Разместить анкету
Войти
Забыли пароль? Напомнить

Обитель Зла. Часть 3: К Джилиан Валентайн

Голова моя еще вертолетила, и сознание где то блуждало, но военная подготовка моментально мобилизовала тело. Застал я самого себя уже спускающимся из короны по винтовой лестнице, винтовка висела на моем плече. Ада шла впереди. Не оборачиваясь. Думаю, тоже еще приходя в себя. Весь остальной состав уже собрался перед выходом, ждали только нас. Бойцы стояли по периметру круга диаметров в двенадцать метров, через каждые пять шагов друг от друга, так что пространства в не поля зрения не оставалось. Джил и Элисон стояли в центре круга, молча ожидая завершения маневра. В руках у Элисон был чемоданчик с противоядием. Ада шла с непроницаемым лицом, ее дыхание уже успокоилось, и внешний вид ни чем не выдавал нашу маленькую тайну. Я согласно не писаному правилу шел в двух шагах позади, достигнув круга, мисс Вонг прошла сквозь него приблизилась к боевым подругам и легким кивком дола понять, что можно продвигаться к катеру. Я же остался за пределами круга, острый взгляд командира отряда сопровождения прошел по мне. Злой прищур, лишь на мгновение исказивший обычно беспристрастный взгляд бывалого бойца, не ускользнул от моего внимания. Что ж, это было тем недостающим фактором для его «случайной» смерти.

Еще во время обучения в убежище я взял себе за правило не делать резких ходов, имея на это лишь одну причину, и одна у меня была — он занимал должность выгодную для меня. Но, как известно через две точки можно провести только одну прямую. И теперь второй точкой стала его чрезмерная прозорливость, он явно догадывался, по какой причине Ада Вонг рекомендовала меня в отряд. Что ж, прямую, между точками, прочертит пуля. Отряд быстро погрузился на катер и легкое суденышко, под жужжание восьмицилиндрового двигателя, со свистом рассекало воздух и волны в направление большой земли. Ну а дальше всех ждал не приятный сюрприз, в котором вряд ли будут искать виноватых и уж точно не выйдут на меня. Пока на вертолете добирались до пристани, я планомерно скидывал вниз маленькие колбы с эссенцией, притягивающей всех зараженных Т-вирусом. Сейчас на пристань ломятся толпы, жаждущих свежей плоти, чуть ли не с половины города. Бойню стало видно с расстояния выстрела винтовки, основные силы отряда держались, но все же, кольцо мертвяков постепенно сжималось. Я сразу же выхватил винтовку и начал неспешный отстрел.

Почти сразу ко мне присоединилась Ада, а за ней командир отряда и один из бойцов, больше винтовок на катере не было. Приближались мы довольно быстро и через пару минут остальные тоже смогли открыть огонь, Отряд, остававшийся на берегу, потерял всего пару бойцов и, с нашей поддержкой, опрокинул атаку зараженных и пошел в наступление. К моменту, когда мы причалили, изначальные позиции были отбиты и на большинстве уже закрепились малые ударные группы по два — три солдата. Но эссенция привлекала не только зомби. Сюда с разных сторон ломились три тирана и пара палачей. Бой предстоял тяжелый. Благо и оружия с собой захватили, хватило бы на маленькую африканскую армию. Все же умеют русские делать вертолеты, да и прочую технику, но МИ-26 это одно из ярчайших проявлений конструкторской мысли. Тридцать человек, и вооружения от метательных ножей до стационарного пулемета — миниган. Я рванул к открытому транспортному отсеку вертолета.

