Разместить анкету
Войти
Забыли пароль? Напомнить

Оккупация. Часть четвёртая: Десант

«Ну что там такое?» — спросила Маша у стоящего у телевизора Сергея: «Что там грохотало во дворе?» «Танк во двор заехал, нихрена себе!!!» — ответил, ошарашенный увиденным, парень. Картина крутящегося на гусеницах боевой машины во дворе мирно спавшего жилого комплекса так удивила Сергея, что его возбуждение и расстройство от неудовлетворённости его желания словно смыло потоком холодной воды. К окну подбежала Маша, красная от пережитых в кроватке ощущений запретных ласк, и спрятавшись за угол стены, тоже посмотрела в щель. «Ого! Какая большая машина! А зачем он сюда заехал?» — спросила она Сергея, который мог только догадываться об этом. По ТВ показывали стандартные новости и рекламу, словно ничего особого в столице не происходило. «Не знаю, но думаю, что ничего хорошего в этом нет. Если он тут из своей пушки жахнет, у нас повылетают все стёкла. А сколько сейчас времени?» — спросил он и сам посмотрел на часы, весящие на стене. Стрелки показывали, что сейчас пять минут седьмого утра. «Ой! Какая рань! Давай ещё поваляемся и поспим», — предложила Маша и повернувшись к парню спиной, покачивая игриво попкой, пошла к расстеленному на полу матрацу и легла. Ей очень хотелось продолжения ночных ласк и ощущений. Но Сергей уже был в другом настроении. Его волновало присутствие боевой техники во дворе его дома и отсутствие информации на новостных каналах. Он подошёл к своему столу и включил комп, дождался загрузки и полез в сеть. «Ну, ты чего!? Давай ещё поваляемся!» — упрашивала его, находящаяся в состоянии возбуждения Маша. Даже наличие грозной боевой техники не смогло повлиять на её романтическо-эротическое состояние. Поэтому действия парня, пытающегося разобраться, почему у них во дворе стоит танк, немного раздражали её. «Блин! Я уже готова была отдаться ему, а он тут в интернет полез!» — расстроилась она, видя, что Сергей читает новости и сообщения в сети.

Это напомнило ей события прошлого лета, когда она, выпускница школы, перед поступлением в ВУЗ поехала отдыхать к бабушке в деревню, довольно далеко от Архангельска, прямо настоящая глушь. Деревня была довольно большой, люди в основном работали на фермах и на дерево-обрабатывающей фабрике («Лесопилке»). Находилась он на берегу очень живописного озера, которое славилось обилием рыбы. До рыбы Маше было всё равно, но она очень любила ходить купаться и загорать на местный пляж. Каждые школьные каникулы, сколько она себя помнит, родители привозили её сюда, сдавали бабушке, и она наслаждалась свободой и природой, вместе с местными детишками. Сейчас её детские друзья то же выросли и поменялись их совместные увлечения. Лето перед выпускным классом она запомнила особенно хорошо, так как у неё случилась первая настоящая любовь. Она «по уши» втюрилась в местного парнишку, который, не смотря на свою молодость, уже умело управлял тракторами и машинами на ферме, хорошо зарабатывал и строил свой дом. Звали паренька Роман. Лето, это самая напряжённая пора на ферме. И посевная, и обработка земли и всходов, и борьба с засухой, и заготовка кормов. Роман с утра до ночи пропадал в полях. Только в субботу он позволял себе чуток отдохнуть, сходить в баню, выпить пива, дать отдых натруженным мышцам и уставшему телу.

Она столкнулась с ним на пляже, на котором она как обычно загорала, валясь на покрывале, и нежилась в лучах жаркого солнца, представляя, как аппетитно будут смотреться её ножки покрытые корочкой загара. Она считала себя довольно симпатичной девчонкой, что находило подтверждение в глазах её знакомых и незнакомых парней. Даже достаточно взрослые мужчины оборачивались ей в след, когда она шла по улицам Архангельска. Особенно она любила прогулки по Петровскому парку и набережной. Там было красиво во все времена года, но ей особенно нравилась ранняя осень, когда тополя, берёзы и кусты покрывались золотом, а памятник Петру Первому, стоящий на берегу Северной Двины, казался таким величественным. Она всегда гуляла там одна, даже когда подруги напрашивались походить с ней. Маша любила ходить в одиночестве, подбирать понравившееся ей листочки и мечтать. Даже когда к ней стали приставать парни, которые часто там появлялись с бутылками горячительных напитков и старались с ней познакомиться, она не изменила своей привычке. Она умела так сказать парням «нет» и «Отвали», что даже самые наглые и отмороженные, почему то отходили в сторону. Поэтому Маша могла позволить себе спокойно принимать мужские жадные взгляды и не чувствовать при этом, что ей что-то угрожает.

