Разместить анкету
Войти
Забыли пароль? Напомнить

Право первой ночи. Часть первая

— Я согласна, милый!

У меня отлегло от сердца, оно забилось по новому, услышав эти слова. Она молчала 26 секунд перед тем как ответить, и это время показалось мне вечностью. Ну неужели она могла ответить по-другому? Почему я так беспокоился? Я знал, что она меня любит, и знал, что хочет быть рядом — рядом всегда и все время, что отводит влюбленным жизнь! Настенька, моя любимая девочка, моя чертовка, еще сделала вид, что размышляет над моим предложением. Или ТЫ и вправду думала, нужен ли я тебе и стоит ли мне отдавать свое сердце?

Настя рассмеялась. Ну точно решила пощекотать мне нервы. Злость на нее, смешанная с радостью от мысли, что скоро в наших отношениях откроется вторая и самая длинная страница, охватили меня. Эта девчонка думает, я часто делаю предложения руки женщинам? Очень редко, милая. Сегодняшний раз — первый!

Мы были одни в моей холостяцкой квартире, на самом высоком этаже, и лучшего места для того чтобы сделать ей предложение я не нашел. Здесь прошли мои последние годы жизни самостоятельного самца. И именно здесь я решил поставить надгробный камень над тем, что неготовые к семейным узам мальчики называют Свободой, а созревшие к совместной жизни из двух половинок мужчины называют Одиночеством. Сегодня она ответила «Да», и я — рождаюсь по-новому.

Я обнял ее, и заглянул в ЕЕ глаза. Зеленый блеск искрился торжеством и нежностью. Боже, как же она красива. Моя Настя — словно фея из сказки, и неудивительно, что я всегда волнуюсь, когда ее нет рядом.

Она улыбалась. Она выглядела счастливой. Как же могу в этот момент выглядеть я? Только не по-другому!

— Я хочу тебя.

Настя открыла губы, зная, что дальше ни один миг ее вечера не пройдет без меня. Я охватил языком ее губки, и нежно касаясь, вошел языком вовнутрь. Ее ротик открылся навстречу, словно дверь, которую долго не можешь открыть и к которой наконец-то нашелся ключ. Слаще поцелуя не мог я припомнить в своей насыщенной опытом связей жизни. Как же я ЕЕ люблю.

— И я тебя — ответила она, словно прочтя мои мысли. Она еще и умница, моя милая девочка! Я страстно ее целовал, мои руки спустились вниз, к ее попке — упругой и нежной — самой красивой женской попке на свете. Я приподнял ей платье, она не отстранилась. Погладив холмы, рука полезла под колготки, приспуская вниз трусики.

Касание ее промежности, поглаживание по девичьей киске. Я нашел жену, но терял голову. Сегодня мне позволено все.

Или не все?

Настенька игриво улыбнулась, схватив мою крепкую руку и отведя ее в сторону. Кокетливо потянула меня к кровати, словно вовлекая в игру. Ну что ж, я готов играть, милая.

Она легла на кровать, и я быстро умостился над ней. Настя лежала, быстро дыша и не сводя с меня глаз. Я расстегнул ей платье, затем бюстгальтер, напомнив себе кладоискателя, откопавшего клад. Голая девичья грудь с остро торчащими сосками — от такого вида любой влюбленный сошел бы с ума. Я наклонился, страстно целуя ее девичьи прелести, она застонала. Понял, насколько я желанен, и стало смешно, что минуты назад я сомневался в варианте ее выбора. Любимая, как же ты мне нужна! Как мы нужны — друг другу.

Я ласкал ее грудь, ощущая дикую эрекцию. Платье уже слетело на пол, и я даже не понял, кто его сбросил, равно как не заметил, что оказался в одних трусах. Мы обнялись, я — лежа сверху, и слились в поцелуе. Я начал тереться на Насте, она возбужденно заохала, и мое Тело звало меня дойти до конца.

Но моя Голова жила отдельно от тела. Она сказала — Остановись! Время еще не пришло.

Я спустился вниз, к Настенькиным ногам, и снял с нее трусики — смешные, с узором в сердечках, она одела их для меня, зная, что будет сегодня Она позывно раздвинула ноги — мы и раньше в эти игры играли. Настя доверяла мне. Она знала, что есть мое Слово.

Мой язык начал ласкать ей клитор, раздвигая половые губы. Ее стройные ножки затряслись от накатившего возбуждения, стоны сопровождали каждое мое действие. Я работал языком вовсю, проникая вовнутрь — во влагалище, вылизывая ей промежность, она рукой, схватив меня за волосы, направляла мою голову. Член налился и пульсировал, и кто кончит быстрей — было вопросом открытым.

— Да, любимый, да — шептала она, закатив глаза, и мне было безумно хорошо, как никогда и ни с кем.

Потому что было хорошо ей.

Ласки продолжались, Настя была вся мокрая здесь, снизу, и я в очередной раз восхитился, как же она Здесь — прекрасна. Нежная узкая щелка обещала мне так много, и мне нужно было собрать всю волю, чтобы сдержаться и не ворваться в нее членом — ошалевшим и нетерпеливым победителем Настя задрожала, и взрыв скопившейся огненной лавы вырвался наружу сладострастным криком Моя любимая кончила.

Мы лежали, она прижалась ко мне своим голым телом, отходя от испытанного оргазма. Но опыт наших с Настей игр говорил мне, что это еще не конец. Моя фея не оставит своего любимого мальчика без подарка. Настенька пришла окончательно в себя, улыбнулась мне, поцеловала в губы и потянулась вниз. Сколько же мой член ждал этого момента.

Настя потеребила его ручками, и я тяжело задышал. Затем наклонилась, и ее светлые волосы рассыпались, словно шторы, закрывая пейзаж, ради которой я приподнялся на локти. В душе улыбнулся, моя девочка по-прежнему ЭТОГО стесняется. Ну что ж, всякому привыканию — свое время.