Заранее присмотрел, где припрятаны легкие ракетницы. Один из тиранов оказался прямо по курсу. Моментально заняв боевую позицию на одно колено, лазерным прицелом произвел захват цели, выстрел, система доводки траектории сработала на славу, я сумел попасть точно в голову — так вот как взрывается переспелый арбуз от камня из рогатки! Тушу откинуло метров на десять, и кровавый фонтан продолжался даже после падения мертвого тела монстра. Я картинно поднялся на ноги, отбрасывая дымящуюся ракетницу. Я знал, что Валентайн смотрит на меня. Теперь она уже инстинктивно будет выискивать меня взглядом каждую свободную секунду, в этой бойне. Сейчас я был в центре полукруга обороны. После моего выстрела легкое затишье по центру было обеспечено, взрыв ракеты не только убил тирана, но и разметал ближайших к нему зомби. На правом фланге работали Эллис и Ада, палач, шаливший там, уже припал на колено, под градом свинца, а тирана теснила Аберти и удары ее мачете всякий раз прорубали плоть до кости, тиран истекал кровью, но сопротивлялся.

С лева дела обстояла куда хуже, тутошний палач добрался уже до двоих бойцов, правда, получив в ответ добрую струю из огнемета. Пора было его добивать. Джил и командир старались удержать тирана, грамотно отвлекая его и заставляя, переключатся между целями. Нырнув обратно в вертолет, я схватил шестизарядное помповое ружье. Огнеметчик отчаянно старался избегать топора палача, но с пятьюдесятикилограммовым баллоном за спиной шансов у него было мало. Парня, почему то, мне стало жалко, и когда монстр в очередной раз замахнулся, я выстрелил прямо на ходу, выстрел пришелся в локоть, и раненая рука переломилась под весом топора. Страшен рык раненого зверя но, ни в какое сравнение не идет с криком боли такого монстра. До костей пробирает такой звук. Он даже привлек внимание тирана, чем не преминула воспользоваться Джил, отбросив автомат, из-за спины она выхватила многозарядный дробовик и кинулась в ближнюю атаку. Оставляя ее в поле зрения, я по-прежнему шел на палача. Тот, воя, перехватил топор в другую руку и опять начал замахиваться, тело его еще в нескольких местах коптило под смесью бензина с воском, прогорая до кости. Между нами оставалось метров двадцать, когда я снова выстрелил. На этот раз по ногам, выстрел подкосил монстра, но он устоял и даже понял что, источник его проблем — я. И он попер на меня, беспорядочно махая топором, следующий мой выстрел пришелся в грудь, и это сильно убавило темп атаки. Снова оказавшись на подходящем расстоянии, огнеметчик дал струю в открытую спину чудовища. Палач в бешенстве крутанулся на месте и метнул топор в парня. Лезвие прошло насквозь через тело человека и угодило в баллон огнемета — взрыв! Взрыв ударил Джил в спину, буквально, кинув в железные объятия тирана.

Командир кинулся на помощь девушке, орудуя металлической битой. Вот он, момент наивысшего риска и наибольших возможностей, теперь мне нужно грамотно разыграть сданные карты и не допустить ни малейшей ошибки. И так, прежде всего палач, ибо, как гласит правило номер один — добивай! Я снова выстрелил, обессиливший монстр упал лицом вниз, в три прыжка я оказался возле него, он, было, начал вставать, но я запрыгнул ему на спину, без малейшего оттенка жалости я вплотную приставил ствол к основанию черепа и нажал на спусковой крючок. Ему уже не подняться. С тираном ситуация обстояла хуже — Джил, безвольно, весела в его левой руке, и единственное, что отделяло ее от смерти — это отвлеченное на командира внимание. Тот орудовал битой, монстр свободной рукой отмахивался, пытался выхватить оружие. Я достал из кобуры револьвер, рука не дрогнула, решение было принято давно, я выстрелил в ногу командира. И он, конечно, споткнулся, сбившись с темпа, через секунду огромная рука монстра обхватила его голову. Был слышен сдавленный крик: «Черт!», а после треск. (Специально для — ) Стрелять из ружья возможности, по-прежнему, не было, ну, да и ладно. Мне до монстра было каких-то метров пять — шесть, отбросив ствол, на ходу я вытащил короткий меч. С прямым лезвием, заточенным только с одной стороны, он напоминал очень длинный тесак. Меч был увесист, во многом благодаря материалу — карбид вольфрама, самый прочный сплав, прорубает сталь как масло, не оставляя на лезвие даже царапин. Небольшая куча камней послужила мне трамплином в атакующем прыжке. Всем весом и силой я вложился в удар по предплечью руки, державшей девушку. Отсек ее начисто. Приземлившись, энерциально я припал на колено, и это спасло меня от сокрушающего удара монстра, уцелевшая рука просвистела в десятке сантиметров надо мной. Из — за потери