Вот и сейчас, когда она лежала на спинке, скрутив на груди лифчик так, что бы он побольше открывал её грудь, для более полного загара и её трусики были приспущены, обнажая, слишком сильно, низ её живота и покрытый пушком лобок, она не испугалась, и не стала ничего поправлять, когда на пляж вышел парень. Через прикрытые веки она посмотрела на его обнажённый торс, который был покрыт буграми мускулов и тёмным загаром. Пот струился по его телу, ещё более остро подчёркивая рельефность структуры. От увиденного у Маши заныло внутри живота и замерло дыхание. Парень был очень красив и даже сексуален. Он мельком взглянул на лежащую девушку, ни чуть не стесняясь её присутствия, скинул с себя штаны и трусы, и сверкая белыми и крепкими ягодицами, зашёл в воду. Маша даже подумала, что это сон, настолько всё было нереально и красиво. Она чуть приподнялась на руках и посмотрела как парень плавает. «Ну ничего себе, какой красавчик! Вот это да! Я думала, такие только в Голливуде водятся!» — подумала Маша и тут же снова изобразила из себя спящую, так как парень стал выходить на берег. Опять через приоткрытые веки она смотрела как парень выходит и когда из воды показался его живот, с кубиками пресса, а потом и пах, она хотела отвернуться и закрыть глаза, но не смогла. Она хотела увидеть ЭТО. И она увидела. Холодная вода озера, по-видимому, не оказала сильного воздействия на размер, потому что между ног болтался довольно внушительный прибор, особенно удивило Машу то, что на лобке у парня не было волос, и была большая мошонка. Она видела в сети изображения половых органов мужчин, но в реальности видела этот инструмент впервые. Увиденное понравилось девушке, так как ранее виденные ею картинки, были не особо приятными с эстетической точки зрения. А тут прямо природная естественная красота.

Парень, совсем не стесняясь её присутствия, вышел из воды, и повернувшись к ней спиной и лицом к солнышку, стал сушить своё тело. Она понаблюдала за ним ещё немного и решила познакомиться: «А не чё, что тут девушка лежит, а ты тут с голой жопой?!» «А ни чё, что тут мужики купаются, а ты тут такая выставила свои красоты на показ?! Смотри, придут механики, они тебя тут и оприходуют всей бригадой!» — ответил парень, чуть повернув голову. «Я думала, что все работают, и так загар лучше ложится!» — обиженно ответила Маша, которая впервые в жизни застеснялась своих форм и красоты: «Я накроюсь, пока ты здесь!» «Да ладно, не надо, я уже ухожу!» — сказал парень, наклоняясь и поднимая свою одежду и в этот момент, Маша опять увидела, как между его ног болтаются яйца и член. Парень резко обернулся и успел заметить, что Маша разглядывала его. «Что, интересно?!» — улыбаясь, спросил он, и подошёл к ней ближе: «Ну, вот на, посмотри!» Маша испуганно и обиженно отвернулась, устыдившись проявления своего интереса. Глупейшая и очень «стрёмная» ситуация. «Можешь даже потрогать и в ротик взять!» — продолжал парень издеваться, оставаясь стоять рядом с ней. От этих слов Маша вспылила и схватив в руку лежащий рядом камень, кинула в наглеца. Камень попал прямо в пах парня. Тот вскрикнул и повалился на землю, схватившись за свой орган: «Аааа! Сука! П ц тебе!» Маша, которая очень испугалась содеянного, вместо того чтобы бежать, подошла к парню, и стала извиняться: «Ой, прости, прости, прости! Я нечаянно! Со злости!» По мере того, как боль проходила, парень всё меньше ругался и стонал. Наконец он поднялся, и зло посмотрев на неё, стал одеваться, кривясь от неприятных ощущений в паху. «Как тебя зовут, убийца!» —

