускоряет свой темп ее сердце. Поля начала постанывать, сначала едва слышно, но потом — все громче и громче.

— Язычком, Кристи, язычком, — стонала Поля, — и поглубже, солнышко.

Вскоре слова окончательно уступили место стонам. Отдавшись страсти, Поля начала извиваться всем телом, и наконец кончила, крепко прижав мою голову к разгоряченной промежности. Для меня сейчас весь мир сократился до ее нежного лона и холмика курчавых волосков перед глазами, мне не хватало воздуха — но я все равно продолжала слизывать языком теплую влагу, стараясь доставить Поле последние секунды наслаждения, столь важные после кульминации. Спустя минуту хватка Поли ослабла, и я смогла оторвать лицо от ее промежности.

— Спасибо, Кристин, — выдохнула она, все еще поглаживая меня по голове.

Через четверть часа мы заснули в обнимку на ее кровати. Если бы Марго вздумала нагрянуть раньше времени, она бы, наверное, очень удивилась, увидев нас, обнаженных, спящими в объятиях друг друга. А, может, и не удивилась бы — кто знает, как коротают вечера соседки по комнате?