 руки и резкого разворота тиран потерял равновесие и мелко перешагивал, пытаясь остаться на ногах. Второй мой удар пришелся под колено, конечно сил отрубить ногу из такого положения у меня не хватило, но до сухожилья я достал.

И как раз вовремя, монстр перенес вес на поврежденную ногу и уже не смог устоять. Начал заваливаться назад, как раз на меня. Только благодаря удобной позе, из которой атаковал, я смог выпрыгнуть, из-под громадной, падающей туши. И таков был промежуточный итог — левой руки у тирана не было, правая нога, боле, не была надежной опорой, но тварь уже начала подниматься, а у меня козыри закончились. Но вот подарок судьбы: оглядев кружнее пространство, я нашел дробовик Джиллиан, в нем еще оставалось четыре патрона. Тиран, опираясь на оставшуюся руку, неловко пытался подняться. Именно туда и пришлась первая партия картечи. Он устоял. Еще выстрел. Рука и часть спины были изорваны дробью, но монстр, по-прежнему, пытался встать. Я подошел ближе, с расстояния метра в полтора третий выстрел, прямо в локоть. Теперь уже и правая рука отказывалась служить владельцу. Он снова упал на спину, головой оказавшись подле моих ног. Разинув ужасную пасть, он попытался укусить меня. Но клыки сомкнулись на горячем от выстрелов металле ствола. Теперь его мозг на пятьдесят процентов состоял из свинца.

Валентай еще была в шоковом состоянии после взрыва, но видела все, что я делал, конечно же, кроме предательского выстрела. Я помог ей освободиться, от сжимающей лапы монстра и встать. Ада и Эллис уже приближались к нам. Оставшиеся в живых бойцы собрались у вертолета. Редкие выстрелы останавливали иссякающий поток зомби. Джил тяжело дышала, буквально, повиснув на мне всем телом. Холодный, обычно на людях, взгляд Ады сейчас светился благодарностью.

Молодец! — Эллис не без восторженного удивления оглядела двух поверженных гигантов. Она привыкла к тому, что сама способна справится с такой угрозой, но ей помогал Т-вирус. Для обычного же человека, с ее точки зрения, это было не реально. Очередной шаг к цели был сделан. Ада уже полностью была в моей власти, да настолько, что с трудом это скрывала от окружающих. Джил Валентайн была теперь в моих вечных должниках, а все в крепости знали, как она любит отдавать долги, особенно после такого боя. Сомнению не подвергался вопрос о том, что теперь я возглавлю сопроводительный отряд. А главное — я начал занимать место в голове Элисон Аберти.

Время собирать долги. Есть у Джиллиан Валентайн такой ритуал — после задания любит девочка, что б ее хорошенько оттрахали. И не было бы в этом ни чего удивительного, но была тут одна особенность — Джил любил анальный секс, причем непросто подставить свою попку под член, а что б, ее грубо отымели пуская по кругу пяток парней покрупнее. Пока летели на базу, Джил пришла в себя. Интереса, внешне ко мне ни какого не проявляла, но после моего возвращения из кабины пилота, она о чем-то переговаривалась с Адой, и лицо мисс Вонг было объято легкой тенью эмоциональности, что было ей совсем не свойственно.