Я не видел, но ощутил, как что-то теплое и влажное охватило мой член. Это были они — ее губки, которые так страстно я целовал. Теперь они были заняты, лаская моего дружка, и я лишь постанывал, мечтая увидеть картину минета, который моя милая прикрыла занавесом из своих роскошных волос. Я знаю, что убирать их в этот момент нельзя — она разозлится, и ничто не испортит игру больше.

Губы Насти плотно охватили мой член, он входил все глубже и глубже — девочка задерживала дыхание, чтобы доставить мне удовольствие. Настя старалась, помогала себе язычком, меняла темп, как я ее учил. Я зажмурился, момент истины приближался, и я мечтал никогда не открывать глаза. ТАМ все напряглось, дрожь прокатила по спине, решительно устремляясь вниз, сдерживаться больше не было сил, я застонал громко, она еще плотней сжала губы Настенька, все лучшее в эти минуты ты сделала. Я — твой!

Я кончил

Когда отступивший оргазм позволил мне приоткрыть глаза, я увидел девушку, обнаженную, с великолепным телом, стоящую надо мной. На ее губах еще оставалась моя сперма, она не торопилась ее вытирать. Настя выглядела счастливой. Сегодня ее позвали замуж, и через месяц она станет женой — я больше ждать не смогу!

Настя аккуратно и медленно уселась мне на грудь, затем приподняла ноги, открыв моему взору свое блестящее прекрасное лоно.

Лоно девственницы.

Три месяца ухаживаний и страсти зарождавшихся отношений. Пережив в своей жизни достаточно женщин, я с первых минут знакомства с НЕЮ понял, что нашел нечто удивительное. Младше меня на 10 лет, эта девятнадцатилетняя девчонка заставила меня забыть свои прошлые связи, свои предпочтения, оставив только одно — Предпочтение ей. Я влюбился, втрескался, потерял голову, называйте как угодно, но осознание того, что всю свою жизнь я ждал именно ее, утвердилось во мне — жестко и безапелляционно. Для счастья нужен был лишь один факт, одно событие. Когда я начал ухаживать, мне было страшно, что оно не произойдет, но ОНО произошло.

Взаимность.

Настя ответила. Она оценила. Она влюбилась.

Был ли я счастлив? В факте своего рождения я был уверен меньше.

На второй месяц, после прогулок вечерами, посещений театров и различных культмероприятий — Настенька была девочка образованная, она решилась представить меня своей семье. Отец, известный профессор, человек уважаемый в городе, мужчина старых нравов, после недолгого застолья пригласил меня пообщаться с глазу на глаз в своем кабинете. Я сразу понял, что разговор будет мужской. Папа начал с того, что признал — его доченька выросла, и в ее отношениях с мужчиной старше ее, бизнесменом,

 он не видит ничего предосудительного. Наоборот, я кажусь ему парнем серьезным, и в случае таких же намерений с моей стороны он возражать не станет — приличный и обеспеченный мужчина, твердо стоящий на своих ногах, может быть достойным спутником его любимой дочери.

Но после папа-профессор мягко подчеркнул, что воспитывал Настю в твердых устоях, и его дочь должна сберечь свое целомудрие для мужа. То, что Настенька — девственница, я знал и до этого разговора, но отец потребовал с меня слово, что до свадьбы ничего в этом ее статусе не изменится.

Конечно же, я пообещал. Я ее слишком любил.

Мы лежали в моей постели, расслабленные прошедшим оральным сексом и преисполненные надежд на совместное будущее. Спать не хотелось совершенно. После моих безрезультатных уговоров Насти уснуть, мы просто разговаривали, наслаждаясь тишиной ночи и открытостью наших душ. Еще столько предстояло сказать друг другу, словами создать ту картину, на которую хочется всю жизнь смотреть ВМЕСТЕ.

Договорившись сыграть свадьбу через месяц, мы снова нежно поцеловались.

— Скажи, — вдруг спросила Настя — ты часто вспоминаешь своих женщин?
Я всегда готов к таким вопросам, маленькие девочки ими не застают взрослых, видевших жизнь парней, врасплох.

— С тобой — никогда! — честно ответил я, улыбаясь. Зачем я улыбаюсь, говоря правду?

— А когда меня рядом нет? — насела моя невеста. Я молчал. Что мне ответить этому юному сказочному созданию? Что бывшие женщины — это часть жизни, и потерять их из памяти, значит потерять часть Себя?

Я ничего не ответил, только заулыбался еще. Улыбка была задумчивой, и Настя решила не пытать меня больше. Она поняла ответ. Она действительно была умной.

— А знаешь, — вдруг сказала она — Я должна тебе кое в чем признаться. — Она стала серьезной, словно собиралась раскрыть мне важнейшую тайну. — Только отнесись с пониманием, милый.

— Я только так к тебе и отношусь — отметил я.

Настя очень серьезным тоном продолжила:

— Ты будешь первым моим мужчиной, любимый. Сейчас я позволяю тебе почти все, ну, ты понимаешь Но я должна признаться, что однажды, еще на первом курсе, был парень, и — она замялась, я лишь усмехнулся про себя. Настя после паузы, потупив голову, продолжила:

— Он мне нравился. Я пошла с ним на свидание, потом еще, и как-то вечером, он проводил меня домой. В парадном, мы стояли, целовались, и он попросил меня потрогать рукой себя там — внизу — Настя смутилась, но продолжила: — В общем, я ручкой доставила ему удовольствие. Прямо там.

Я удержался, чтобы не рассмеяться, понимая, сколь серьезно для нее это признание.

— Ты не считаешь меня распущенной, милый? — Настя заглянула мне в глаза.

Я спокойно ответил:

— Нисколько.