 всё же спросил он. «Мария. Но лучше Маша!» — с довольной улыбкой ответила девушка: «А тебя как?» «А тебе зачем? Мы с тобой больше встречаться не будем! Мне мой дружок ещё нужен!» — с улыбкой ответил парень: «Роман меня зовут. И лучше Роман!» Они вернулись в деревню вдвоём, чем разозлили всех местных девчонок, мечтавших охомутать столь завидного парня. Она и до этого не особо общалась с местными девушками и парнями, так как всё совместное времяпрепровождение сводилось к дискотекам и распитию спиртного, плавно переходящего в горизонтальные игры, предпочитая всему этому чтение книг, прогулки по лесу, и общение с бабушкой. А после того, как она стала общаться с Ромой, да ещё так успешно, её возненавидели все половозрелые особи женского пола, которые сами неоднократно пытались оказаться на её месте.

Роман потом признался ей, что в деревне он почти со всеми девушками переспал: «Они сами подкатывают! То там подловят, то там. Один раз пошёл на рыбалку, рано утром, так и там нашли. Вот я когда купаться пришёл, я и решил, что ты тоже по этой части, поэтому так грубо себя и повёл». Но уже и без его объяснений, Маша поняла, что в тот раз он был нарочно с ней груб. В дальнейшем они общались очень вежливо и уважительно. Она стала приносить ему обеды на ферму и в поля, встречала после работы и они вместе прогуливались по дороге. Она всё удивлялась, почему Роман не пытается лапать её, или не намекает на секс, но потом он сам признался ей, что не хочет портить ей жизнь: «Ты красивая и очень симпатичная, но ещё маленькая! Рано тебе ещё в кроватку прыгать!» И это ещё больше раскрепостило их общение. Маша перестала напрягаться по поводу секса и стала ещё более живой и настоящей. «Ну вот, если я не женюсь, а ты решишь после школы перебраться в деревню, то я буду рад взять тебя в жёны!» — однажды он признался ей, и хоть говорил он это с улыбкой, она, почему то, поверила, что это правда.

Весь 11 класс Маша грезила о будущем с Романом, писала ему письма, так как он категорически отказывался от благ цивилизации и не имел компьютера и сотового телефона. Девушка уже категорически решила для себя, что поедет после школу в деревню, выйдет замуж за Романа и будет заниматься хозяйством и воспитанием детей. Но потом пришло письмо от бабушки, в котором она сообщила, что Роман женился и что у него скоро родится ребёнок. Маша плакала несколько дней, измочив своими слезами подушку, простынь и одеяло. А потом пришло письмо от Романа. Он писал, что любит её, но не может позволить девушке, которая ждёт от него ребёнка быть одной. «Видно это наказание мне за мою не сдержанность. Хоть я и был с ней, до того как встретил тебя, но всё равно не по любви, а похоти ради, вот теперь расплачиваюсь за это. Прости меня, если сможешь». И она поняла его и простила. Мечты о спокойной деревенской жизни рухнули, но оставили надежду на то, что Роман всё же будет её мужчиной, пусть и не как муж. Она решила, что когда приедет летом в деревню перед поступлением в ВУЗ, она обязательно отдастся Роману.

И вот она в деревне, опять вдыхает аромат скошенной травы и слышит стрекотание кузнечиков. Маша, как настоящая шпионка, сначала разведала обстановку и узнала, что Роман с женой живёт в новом доме, на краю деревни, около дороги на лесопилку. А ещё она узнала, что жена была отправлена местным фельдшером в город, вместе с ребёнком, у которого пошла сыпь по телу. Роман жил один. Всё складывалось для Маши как нельзя лучше. Дождавшись окончания рабочего дня, она тайными тропками прокралась к дому Романа и постучала в окошко. Парень выглянул и, увидев за окном Машу, радостно улыбнулся, махнув рукой, показал, что бы она заходила. Потом они пили чай, рассказывали друг другу, как они жили и что нового и интересного у них случилось. Маша, которая была безумно счастлива снова увидеть свою любовь, чувствовала как кружится у неё голова и сильно стучит сердце. Она надела на это свидание самый обольстительный наряд, который только могла себе позволить. Коротенькое полупрозрачное платье, под который она не надела лифчик, оставив только чёрные, для контраста, трусики «танго», которые просвечивали через ткань платья. Она специально несколько раз вставала из-за стола и ходила по комнате, что бы в лучах лампы, Роман смог полюбоваться её формами и красотой. Она надеялась, что именно сегодня парень возьмёт её.