А по прилету все как всегда, отчеты, подсчеты, наказы, рассказы. Тем же вечером меня представили боевому составу в качестве командира боевой группы. Как и ожидалось, встретили меня холодно. Суровые лица, скрежет зубов и среди всего этого негатива широченная белозубая улыбка на черной как смоль роже. Здоровенный детина, за два метра ростом и широченными плечами, так нелепо смотрелся с этой искренней детской улыбкой. Он был похож на Дениса Родмана, только без оранжевых волос. Я подумал даже, что он издевается надо мной, но решил пропустить издевку мимо, мне только не хватало драки с половиной боевого состава, через пять минут после назначения. Молча, я вышел вон из казармы, хотя цели у меня не было, я твердым шагом затопал по коридору. Но почти сразу меня догнал тот самый негр. При моем очень не малом росте он оказался на голову меня выше, и идти ему приходилось чуть боком, потому что вдвоем в этом узком коридоре мы тупо не помещались.

— Привет, я Марк. — По прежнему улыбаясь, сказал негр. Мысли о неискренности его улыбки ушли сразу. Он оказался классическим афроамериканцем, уроженцем, какого ни будь гетто в крупном городе — слегка писклявый голос, классические ужимки, и взмахи руками — эдакий рубаха-парень. Комизм неувязки его внешнего вида и стиля поведения вызвал у меня улыбку. Но голосу я все-таки предал легкую холодность, представился:

— Артемис.

— Круто ты их я имею виду монстров днем я был в отряде вот!

— Ага.

— Я хотел поздравить с назначением тебя вас тебя !

— Спасибо. И, можно «тебя».

— На ребят не обращай внимания, один раз на задание с тобой сходят и будут послушней дрессированных такс в цирке.

— Ага.

— А ты не очень разговорчивый, да? а я вот за пятерых трещу обычно! хотя ты, наверное, это уже догнал?! все замолкаю! просто хотел сказать, что всегда можешь на меня рассчитывать! черный брат прикроет твою спину! И он опять расплылся в улыбке. Забавный кадр. И тут появилась у меня одна идейка.

— Марк, друг мой, а какие планы у тебя на вечер?

— Да ни каких! тут из всех развлечений только покер на фантики.

— А как насчет хорошего траха?

— Да я это, не по этой части, я телочек люблю, да так чтоб с офигенной кармой.

— Так я тебе и не свою жопу предлагаю! есть одна тема..

Марк чуть прищурился и перешел на более серьезный тон.

— Хм ты про Валентайн?! так это ж надо еще человек пять звать, после сегодняшнего то!

— Не дрейфь! я кое-что придумал!

Я посмотрел на часы. Согласно дневному расписанию Джил, через полчаса она отправится в душ, а после пойдет искать приключения на свои «вторые девяносто» (исходя из двух постулатов «искать приключения на свою задницу» и «90—60—90»). Значит, перехватить ее надо раньше, чем она возьмет инициативу в свои руки. — Вот что, разбегаемся, в душ, побриться, переодеться. Встречаемся здесь же через полчаса.

— Окей, чувак! — все стой же улыбкой и вновь писклявым голосом пропел Марк и выставил руку для традиционного «дай пять». С громким хлопком столкнулись наши руки и негр, приплясывая, потрусил готовиться.

Что ж, мисс Валентайн, посмотрим, насколько вы искусны в работе своей тощей белой попкой.

Марк слегка перестарался, когда я подошел к условленному месту он уже ждал меня. Он был в костюме. Нет, конечно, это не классический костюм, на нем был спортивный пиджак и галстука, тоже, не было, но все-таки он был в костюме! Когда я подошел из кармана пиджака, он достал пачку презервативов и тюбик с любрикантом. А молодец, все правильно, похоже он не глупый малый.

— С гелем молодец, а вот презики не понадобятся.