В чем же мне предстоит признаться тебе, любимая? В чем — то таком, что откроет меня перед тобой с неизвестной стороны.

— Ты мой князь — ласково сказала Настенька, теребя мои волосы. — Такой же сильный и мудрый.

— Скорее барон — задумчиво заметил я.

— Почему барон? — с непониманием переспросила Настя.

Мои самые юные годы стали проскакивать в памяти. Ну что ж, откровение за откровение, ласточка. Я начал пояснять:

— Я вырос и юность провел в пригороде. За нашим городком была заброшенная усадьба, много лет назад принадлежавшая немецкому барону. У барона было много крепостных крестьян и крестьянок.

— И? — Настя приподнялась на кровати, ожидая, куда я веду.

— Барон привнес в свои владения старинный немецкий обычай, еще со средневековья. Когда кто-либо из подневольных девушек выходил замуж за такого же крепостного парня, он был первым ее мужчиной — прямо в брачную ночь. Это было жесткой традицией — Право Первой Ночи. Барон лишал своих крепостных девчонок девственности, и все — родители и гости на свадьбе считали это нормальным. Даже воспринимали за честь.

— А девушки? — переспросила Настя.

— А девушки тем более — улыбнулся я, и добавил: — Пацаном я часто лазил по этой усадьбе, там никто не жил — заброшенное место, идеальное для юношеских игр.

— Но барон ведь не женился на девушках после секса — заметила Настенька. Она попала в самую точку. — Чем же ты похож на этого барона?

Я стоял перед ней, уставившись в окно ночного города. Мысленно я улетел на годы назад, в то время, когда был еще совсем молодым. Пришло время ей все рассказать. Я женюсь в первый, и надеюсь, в последний раз, и моя откровенность с Настей должна быть полной, как бы она потом ко мне не относилась.

— Ты мне призналась о мальчике в парадном, я же хочу так же признаться тебе кое в чем. Пообещай мне, что выслушаешь, попробуешь понять. И простить — сказал я решительно, глядя ей в глаза.

— Разве ты в чем — то виноват передо мной? — удивленно спросила Настя. — Другая девушка? Но если это было до меня, то ты помнишь мое правило — для меня это не имеет значения.

— И все же расскажу тебе то, что я когда-то совершил — продолжил я. — Если ты изменишь ко мне свое отношение, и решишь, что со мной тебе не по пути — я пойму. Но считаю нечестным скрыть от тебя поступки в своей жизни. Я не могу держать это в себе.

Я сел к ней на кровать. Настя молчала.

— Готова слушать, милая?

Она просто кивнула. Любопытство, смешанное с тревогой, читалось на ее лице. Но перед тем, как начать рассказывать, события 12летней давности отчетливо всплыли в памяти, словно это произошло вчера. Почему так отчетливо? Потому что я никогда о них не забывал

Мои юные годы проходили ярко. В жизни все, как казалось мне, получалось. Активно занимаясь спортом, я к 17и годам стал чемпионом области и выполнил норматив мастера спорта. Ребята меня уважали, занятие борьбой позволило мне завоевать авторитет в молодежной среде. Крепкий парень спортивного телосложения, я знал, что нравлюсь девчонкам. Я был популярен в своем небольшом городке. Жизнь обещала мне многое, я рос с уверенностью, что получу от нее — этой жизни все, что хочу. Пока не случилась эта история

История моей болезни. Да, по-другому не назвать ту страсть, которая вспыхнула в моем молодом и не раненном до этого сердце. ОНА жила на соседней улице, и теперь все мои мысли были только об этой девчонке, так просто и безжалостно захватившей надо мною власть.

Почему безжалостно? Потому что Алена напрочь отвергала все мои ухаживания. Я впервые столкнулся с таким отпором — до этого девушки легко соглашались на встречи со мной. Чем сильнее было отвержение, тем больше я ею увлекся. Это была одержимость, граничащая с безумием.

Сказать, что Аленка была красивой — ничего не сказать. Стройная длинноногая девица с превосходной сексапильной фигуркой, она была похожа на модель из популярных журналов. А личико! Огромные зеленые глаза, утонченный носик, припухлые губки, а как она улыбалась. Словно с насмешкой над всем этим миром. И надо мной!

В короткой юбке, на шпильках, с роскошными русыми волосами, она парализовывала движение машин, когда шла по центральной улице. Парни всего городка знали дом и квартиру, где жила эта принцесса, но никто в этой квартире не был. Никто даже не ходил с Аленкой на свидание. Она жила с четкими планами выйти замуж за продюсера и укатить как минимум в Москву. Или за границу. Она знала, что в один прекрасный день появится этот самый продюсер, пригласит ее на кастинг в столицу, кастинг успешно будет пройден, и вся ее жизнь сразу же состоится. На меньшее эта юная сердцесжигательница была не согласна. Ребята из городка были ей не интересны.

Об этом мне рассказывала Маринка — ее подруга. Марина была еще та стервочка. Привлекательная, с живым характером, она ухаживала за мной. Да, именно, и ухаживала чисто по-мужски. Приглашала на дискотеку, в кино, ну и там всякое. Но закручивать роман с подругой предмета своей страсти я не мог себе позволить. Секса конечно же хотелось. Но я знал, с КЕМ хотелось больше всего.

Однажды я в очередной раз поджидал Аленку возле ее  дома. Она шла с занятий с училища, рассекая своими ножками по улице. Улица была превращена в подиум этой красавицей, а я — лишь зритель в переполненном зале и переполненный надеждой. Дошла до подъезда, увидев меня, насмешливо улыбнулась.

— Привет, принцесса — начал я, в очередной раз напуская уверенность и легкость.

— Здравствуй, мальчик-чемпион — ответила она весело и решительно проходит мимо. Сучка! Я непринужденно, но резче, чем хотелось, загораживаю ей проход.