Ещё днём, стоя перед зеркалом, она тщательно выбирала наряд, прикидывая, как он будет смотреться на ней, в это важный для неё момент. Надевая на себя трусики, она потом, тянула их вниз, представляя, что это руки Романа стягивают их с её попки. Уже красуясь в платье и любуясь своим отражением, она легла на свою кровать, задёрнула подол платья себе на живот, и стала представлять, что это Рома положил её на любовное ложе и раздвигает её ножки, любуясь её телом. И вот теперь она ждала воплощения своих надежд, но Роман был удивительно спокоен и сдержан. Они проболтали наврено до трёх часов ночи, а потом Роман сказал, что надо ложится спать, так как через три часа ему вставать и надо хоть чуть-чуть, но прикрыть глазки. «Ой! Уже так поздно?! А как же я пойду домой в такой темноте?!» — наигранно воскликнула Маша, и Роман предложил ей остаться переночевать у него. Когда они легли, роман в супружеское ложе, а Маша на диване, она тут же стала врать, что ей холодно и страшно и без разрешения со стороны парня, забралась к нему под одеяло.

Она прижалась к горячему и сильному телу Ромы и её уже возбуждённые соски стали колоть его кожу, а нежность её прикосновений, тут же возбудила парня. Роман, с каким-то обречением обнял девушку и подмял её под себя, впиваясь в её губы своим ртом. «Наконец-то!» — промелькнула радостная мысль в голове Маши, когда парень навалился на неё, и она ощутила, как давит на её живот его возбуждённый орган. Она с готовностью раздвинула свои ножки, приглашая парня поудобнее разместиться между ними и сделать своё дело. Роман и правда уже решил поддаться соблазну и таким откровенным заигрываниям, так как секс с женой был редким и «не вкусным», а тело Маши обещало сладкие удовольствия и дано забытые ощущения. Его член рвался наружу из трусов, оттягивая ткань и пульсируя под натиском прилившей к нему крови. Маша с наслаждением впитывала в себя все прикосновения парня, незамедлительно отвечая ему нежными постаныванием и движениями своего тела. Её лоно пылало и требовало ласк, внутри появилось нестерпимое желание почувствовать что-то твёрдое и горячее. Она жадно целовала парня и во время очередного поцелуя, случайно взглянула на стену, на которой весела фотография семьи Романа. Он, его жена и на руках у неё их ребёнок. Все улыбаются и счастливы. Эта фотография оказала на неё такое воздействие, словно на её голову вылили таз с холодной водой. Она увидела себя со стороны. Юная красивая девчонка, раздвигает свои ноги и подставляет свою похотливую щёлку под член женатого мужика, бесстыдно и нагло соблазнив его, воспользовавшись тем, что жена уехала с больным ребёнком.

Роман, который уже вытащил из трусов свой вздыбленный член и стал стягивать с Маши её трусики, вдруг заметил, что девушка перестала страстно дышать и двигаться и смотрит куда-то в сторону. Проследив за её взглядом, он увидел свадебную фотографию и всё понял. Он оставил трусики девушки на её коленках, заправил дрожащий от возбуждения член обратно себе в трусы и сел на кровати. Маша привстала, обняла его за шею и поцеловала: «Прости! Но я так мечтала о тебе, так хотела тебя, что совсем не думала о твоих чувствах! Я настоящая эгоистка и сучка!» Роман повернулся к ней и улыбнулся: «Ага! Ещё, какая сучка! Надо тебя за это отшлёпать!» И не успела Маша что-то возразить, как он, схватив её за шею, нагнул и перекинул через свои бёдра, положив её тело на них. Её попка оказалась как раз там, где нужно и горячая и сильная мужская рука сделал первый шлепок. Маша ойкнула, и хотела было возмутиться, но приятное чувство и наслаждение, вдруг так сильно захватили её тело и сознание, что она с готовностью стала ждать следующего удара. Роман  шлёпал её по ягодицам достаточно сильно, но не настолько, что бы реально сделать девушке больно. Он совсем не злился на неё. Она была девушкой и имела право стать счастливой. Он шлёпал её по нежной и красивой попке и с удовольствием наблюдал, как краснеют её ягодицы, а из её щёлочки течёт влага. Маша дергалась под ударами, но не от боли, а от приятных волн, которые проходили по её телу после каждого шлепка. Она радовалась и наслаждалась тем, что её держит в руках сильный мужчина и наказывает за проступок. Пропавшее, было, сексуальное возбуждение снова вернулось к ней с ещё более сильным эффектом и действием. Она ужасно сильно захотела, что бы парень незамедлительно, прямо сейчас вставил в неё свой член. И ей уже было всё равно, на все моральные принципы. Она прогибала спинку и подставляла для парня свою истекающую соками щёлку, но тот, шлёпнув её последний раз, посадил на кровать, встал и вышел из комнаты, выйдя на крыльцо. Она упала на кровать, а её тело требовало ласк и насыщения. Она тёрла свои ножки друг об дружку, обнимала подушку, но всё было зря. Долгожданная разрядка не наступала и вскоре, не получавшее нежных импульсов тело стало остывать. Она встала, оделась и пошла домой, решив для себя, что больше не появится в этом доме.