Он слегка удивился, но спрашивать, ни чего не стал. Мы отправились к покоям мисс Валентайн. Внешняя дверь, конечно же, была заперта. Но выведать у Ады код было не сложно.

Мы вошли. Где то, в дали, зажурчала вода. Все по расписанию. Тихо подкравшись к ванной комнате, я заглянул в приоткрытую дверь. Джиллиан медленно раздевалась, рассматривая новые синяки и ссадины на теле.

— Раздевайся! — шепнул я Марку.

— Прям тут? прям совсем? — не дожидаясь, ответа он начал стаскивать с себя одежду.

— Да! и смазку сразу намажь! — он на секунду остановился, посмотрел на меня, и, не дождавшись больше ни каких пояснений, продолжил, что-то ворча.

Все-то время, что он готовился, я наблюдал за Джил. Из-за спины послышалось:

— Ну и!?

***

— Значит так! я сейчас войду туда. Как только увидишь ее зад, перегнутый вон через тот стол, сразу заходи и вставляй!

Его явно уже захлестнула волна адреналина и возбуждения. Он не ответил и лишь кивнул головой, не сводя взгляда с уже оголившихся бедер блондинки. Марк переминался, в нетерпении, с ноги на ногу, помахивая руками. А, член его, уже был готов к делу. Да уж, правду говорят про негров, я даже немного испугался за попку мисс Валентайн.

Я проскользнул в ванную, Джил  увлеченная рассматриванием очередного синяка не замечала меня, пока я не подошел вплотную. Увидела она меня в зеркальном отражение, вздрогнула и сразу же развернулась ко мне лицом. Но сказать, ни чего не успела. Я схватил ее за руки и дернул к столу, который стоял двумя шагами дальше от зеркала относительно входа, почти посередине ванной комнаты. Она молчала и почти не пыталась вырваться, до конца не осознавая, что вообще происходит. Как только я облокотил Джиллиан на стол вошел Марк, так же тихо, как и за несколько секунд до этого я, он подошел к ней. Мисс Валентайн как раз взяла себя в руки и открыла рот, что бы возмутится, но слова застыли на полпути. Марк вставил в этот маленький белоснежный зад свой огромный черный орган. Дыхание у девушки перехватило от внезапной боли. Конечно, негр не вставил член сразу на всю дину, но и такого не глубокого проникновения было достаточно, принимая в учет толщину его пениса. Я думал, что она начнет кричать и вырываться, но этого не было. Она схватилась за край столешницы и лишь тяжело выдыхала при каждом поступательном движение в ее узкой попке. Но вот что больше всего меня удивило — с каждым проникновение ее взгляд, которого она не сводила с моих глаз, наливался похотью и страстным желанием. Похоже ребята бывавшие с ней, сами того не ведая, не всю правду рассказывали. Джиллиан Валентайн была сексуальной маньячкой. Всего с минуту прошло от начала действа, а она уже начала вилять бедрами в такт движениям Марка.

Еще через две минуту зад ее вздымался так резко и настырно, что создавалась впечатление — трахает она, а не ее. Боле оставаться в стороне я не мог! Растягнув штаны, я достал свой член через ширинку. Джил жадно схватилась за него ртом. Марк долбил эту сучку изо всех сил, но этого явно было ей мало. Сосала она как вакуумный пылесос. Просто втягивала мой член целиком в такт фрикциям моего напарника. Эта маленькая блондиночка обрабатывала сразу двух мужиков и явно была номинантом в этом соитии. Конечно, накатило на меня быстро, да и Марк явно был готов выплеснуть горячую струю семени. Сделав над собой волевое усилие, я отстранился. Жадный рот этой маньячки потянулся за моим членом, но я отступил назад. Джил подняла на меня вопросительно негодующий взгляд, но сразу поняла, что у меня есть идея. Марк тоже сбавил темп, ему, понятное дело, не хотелось раньше времени выбывать из игры. Наконец он вышел из крепких сладких объятий сфинктера. Распаленный его член, получив свободу, на глазах становился неправдоподобно большим. Его толщина была примерно с запястье девушки, а длинна мало не достигала, длинны ее предплечья. Такой молот не каждая портовая проститутка то выдержит. Мой план по завоеванию еще одной секс рабыни был под угрозой. С подобным явлением мне сталкиваться не доводилось. Ну да не отступать же на полпути! Марк и Джил, безусловно, приняли меня как водителя бала, так что просто стаяли и ждали моих команд. Марк лишь слегка мял грудь девушки, поддерживая нужный уровень возбуждения. Я обошел стол и приласкал Джиллиан самым похотливым взглядом, какой смог сделать, благо поводов было предостаточно.