— Алена, сегодня дискотека в клубе. Пойдем со мной?

— А что ж ты без цветов заявился приглашать? — улыбка не сходила с Аленкиного лица. Она твердо решила, что насмешливый стиль — это, к чему меня нужно приучить. Терпеть! Действительно, почему я без цветов?

— Так пойдем? — переспросил я.

Но принцесса в очередной раз не сдавалась.

— С тобой? И зачем?

— Ну, потанцуем и там всякое — пробубнил я, теряясь опять от таких уточнений.

— Послушай, красавчик. Я говорила тебе сто раз — у тебя никаких шансов. Здесь тебе не выиграть — жестко, с улыбкой тигрицы заявила она. — И ВСЯКОЕ — уж точно не с тобой.

Я стоял, думая, что сказать дальше. Мысли потерялись, но желание — нет. Обладать этой девчонкой становилось смыслом моей жизни. Как же растопить ее ледяное сердце?

— Я с Маринкой пойду — словно кинула мне подсказку Аленка, и твердо удалилась к себе домой. Никаких комментариев!

Вечером зал клуба был переполнен. Я с моим другом Андреем пробрались к танцполу. Алена танцевала рядом с Маринкой и другими девчонками — ее я нашел взглядом за мгновение. Как же она была хороша. Холод возбуждения прокатил по моей спине. Сегодня — или никогда!

Я дождался, когда объявят медляк, и вышел на танцпол, направившись к ней. Маринка ухмыльнулась и отошла в сторону. Алена со своей фирменной улыбкой уставилась на меня. Я достал из-за спины букет алых, как Аленкины губы, голландских роз.

— Разрешите пригласить Вас на танец — начал я уверенно, протягивая букет. Там было 17 роз. Столько же, сколько Аленке лет. Мне терять нечего.

Окружающие парни и девчонки, уже танцуя, смотрят на нас с интересом. Сейчас будет короткое кино. Они-то знают о моей болезни. И как ведет себя Алена, они знают тоже — слишком небольшой город. Но вот финал кино пока не известен.

Алена делает неожиданное. Она принимает букет, протягивает руку, и я обнимаю ее за плечи. Мы танцуем! Медленно двигаемся, и я молю, чтобы эта композиция Энигмы никогда не закончилась. Пусть ее заклинит, наконец!

Я смотрю ей в глаза, она не отворачивается.

— Алена — начинаю я

— Что? — переспросила она

В горле застряли слова, но оставить их там я не могу. Я не умел в этом возрасте ждать.

— Я тебя люблю — произнес я неловкое, но все же смелое признание. Что будет дальше? Принцесса снизойдет либо растопчет меня своей каретой?

Алена улыбнулась. Она постоянно со мной улыбается. Я не сказал ей ничего неожиданного.

— Любишь?

— Да.

— И что? Зачем я тебе? Быть твоей девушкой? Еще одна победа нашего чемпиона? — она жестка и придирчива залпом своих вопросов, решая убить меня без промаха — Удовлетворить мальчику его самолюбие?

Я молчу, не в силах подобрать ответы. Какие аргументы я могу привести? Можно ли аргументировать Любовь?

Алена не останавливается:

— Сейчас ты сделаешь следующее.

Я слушаю. Я замер. Я готов на все в этот момент. Музыка закончилась, все остановилось.

Принцесса говорит то, от чего я готов был провалиться под танцпол.

— Ты станешь на колено и произнесешь мне признание в любви громко, на весь зал! Считаю до трех

Она хотела эффекта. Она дал мне выбор без выбора. Что мне оставалось делать?

Я не осознал, как за секунды оказался на левом колене, и смотрел на нее снизу вверх. Никто уже не танцует. Вокруг все пары моментально стали свидетелями моего шанса. Или моей пытки.

— Я люблю тебя, Алена — сказал я, из-за осевшего резко голоса получилось тихо.

— Громче — приказала она.

— Я люблю тебя! — крикнул я неистово, и продолжил — Будь моей

Она не остановится. Я почувствовал, что сейчас красавица меня добьет, но никак не ожидал, что так жестоко.

— Я не посмотрю на тебя, даже если ты останешься единственным мужчиной на земле! — во всю заявила Алена и в довершение рассыпала цветы по моей голове. Кто-то хихикнул со стороны. Розы укололи, но по сравнению с ее заявой этот укол был ничтожно слаб. Я был в шоке. Нельзя позволять слабость, скомандовал я самому себе, поднимайся с колен! Даже упав, нужно оставаться чемпионом, слабость — это не твое.

Ребята и девчонки вокруг не смеялись, пошла очередная музыка, и все продолжили танцевать, словно не видев моего унижения. Надо признать, в городе меня уважали.

Я не заметил, как оказался в мужском туалете. Уже ночь, дискотека продолжается, но в туалете никого. Все словно договорились дать мне возможность придти в себя от такого удара. Я сидел в кабинке, уставившись в дверки. На стене заметил приклеенный кем-то плакат Веры Брежневой. Действительно, куда его клеить то, если не в мужской туалет. «А ты скольким парням отказала?», захотелось спросить мне у известной певицы.

Идти никуда не хотелось. Сердце словно ушло гулять, оставив меня одного. Вдруг послышались шаги. Меня позвали по имени, женский голос. Я машинально ответил. В кабинку постучались, и дверки открылись.

Это была Маринка.

Тут я обратил на нее внимание по-другому. Стройная, в короткой юбке почти до трусиков, на каблуках, в кофте с глубоким вырезом, приоткрывающим упругую грудь. Не такая красивая, как ее подружка, но все же Она смотрела на меня, сидящего на унитазе, хоть и с закрытой крышкой, и я вдруг подумал, что выгляжу глупо, сидя вот так. Если я заметил глупость, значит я прихожу в себя.