Вот и сейчас, она чувствовала очередное предательство и обман. Её тело горело желанием и похотью, а Сергей посчитал более важным смотреть какие-то там новости. Если бы она была более опытной девушкой, то наверно подошла бы сзади и обняла Сергея, поцеловала и залезла бы своими руками к нему в трусы, но для Маши, у которой ещё не состоялось важное знакомство с мужским органом, это было невозможным. Она была вынуждена расстраиваться и грустить по поводу очередного неудавшегося первого раза. «Ну что за хрень! Не могла эта консервная банка приехать чуть-чуть попозже!» — злилась она на весь мир, но потом решительно встала, одела на себя футболку Сергея и пошла в душ. Приятные струйки воды, и последующее употребление чашки кофе сняли с её тела излишнее напряжение, хотя томление в низу живота ещё чувствовалось. Парень всё так же продолжал выискивать информацию, а она, от нечего делать, нашла в шкафу книжку и стала читать. Примерно через час Сергей сказал, что ему надо сходить в клуб, так как он намерен сегодня туда с нею перебраться. «Надо проверить, всё ли там в порядке и взять у Михалыча ключи. А ты подожди меня тут, я скоро вернусь!» — сказал он и убежал. Маша осталась одна и продолжила чтение книжки, совсем забыв о проблемах окружающего мира. Где то в середине дня в дверь позвонили, но она, помня указание Сергея, даже не стала подходить и смотреть в глазок, кто там. Она взяла в руки оставленный Сергеем карабин и направила его на входную дверь, держа палец на спусковом крючке. «Если кто-то будет ломиться, то ты просто нажми вот сюда и всё!» — вспомнила она наставления парня. Когда звонки стихли, и она услышала, как кто-то поднимается по лестнице, она заметила, как дрожат её руки. «Я бы не смогла выстрелить!» — осознала она и была очень обрадована тем, что звонившие люди ушли.

Потом она услышала страшно громкий железный скрежет и громкие крики. Кто-то с кем-то ругался, и это явно были мужчины. Потом всё стихло. А примерно через час, она услышала снова звонок в дверь в след за которым послышался женский голос: «Сергей! Ты дома! Это Даша! Открой, пожалуйста!» Машу очень огорчил этот голос, ревнивая по натуре она разозлилась, что в дверь её парня долбится какая-то девка. Чувство ревности настолько оказалось сильным, что забыв про все наказы Сергея, Маша подошла к двери и открыла её. «Ой! Привет! Я Даша, одноклассница Сергея, а ты кто? Его девушка?» — сразу же спросила её стоящая за дверью длинноногая красавица, за спиной у которой стояла ещё одна, не менее привлекательная девчонка. «Точно! Его девушка! Мы тут с ним ночевали!» — с вызовом ответила Маша, пристально и зло вглядываясь в лица девушек, пытаясь найти там доказательства измены. «Извини! Мне просто нужна помощь, вот я и вспомнила про Сергея! Ты не подумай, мы редко общаемся с тех пор, как школу закончили!» — посчитала нужным, оправдаться девушка: «Меня Даша зовут, а это Джейн, она студентка из Америки. К нам сегодня солдаты вломились, воды набрали, а дверь сломали, вот я теперь боюсь без дверей в квартире сидеть. Хотела попросить Сергея, что бы он помог их сделать». Маша почувствовала искренность и настоящее волнение в голосе девушки и поверила ей и её ревность вернулась в тёмные закоулки её души. «Меня зовут Маша. Сергей уехал и сказал, что будет после трёх», — ответила она и хотела уже закрыть двери, но тут Джейн запричитала на плохом русском: «Позалуйста! Мозно мы у теба подоздём Серёжа. Нам страшно!» Маша и сама была напугана происходящими событиями и потому, немного подумав, решила впустить девчонок. Вместе всё же не так страшно и веселее.