Я обхватил руками бедра этой сучки и поднял ее. Маркус, браво, сразу же все понял, схватил ее под грудью и, просто таки, нанизал ее задом как приманку на крючок. Воплем, ненасытной до секса кошки, выбило воздух из ее легких. И снова настала моя очередь вступить — взявшись под колени, я широко раздвинул ее ноги. С внезапно раскрывшейся киски сразу же слетели несколько крупных капель. Нежничать явно не стоило и мой член, с похотливым хлюпаньем погрузился в пещерку до упора. Напарнику приходилось стоять чуть на согнутых ногах, из-за нашей разницы в росте. Мои ощущения были удивительны — толи она так любила анальный секс, что до обычного дело доходило очень редко, толи это Марк занял столько места, но влагалище Джил было очень узким, практически девственным. Моя новая секс игрушка обвила руками мою шею, а ногами мои бедра, Марк же крепко схватил ее буфера на крест, так что левую грудь он держал правой рукой и наоборот. Идеальная поза была найдена и наши движения стали набирать обороты. Если бы во рту Джиллиан Валентайн сейчас был бы третий член, ее тело можно было бы сравнить с оппозитным двигателем внутреннего сгорания (оппозитный двигатель применяется в основном на машинах марки Subaru, его отличительной чертой является расположение поршней в вершинах треугольника, а каленвал в центре). Вершина сладких мук уже пару раз накрывала мисс Валентайн, чему свидетельствовали кровоточащие ранки на моей спине и плечах.

Но вот и Марка стала бить мелка дрожь, через тонкую перегородку я чувствовал, как пульсирует его орган, впрыскивая в нутро нашей сучки все новые и новые порции спермы, одну за одной парню явно давненько не доставалось сладенького. Джил тоже чувствовала, сколько семени в нее залили, это довело ее до предела, и я решил перевести ее через этот придел. Лобковой костью я сильнее прижался, так что бы прижать ее клитор. В туже секунду она кончила, снова впив в меня коготки и крича так пронзительно, что частота была близка к ультразвуку. Мой член покинул гостеприимную щелку. Негр аккуратно опустил девушку на пол и его обмякший член вышел из ее попки. Ноги ее крепко держать не могли, и она медленно опустилась на колени. Последние слабеющие волны еще накатывали на нее, заставляя тело неестественно и внезапно подергиваться. Глаза Джиллиан были закрыты, и поэтому для нее было неожиданностью, когда ее рука непроизвольно дернувшаяся легла на мою ногу чуть выше колена. Это прикосновение как то сразу вырвало девушку из лона блаженства, она открыла глаза, я смотрел на нее. Мисс Валентайн, лишь мельком взглянула в мои глаза, а потом сразу переключила свое внимание на, по-прежнему продолжавший стоять, мой орган. Чуть улыбнувшись, она потянулась губами к нему, сначала смачно поцеловала головку, затем взяла ее в рот, приостановилась, затем взяла на пару сантиметров глубже, снова остановилась, потом еще чуть глубже и так, до тех пор, пока ее язычок не дотянулся до моих яиц.