— Ну что, чемпион, досталось тебе? — спросила она. Абсолютно без издевки, с душевным сочувствием, на которое способны наши славянские девчонки.

— Досталось — невесело ответил я. И вправду, чего выпендриваться? Все были свидетелями моего унижения. Маринка спокойно, но с каким-то блеском в глазах проговорила:

— Ну что ж. Придется тебя утешить.

С этими словами она сделала то, чего я от нее совершенно не ждал.

Она подошла вплотную и рукой коснулась моей ширинки на брюках. Я замер. Здесь, в этой туалетной кабинке начиналось нечто, от чего захотелось застыть. Марина тем временем потерла рукой там, снизу. Спокойно расстегнула ширинку джинсов. И медленно приспустилась на колени.

У меня был секс с девушками, новичком здесь я себя назвать не мог. Но сейчас, в этот момент происходящее закружило мне голову. Я ожидал любого завершения вечера — самоубийства, пьянки, но только не такого.

Марина взяла мой член и стала водить его рукой. Член, истосковавшийся по женской ласке, напрягся. Упрашивать его не пришлось — словно вырастая из небытия, он резко встал. Девушка сразу коснулась его своими губами, нежно поцеловала, лизнула головку языком. Я задрожал от нахлынувшего желания. Что происходит? Марина собралась доставить мне удовольствие, и я не могу отказаться. Мне сейчас это действительно нужно.

Она обхватила мой ствол губами и принялась сосать. Как она это делала — великолепно, страстно, словно процесс происходил не в туалете, а в каком-то романтическом месте, и я был ее возлюбленным. Я стонал от проходящего минета, усевшись на унитаз, и от наслаждения даже закрыл глаза. Мне не хотелось ничего видеть, только чувствовать. Я умел чувствовать, и Марина это знала.

Марина ласкала меня, заглатывая все глубже, и я запустил руку ей за кофту. Нащупав соски груди, принялся их теребить, стараясь делать это максимально нежно и чувственно. Соски ее напряглись, девушка заохала. Тихо, но возбужденно.

Она вдруг прекратила отсасывать, приподнялась, и раздвинув ноги, стала усаживаться прямо на меня. Я даже не заметил, как она аккуратно отодвинула край трусиков, и оголила свою дырочку. Медленно, она стала насаживаться на мой член. Марина была уже мокрая, и я вошел в нее моментально. Влагалище плотно обхватило мой конец.

Как это было великолепно! Она резко задвигалась на мне, постепенно ускоряя темп, я начал делать встречные толчки, схватив ее за попку. (Специально для — ) Мы трахались, обнявшись как близкие люди, и в этот момент и вправду были близки. Я, так нуждавшийся в этот вечер в уверенности, и она — так нуждавшаяся во мне.

Секс продолжался, оба стонали уже громко и никого не стесняясь. Я даже не понял, заходил ли кто во время нашего трахания в туалет. Я старался доставить девушке удовольствие, и это отвлекло меня от пережитого разочарования. Толчки в ее влагалище были все глубже, мои пальцы зажали ей клитор, Марина была близка к оргазму, и я решил тоже не сдерживать себя. Она решительно, не открывая глаз, впилась мне в губы, и мы слились в поцелуе. Я прикусил ее язык, она вскрикнула

Мы одновременно кончили Она даже не вытирала вытекающую из ее влагалища сперму.

Я молча проводил ее до дома, она что-то говорила, но я уже не слушал, настолько после событий этого вечера ушедший в себя. На прощанье поцеловал ее в щеку, хотя видел, что ждала она другого поцелуя.

— Пригласишь меня еще погулять? — с надеждой спросила Маринка.

— Ты славная девушка — только и оставалось ответить мне — Завидую твоему будущему парню.

И развернувшись, пошел домой. Рассвет напомнил мне, что надо выспаться, и жизнь начнется заново.

Прошел месяц с того злополучного вечера. С Мариной я больше не трахался, хотя она и продолжала меня обхаживать. Она классная девчонка, но выкинуть из головы Алену я по-прежнему не мог. Я предложил Марине дружбу, но ни одна влюбленная девчонка не согласится на такую комбинацию. Мне было жаль, что не могу ей дать желаемое. Как мне пришлось впоследствии пожалеть об этом.

Аленка вдруг перестала практически появляться на улице. От ее подружек вскользь узнал, что у нее приболела мама. Алену вырастила мать, без отца, и была для нее единственным близким человеком. Что ж, ухаживать за мамой — это веская причина не ходить на дискотеки и дразнить неуспешных поклонников.

Однажды вечером встретил Марину, возле своего двора. Не спрашивая как она там оказалась, — зачем выяснять очевидное — перекинулись малозначащими словами.

— Пойдем на танцы в субботу — предложила Маринка, с надеждой глядя на меня. Воспоминание о танцах толкнуло меня на вопрос, который в этот вечер предопределил многое. Хотя часто думаю, что все в любом случае бы произошло

— Марина, скажи, как там Алена?

— Ах вот ты о ком думаешь — многозначительно заметила Марина, — ну ладно, расскажу. Твоя милая сейчас дома сидит, зависает в интернете.

Я переспросил:

— В нете? Зачем?

Маринка ответила с неким злорадством:

— На сайте знакомств — и добавила — Может тебе ее ник дать? Да не вопрос, глядишь, напишешь ей очередное признание в любви.

Она вдруг быстро чирканула мне на клочке бумаги инет-ник своей подруги с указанием сайта и быстро ушла.

Компьютер с подключенным интернетом был из моих знакомых только у Андрюхи. Я пулей полетел к нему. Коротко объяснив, что мне нужен комп с инетом на час, я попросил остаться в его комнате один. Андрей вышел, и я стал действовать. С интернетом в то время я уже был хорошо знаком.