Девчонки дольно быстро сошлись, как могут сходиться только родственные души. Через полчаса они уже болтали об искусстве, театре и кино, о парнях и принципах любви. За разговорами время летело незаметно, и Маша даже забыла, что Сергей обещал вернуться к трём, а на часах уже было пять. Она стала волноваться и переживать, а девчонки пытались успокоить её, говоря, что всё хорошо, просто пробки на дорогах. Пот телевизору показывали новости, в которых разного рода руководители и начальники с серьёзными лицами, предлагали не паниковать и обещали, что никакой угрозы нет. Но все эти сообщения транслировались ещё со вчерашнего дня, и новых не было, что заставляло задуматься над тем, а где сейчас, все эти руководители и начальники. «Что же всё таки происходит? Как бы нам узнать, может что уже случилось?» — волновалась Маша, переживая, что Сергей всё не возвращается. «Да уж. По ТВ только одно и тоже. Словно запустили один ролик по кругу!» — согласилась с ней Даша и вдруг предложила: «У вас же тут напротив Миша живёт! Он работает на НТВ и он то точно всё знает. Он сейчас дома, я точно знаю, вчера видела, как он с какой-то девушкой заходил, а их машина всё ещё во дворе!»

Предложение понравилось Маше, и они пошли с девчонками к соседу. Они позвонили в двери и постучали, а потом Даша прокричала: «Миша! Это Даша! Если ты дома, открой пожалуйста!» На удивление это опять сработало и двери открылись. Перед ними стояла девушка и зло смотрела на низ. (Специально для — ) Маша словно увидела себя со стороны и почувствовав комичность ситуации, не выдержала и расхохоталась. Девушка, Даша и Джейн изумлённо посмотрели на неё, а она, придя в себя пояснила: «Она на нас смотрит так же, как я на вас, когда вы ко мне ломились!» Даша с Джейн тоже поняли схожесть ситуации и так же рассмеялись, чем ещё больше удивили открывшую дверь девушку. «Ой! Простите, нам нужен Михаил, по поводу его профессии. Нам хочется узнать, что происходит и что нам делать», — сказала Даша, видя, что девушка в дверях теряет терпение: «Меня зовут Даша, я соседка сверху, это Джейн, она студентка из Америки, а это Маша, она девушка вашего соседа напротив, и она волнуется, что того долго нет» «Меня зовут Света, а Миша ушёл в гараж, за машиной и тоже что-то долго не появляется», — ответила девушка, уже с более приятным и доброжелательным выражением лица. Она раскрыла двери чуть шире, приглашая всех зайти. Светлана посчитала нужным поделиться имеющейся у неё информацией с девушками, может это им как-то пригодится. Она рассказала о том, как они с Михаилом ездили в ЦУП и штаб военных, рассказала о скрытой записи. Эта информация больше напугала девушек, чем успокоила. Маша уже собиралась идти искать Сергея, но тот появился сам. Девушки услышали звон ключей в коридоре, и Маша побежала встречать любимого.

Сергей удивился, когда увидел, что его девушка выбежала из соседней квартиры: «Ты чего там делала?» Но вместо ответа девушка бросилась ему на шею и обняла, целую в губы. Потом из квартиры вышли ещё три девушки и терпеливо ждали, пока  Маша выплеснет свою радость. Когда Маша наконец отпустила парня, то Даша спросила: «Привет! Ты чего так долго? Она тут извелась вся, да и нас измучила!» «Метро не работает, остальной общественный транспорт тоже. Пришлось пешком топать через полгорода», — ответил Сергей, обрадованный такой встрече: «А вы как тут все вместе оказались?» «У нас дверь солдаты сломали, зашла к тебе что бы попросить помочь, а тебя нет. Потом вот к Светлане зашли, она на НТВ работает, что бы новости узнать», — пояснила Даша, показывая на стоящую в дверях девушку. «А это кто?» — спросил Сергей, увидев ещё одну девушку, не знакомую, но очень симпатичную и чем-то необычную. «Это Джейн, она из Америки!» — ответила Даша, отходя чуть в сторону, что бы Сергей смог увидеть девушку полностью. Джейн была настоящей американской красоткой. Выглядела как Барби. Длинные ножки, выдающаяся грудь, милое личико и блондинка. Сергей сам того не желая пялился на неё, чем разозлил Машу. Она сердито дёрнула его за плечо и потащила за собой в квартиру. «Ой! Подожди! Давай он сначала двери наши посмотрит, а потом уже вы уединяйтесь!» — попросила Даша и Сергей, даже не дождавшись согласия Маши, пошёл наверх, и девушке пришлось идти за ним следом. Там он осмотрел дверь и вынес вердикт: «Разломали окончательно! Восстановлению не подлежит!» «Блин! И что же нам теперь делать?!» — расстроенно спросила Даша, обдумывая про себя различные варианты. «Так пошли к нам ночевать, а утром мы все пойдём в клуб. Там вообще места много и очень безопасно. Закроемся и никого не пустим!» — предложил Сергей, чем опять расстроил Машу, которая намеревалась сегодня получить продолжение сексуального восхождения. Девушки радостно согласились и собрав нехитрые пожитки, спустились в квартиру Сергея.