Она снова посмотрела мне в глаза, желая убедится, что меня устраивает такая благодарность, Джил выпустила мой член изо рта, но на такой краткий миг, что успела поймать его губами, до того как он отпружинил бы вверх. И тут, началось! Она работала потрясающе! ее губы очень крепко обхватывали ствол, и каждый раз она насаживалась до самого основания, а потом соскальзывала, держа пенис нежными губами за самый краешек головки, и чуть-чуть засовывала проворный язычок в мой член. И все это она проделывала с умопомрачительной скоростью. Девочка явно хотела быть накормленной, и я не заставил ее долго ждать. Уже через полторы минуты мой стон заглушил похотливые причмокивания ее губ. Сейчас мне кажется, что фетиш Джиллиан Валентайн это количество спермы. Наверное, ей льстит, то, как много мужчины извергают семени, мучимые ее умелыми ласками. Когда же мой орган обрел мягкость и гибкость, мисс Валентайн выпустила его из объятий своих губ, снова закрыла глаза, всецело сосредоточив свое внимание на вкусе моей спермы, это продолжалось чуть дольше, чем я предполагал, и было ли это от наслаждения или наоборот попыткой заставить себя проглотить я не знаю. Но вот она сглотнула и, улыбаясь, открыла глаза, так широко, и в них уже опять блестела сумасшедшая искорка похоти и заинтересованности. «Я требую продолжения банкета!» — мелькнула в голове у меня старая, как мир, фраза, родом с противоположной стороны земли. Благо мой афроамериканский друг уже готов был сменить меня на секс-посту. Его «молот» налился силой, мотивируемый зрелищем первоклассного минета. Джил, оставаясь стоять на коленях, повернулась в его сторону, проверяя готовность.

Тут же встала, бесцеремонно взяла Марка за член и потащила его к столу. Она легла на спину, свесив голову вниз, притянула Марка ближе к себе и принялась ласкать его яички языком, одной рукой подрачивая его член, а второй крепко схватившись за накаченную черную задницу. Я же задался целью, напомнить мисс Валентайн  

о прелестях клитерального оргазма. Обойдя стол, с распластанным на нем шикарным, сексуальным, горячим телом прильнул ртом к половым губкам блондинки. Удивительно, но после такого оргазма, она стала течь еще сильнее. Поработав немножко над петтингом, я взялся за более сложные техники. Благо такая поза позволяла многое. Я запихнул два пальца в киску, так что мой средний палец был выпрямлен, а указательный был согнут во второй фаланге. И, судя по участившемуся ее дыханию и появившемся стонам, сокровенная точка была достигнута. Нежные движения пальцев внутри и игривые прикосновения языка к клитору, заставили нашу сучку активней работать своим языком, и теперь член Марка она уже дрочила двумя руками. Но это было еще не все, что я мог сделать для этой сексуальной маньячки. Второй рукой я стал ублажать вторую дырочку мисс Валентайн. Сначала одним пальцем двумя тремя для нее, это было абсолютно не напряжно, ее только, что драли дородным африканским членом, но вот уже и четыре моих пальца сложенные лодочкой таранят эту попку, тут ей, конечно, пришлось постараться, что бы так раскрыться, благо соки ее влагалища как раз стекали и собирались в «лодочке». Но и на этом я останавливаться не собирался. Чуть усилив фрикции правой рукой, снова привлекая внимание девушки к ее точки-G, в «лодочку» я вложил большой палец и проник в попку всем кулаком до запястья. Больше заниматься яйцами моего напарника сил у нее не было. Стоны