Быстро нашел сайт, указанный Маринкой. Это был один из многочисленных сайтов знакомств, и я тотчас зарегистрировался на нем, без фото и своего имени. Когда нужно было написать свой ник, я на миг задумался. Почему то вспомнилась усадьба за городом, где похотливый немецкий дворянин растлевал наших девушек. У этого красавца в любви все уж точно получалось, усмехнулся я мысленно, и подписался ником «Барон».

И вот я на сайте. Вечером Алена должна быть здесь, и вправду, долго ждать ее не пришлось. Ее ник мелькнул в он-лайне, и я удивился первому факту — Алена была без фото. Возраст и имя указала верно, но фоток с ее восхитительными внешними данными, которые должны были сразу нагнать на ее анкету кучу донжуанов — не было. Не хочет афишировать свои поиски. Наверняка зарегилась, чтобы найти своего продюсера и укатить с ним за границу, оставалось представить мне. Я ошибался.

«Здравствуйте, девушка\" — первым написал я. Она быстро ответила.

Представившись солидным бизнесменом, который тут ищет любовь, я спросил, почему она без фото. Алена ответила, что вышлет фото по запросу, и что с внешностью у нее все ок. Кто бы сомневался? Она спросила, почему без фото я. Объяснил, что женат, и не хочу, чтобы коллеги и, не приведи, жена, меня здесь увидели. Ее написанный факт не смутил, она продолжила переписку, обмениваясь впечатлениями о разных вещах. Плавно, в процессе переписки перешел к ее целям поиска. Так и спросил, что она ищет здесь.

Ответ пришел быстро. Я ожидал всякое, но прочитанное меня ошеломило.

«Продаю свою девственность\" — прочитал я, и в глазах потемнело.

Как же так? Вот это расклад. Моя возлюбленная здесь для ТАКОГО. Я замер на миг, пытаясь осмыслить происходящее. В те годы уже говорили и писали о таком бизнесе, которым занимаются молодые, нуждающиеся в деньгах девчонки. Но Аленка? Быстро пришел в себя и продолжил писать. Она ответила, что просто нужны деньги и срочно. Я запросил сумму.

Ответ последовал незамедлительно. Ее прайс был сформирован четко и заранее. И мне осталось лишь прочитать:

«15 000 долларов».

Прошли годы, и я не помню, в какую секунду пришел этот план в мою юную, преисполненную впечатлений от безответной любви, голову. То ли в момент, когда я прочитал про продажу девственности, то ли на следующий день, но это была мысль, которая повлияла на всю мою жизнь.

Тогда я запросил ее фото, они пришли быстро на указанный мною инет-адрес. Да, это была она. Красивая, позирующая на диване, на природе и т. д, приоткрывающая свои девичьи прелести, она действительно выставила себя как ценный и привлекательный товар.

Я действовал по придуманной схеме. «10 000, и я согласен купить\" — написал я. Ответ был четкий «15!» И дальше было пояснение, что, дескать, есть желающий мэн, готовый дать почти столько же, сколько она хотела. Все, что предлагалось мне, это перебить ему цену. Моих фото она не просила, пояснив, что внешность ей безразлична.

Я вежливо с ней попрощался, указав, что подумаю до завтрашнего вечера.

Уже не вспомню, что это было — желание отомстить или просто стремление быть с НЕЙ. Ушедшее время дало понять, что не важно, почему я так сделал. Важно, что сделал. Любой поступок имеет свои последствия, и они — намного важнее причин.

На следующий день я снова вошел в интернет и нашел Алену. Она была уже здесь. Я написал приветствие. В ответ: «Я ждала Вас».

Ох, Алена, почему ты МЕНЯ так не ждала? Повелась на деньги и красивую жизнь, что торгуешь своей невинностью? Я так хотел быть твоим, быть Первым. Для тебя.

Послание мое было просто, как часть моего плана. «Я согласен». Дальше мы договорились встретиться послезавтра. Возле городского бара «Алые Паруса».

На следующий день я приехал в бар «Алые паруса». Я знал, что Серьга будет там. Он часто зависает именно в этом месте. Я рассчитывал, что Серьга поможет реализовать мне мой план.

Несколько слов о том, что это был за тип и о моих отношениях с ним.

Бандит по роду деятельности, Серьга вел темный образ жизни, и наверно никогда бы не попал в число моих приятелей и людей, на которых я мог положиться в трудную минуту, если бы не одно обстоятельство, происшедшее год назад. Серьга принял участие в поножовщине, была разборка в баре вечером, и он полоснул ножом одного типа — выпившего коммерсанта. Далее приехала милиция, Серьгу приняли, и соответственно, пригласили свидетелей — меня, который был тогда  в том месте и наблюдал картину со стороны. Остальные свидетели молчали, заявив, что ничего не видели и не поняли — боялись вмешиваться в разборки. От моих показаний для Серьги, закрытого в СИЗО в ожидании поворота в своем деле, зависело все.

Я заявил на допросе в милиции, что на Серьгу напали, и он оборонялся подобранным на полу ножом. В те годы меня манила блатная романтика, и помочь уголовнику из моего родного города казалось мне тогда святым и благородным делом. На моих показаниях действия Серьги приравняли к необходимой обороне. Его выпустили. Он получил свободу и знакомство с молодым пареньком, которому был этой свободой обязан.

— Я твой должник — сказал он тогда. Ну что ж, слово блатного — закон. Пришло время отдавать долги.

Серьга был сформировавшимся криминальным авторитетом. Молодой еще мужик, он жил тем, что крышевал городских проституток и держал бордели. Поговаривали, что помимо всего Серьга поставлял красивых девочек из нашей области для борделей Москвы.

Когда я изложил ему свою просьбу, он лишь спросил:

— Она тебе так нужна?

— Да — решительно ответил я. Больше он ничего не уточнял. Все технические детали мы решили за две минуты.

В следующий вечер все и произошло. Один из людей Серьги пошел на встречу с Аленой, представившись тем самым бизнесменом с сайта. Она ждала его в условленном месте. Она готова была совершить оговоренную сделку, и я, сидя с Серьгой в его тонированном джипе, со стороны наблюдал, как Алена встречает подошедшего «покупателя», как вежливо улыбается. На ее лице я прочитал неловкость и вместе с тем решимость выполнить обещание, чтобы получить обещанное. 15 тысячь! Нескоро у меня будут такие деньги. Злость наполняла меня, они сели в машину «бизнесмена», и я так хотел оказаться рядом.

— Куда ее везти? — уточнил сидящий рядом Серьга. — Туда, куда ты просил?

— Да — холодно ответил я.

Серьга набрал мобильник человека из машины с Аленой, отдал ему команду, и мы поехали за ними.

Через полчаса мы подъехали к замку барона. Я вышел, меня встретил один из парней Серьги и провел в башню. Я в курсе — она там. Алена еще не знает, что тот, кого она сегодня вынужденно ждет — это я.

Я открыл запертую дверь, вошел вовнутрь. Это была большая пустая комната, с заколоченными окнами, куда едва проникал солнечный свет. Она сидела на полу в углу, и услышав входящие шаги, быстро встала.

— Вот и я! Не ждала?

Она изумленно посмотрела в мою сторону. Ей уже было ясно, что она угодила в подготовленную еще на сайте знакомств ловушку, но никак не ожидала увидеть меня, своего незадачливого поклонника.

— Ты? — возмущенно вскричала Аленка — Какого черта ты это устроил? Кто тебе дал право

Она не договорила, я за секунду оказался рядом, схватил ее и крепко сдавил в объятьях. Она задергалась, пытаясь освободиться. Смешная затея — вырваться от чемпиона по борьбе и одержимого страстью пацана. Алену так никто не сжимал.

Она перестала дергаться, лишь смотрела на меня, ожидая, что будет дальше. Я прижал ее к стене и страстно поцеловал в шейку. Затем в губы. Она была так близко ко мне, как никогда и ее запах толкал мой инстинкт дальше. К его удовлетворению.

Я коснулся ее груди, расстегнул кофточку. Девичьи грудки, оголившись, вылезли из под одежды наружу. Она заплакала, до ее сознания стало доходить то возможное, что может случиться.

— Пожалуйста, не надо — взмолилась она — пожалей меня.

— А ты умеешь жалеть? — грубо спросил я.

Она могла себя повести тогда по-другому. Все же я любил ее, действительно любил, и если бы Аленка в ту минуту сумела подобрать слова к одержимому безумным желанием подростку, уже испытавшему чувство любви, но не испытавшему чувство черты, за которую нельзя переступать — ничего бы дальше не произошло. Вместо этого она заплакала, и из ее губ вырвалось:

— Скотина

Она продолжала скулить, я же совсем потерял голову. Я хотел ее жутко. Мои руки потянулись вниз, и я нащупал ее трусики. Она не сопротивлялась, и трусики мигом оказались на каменном полу. Я начал ее трогать там, жадно лапать за влагалище

— Ну не делай этого — снова попросила она, совсем тихо — Хочешь, я сделаю тебе приятно? Только не насилуй меня, я еще девочка.

Я ощутил новый прилив острейшего возбуждения, но все же остановился. Алена восприняла это как согласие. Решив, что предложенная ею плата принята, она стала на колени, прямо перед моей ширинкой, за которой уже вовсю пульсировал возбужденный член. Медленно, трясущимися руками расстегнула мне брюки, и достала из них его. Аккуратно, словно боясь прикусить, открыла ротик и ввела мой хер в себя.

Она отсасывала, я стоял, расслабившись. Алена, недоступный для меня предмет страсти, делала мне минет, а еще месяц назад я о таком мог только мечтать. Получалось у нее не очень ловко, но стремление довести меня до оргазма, избежать вагинального секса, помогало ей доставлять мне удовольствие. Она работала губами и язычком, член входил на всю глубину. Я стонал, не стесняясь ничего. Мне было очень хорошо — как никогда и ни с кем.

Нужно было довершить начатое. Чувствуя, что кончу, я резко отстранил ее. Она решила, что это все и облегченно вздохнула. Аленке, как и любой молодой девчонке, явно не хватало опыта.

Я же поднял ее на ноги и прижал к стене. Она поняла, что минетом наше свидание не закончится, в ее глазах страх перед потерей девственности был смешан с отвращением к происходящему. Она стала снова меня упрашивать, но слышать ее я уже не мог.

Схватив ее за ягодицы, приподнял над полом. Прижатая к стенке, она как мышь перед котом, ждала своей участи. Мой член начал прижиматься к ее промежности, нащупав узенькую норку. Именно туда ему предстояло войти.

Алена вскрикнула, когда мой хер начал протискиваться вовнутрь. Маленькая дырочка не давала сделать это быстро, я же не мог подавить свое нетерпение. Часть члена вошла, как вдруг наткнулась на невидимую преграду. Это была Она. Ее цена!

Алена кричала от боли, когда я медленно надавливая, входил концом вовнутрь. Ну же, поддавайся скорее, пульсировало у меня в сознании. И наконец, член вошел полностью, сорвав девичью плеву и начиная отсчет ее новой жизни — жизни женщины.

Я трахал Алену, она, раздвинув ноги и по-прежнему вися в воздухе, лишь тихо скулила. Она уже обняла меня за плечи, перестав сопротивляться. Действительно, какой смысл, а держать за плечи парня, хоть и вынужденного ставшего твоим первым половым партнером, во время секса намного удобней.

Мне надоело делать это стоя, я аккуратно положил ее на пол, и навалился сверху, целуя ее в губы. Она не ответила на поцелуй, но и не сжимала свои красивые губы. Ей было все равно. Все то, чем она дорожила, уже было потеряно. Я продолжал ритмично входить в нее, стараясь добраться глубже, влагалище постепенно увеличивалось, и мой член ощутил свободу. Руки беспрестанно гладили ее упругую грудь. Я был с ней.