перемежались с криками наслаждения. Она, остервенело, обхватив ствол черного «молота» маленькими кулачками дрочила его так, что казалось, пытается оторвать. Если Марк не подливал, добротно так, любриканта, его член, наверное, уже дымился бы. От такой дрочки уже через несколько секунд Маркус начал выплескивать еще одну непомерную порцию семени, заливая грудь и живот девушки. Начиная кончать, он схватился за ее соски и теперь с каждым камшетом все сильнее сдавливал и выкручивал их. Внезапная боль вперемешку с еще усилившимся возбуждением причудливо вплелась в спектр ощущений, явив собой последнюю каплю в чаше самого мощного оргазма сексуальной маньячки, о ненасытности и опытности которой ходили легенды в остатках мира, еще принадлежавших живым. Теперь она не могла кричать, небывалый сладостный спазм скрутил все ее тело, дрожь не била мышцы, их просто свело все до единой в общем напряжении. Костяшки кулачков побелели, накрепко схватившихся за край стола, спина выгнулась дугой, а ноги до краешка пальчиков вытянулись струной. В таком положении она застыла, не дыша, не моргая, со зрачками, расширившимися во всю радужку, оставляя лишь тончайший кантик голубизны.

***

Мы недвижно стояли над ней. Прошла минута. За ней вторая. Меня затронуло беспокойство, передавшееся от Марка. В его глазах читался немой вопрос: « Мы затрахали ее до смерти?». И если минуту назад мне показалась бы это полной чушью, сейчас я не был в этом так уверен. А затем она выдохнула. И сразу начала дышать так глубоко и часто, как человек, вынырнувший на поверхность воды, за мгновение до того, как потерять сознание от недостатка кислорода. Она стала часто моргать и по вискам побежали слезы. Это не было проявлением эмоций, лишь физическая реакция на пересохшие глаза. Разум мой сразу обрел привычную ясность и хладность. План боле не был под ударом. Все же поведение и реакции человеческого тела еще далеки от полного постижения. И именно это и привило к такой ситуации, когда человечество обречено на выживание, но не на развитие. А ведь именно развитию человечества так много моих предков посвятило себя, свою жизнь и смерть.

Ну да лирика все это. Как говорится: «не можешь победить?! — присоединяйся!». Вот я и присоединился. Шаг номер два сделан. Теперь мисс Валентайн, фигура которую передвигаю я на шахматной доске. Осталось лишь получить королеву и убрать короля. Джил отдышавшись и успокоив сердцебиение, свернулась калачиком и уснула, прям, на холодном алюминиевом столе. Я укрыл ее большим белым махровым полотенцем и, подобрав с пола свою одежду, вышел из ванной комнаты вслед за Марком.

— Блин, я думал, она уже не очнется.

Марк не на шутку был встревожен произошедшем и, похоже, это даже смазало впечатления от секса. Для такого громилы он все же слишком эмоционален. Это может сослужить ему плохую службу..

Напустив пущей надменности и безразличия, я ответил:

— Ну, тогда мы бы били первыми, кто смог затрахать женщину до потери пульса!

Негр чуть заметно смутился моего тона, но подхватил его:

— Да парням в отряде было бы что рассказать!

— Кстати об этом, не особо болтай, а уж если, совсем, язык развяжется, меня не упоминай. Сам понимаешь — должность не позволяет!

Конечно, не в моей должности было дело, но лишний, даже один, пытливый взгляд в моем деле может сыграть слишком большую роль.

— Да не волнуйся ты, я ж говорю, ребята один раз с тобой в бой сходят и ни кто против тебя слова не скажет.

Я одобрительно кивнул, но добавил:

— И все же !

— ОК, ОК чувак, сдаюсь, твоя взяла, «ты начальник, я дурак».

И снова расплылся в белоснежной улыбке. Так странно было слышать русские поговорки из уст черного, как смоль негра. Надо поподробней будет узнать, откуда они в его лексиконе.

Мы быстро оделись и вышли из апартаментов мисс Валентайн. Напоследок, прощаясь, Маркус снова выставил руку на позицию «дай пять». Сопровождаемый моей снисходительной улыбкой раздался смачный хлопок. Все жаль будет, если придется пожертвовать такой, пускай и пешкой, но все же, столь позитивной и немало полезной. Лишь бы он не стал задавать лишних вопросов..

Автор рассказа: Алина