Никто не видел нас в этот момент, и сцена первого секса парня с его любимой девушкой так и осталась никем не оцененной. Она была прекрасна в этой принудительной любви, и глядя в ее заплаканные глаза, я осознавал, что нет красивее девчонки, чем Алена. Я осознал то, что сделал, но стыдиться в те минуты просто не мог. Влюбленные до безумия — теряют стыд быстрей, чем теряют время.

Чувство блаженства приближалось, я застонал громче. Закинув ее ноги на плечи, я посмотрел вниз. Картина члена, долбящего во влагалище, возбудила меня до пика. Резко вытащив член, я подобрался к ее лажавшей головке и приставил мой хер к ее ротику. Она приоткрыла, понимая, что лучше все быстрее закончить. Член вошел в рот снова, несколько толчков, и горячее семя полилось ей в горло. Я до последнего момента не вынимал член, он еще стоял и не падал — настолько сильным по ощущениям был секс, и Аленке пришлось глотнуть Я расслабленно свалился на пол. Все было позади. Так и сотни лет назад барон заканчивал здесь — свое Право  

Первой ночи.

Аленка тихо плакала, поправляя вещи. Я тоже собирался. Сказать мне ей было нечего. Столько раз представлял себе наш разговор с ней, а сейчас все слова испарились.

— Подонок — плача, говорила она — Тварь Что ты наделал — она всхлипывала бесконечно — Моя бедная мамочка, что теперь с ней будет.

Последние слова я услышал, и не понял о чем речь. Лишь посоветовал маме ничего не говорить.

— При чем здесь это — плача объяснила девушка — Маме через четыре дня будут делать в Москве операцию, она стоит 15 тысячь долларов, у нас нет ни копейки, и я согласилась на это

Алена была безутешна. Решив продать свою девственность, единственное, что у этой небогатой семьи было ценного, она нарвалась на меня, который обманом получил ее бесплатно.

Ужас того, что я совершил — грубый и необдуманный поступок, на который часто способна молодость — постепенно оседал у меня в мозгах. Деньги. Они предназначались для больной мамы, а не для Отчаянье от несправедливости моего свершения заставило меня взяться за голову..

— Аленушка, — начал я — Я все исправлю. Не плачь, все наладится.

— Уйди, урод! — закричала она. — Ничего уже не наладится. Я ухожу, выпусти меня.

Я попросил Серьгу отвезти ее домой, но Алена ушла сама. Пешком, в ночь. Ни с кем больше она не хотела находиться ни секунды. Секс для меня закончился стрессом и болью от происшедшего.

На следующий день я снова пришел в бар «Алые Паруса». Серьга был там. Как всегда, в темных очках, он спокойно пил виски, и казалось, абсолютно не удивился моему визиту.

— Серьга, — сходу начал я — Мне нужны 15 тысячь. Баксов. — Я добавил — Верну обязательно. Неважно, где я их возьму, но верну.

Серьга так же невозмутимо, не глядя на меня, а куда то вверх, над мою макушку, ответил:

— Друг, я решил твой вопрос. Теперь мы квиты. И я тебе — не должен.

Я начал уговаривать этого бандита все же выручить меня, но он слушал уговоры недолго.

— Слышишь, ты, мачо-ухажер — не зло, но жестко сказал Серьга — Деньги нужны не тебе.

Я молчал. И тут Серьга озвучил то, что поставило точку в моих просьбах.

— Та, которой они нужны, сегодня их получит.

Это было слово блатного, которому, я знал, можно и нужно было верить. Я попрощался и ушел домой. Больше мне просить никого не стоило.

Прошло время. Мать Аленки успешно прооперировали, и она здоровая вернулась из Москвы с наш городок. Вскоре я уехал сам учиться в другой город. Поклялся себе, что стану богатым человеком, занялся бизнесом. История моей первой и дикой любви закончена.

Все это я рассказал Настеньке, где то подбирая другие слова, более мягкие для ее неискушенного восприятия. Замолчал, ожидая ее вердикта.

Неужели она перестанет меня любить после этого? Мне придется ответить за сделанные ошибки

— А что стало с Аленой? — спросила Настя вместо ожидаемого мною осуждения.

— Она уехала работать в Москву. Ей надо было отдавать долг Серьге, она стала элитной девушкой по сопровождению. Деньги никогда не даются просто так в этом мире. По большому счету, я понял, что Серьга решил вовлечь ее в проституцию еще в том момент, когда я обратился к нему со своей «просьбой». А тут такой повод подвернулся. — И добавил — Серьга всегда добивается своего.

Мне захотелось дополнить «Как и я», но это было неуместно.

Настя молчала, но осуждения в ее взгляде я не видел.

— Ну, вот ты и выслушала мое признание — начал я — Теперь ты будешь презирать меня? Но я не мог, чтобы эта история осталась нерассказанной. Она бы всегда стояла между нами. Я рад, что признался тебе в своих грехах.

Настя посмотрела мне в глаза, мне показалось, они влажные. Или это эффект бессонницы — время уже шло к утру.

— Нет, милый — уверенно сказала она. — Нет! Ошибки главное признать, их делают все и в любом возрасте. Ты расскаялся, и мне тебя не в чем осуждать.

Ее уверенность в сказанном вернула мне настроение. Я хотел услышать именно такой ответ, хотя и боялся обратного.

— Я люблю тебя больше жизни — промолвил я, взяв свою любимую на руки. Она обхватила мои плечи, и прошептала:

— И я тебя

Мы слились в поцелуе, который и стал наградой за мое ночное и невеселое откровение.

Автор рассказа: НАТАЛИ