Маша, которая сильно переживала по поводу наличия в квартире посторонних девушек, да ещё таких красивых, немного успокоилась, когда Сергей определил им место в другой комнате. Потом они ужинали и пили чай с коньяком, что способствовало большей расслабленности и взаимопониманию. «Блин, я жидкость для линз забыла!» — вдруг сказала Даша, и побежала к себе в квартиру. Вернулась она от туда уже не одна. За ней следом шёл солдат. «Это Пётр! Тот самый солдат, что сломал мою дверь. Вот принёс в качестве извинения продукты и вино!» — пояснила она, когда все уставились на гостя.

Пётр, который в тайне надеялся провести вечер с двумя красавицами, а при стечении обстоятельств и удачи, потрахаться с кем-нибудь из них, а лучше с двумя, выглядел весьма расстроенным. Он ни как не ожидал, что девчонки переберутся в другую квартиру, да ещё где будет много народу. Но когда его пригласили за стол, и все выпили принесённое им вино, то его настроение улучшилось. Особенно оно поднялось, когда Даша, которая ещё с детства быстро пьянела, а пьяной теряла голову, стала на него кокетливо поглядывать и оказывать знаки внимания. А много ли надо для находящегося в вынужденном воздержании, парня. Его хорошее настроение даже не испортила полученная от девушек информация о том, что приближающийся к планете объект может нести реальную угрозу. Его больше интересовали ножки Даши и её формы. Он с вожделением разглядывал девушку, пожирая её глазами, уже мысленно вставляя в ней свой штык, который уже стоял в его штанах. Когда бутылка вина была распита, то Сергей, под общее одобрение принёс бутылку коньяка, который и закончил процесс снятия контроля у Даши. Девушка явно была навеселе и хотела продолжения вечера. Она уже открыто демонстрировала Петру, свои ножки и как бы страдая от жары, расстегнула кофточку, да так, что её груди чуть не выпали на всеобщее обозрение. Её подружка, оказалась менее опытной в вопросе употребления спиртных напитков и после второй стопочки коньяка, вырубилась. Её отнесли в комнату на кровать и уложили спать. Но это послужило сигналом и остальным, что пора залезать под одеяла, так как намечался ранний подъём. Сергей на правах хозяина сказал: «Так, всё! Всем спасибо, но надо спать! Мы с Машей уже зеваем и хотим в коечку!» «А я ещё нет!» — воскликнула Даша, хитро подмигивая Петру. Тот давно уже понял её намёки и сказал: «А пойдём тогда подышим воздухом, пока тут все спят!» Даша с охотой согласилась и они пошли во двор.

Но как только они вышли в подъезд, Пётр обнял девушку, прижал к себе и впился в её губы поцелуем. Та сразу же ответила ему и тоже стала обнимать. В нетерпении и страсти, Пётр полез было ей под юбку, но Даша остановила его: «Пошли ко мне, там на кровати и « Пётр подхватил ей на руки и как скакун взлетел на этаж выше, открыл сломанные им двери и понёс девушку вглубь квартиры. Там он положил её на кровать и стал в спешке снимать с себя форму, скидывая ремни, подсумок, китель, брюки и тельник. Оставшись в одних синих форменных трусах, которые сильно топорщились спереди, он набросился на Дашу, которая с нескрываемым вожделением смотрела на то, как обнажается воин. Пётр даже не стал снимать с ней трусики, а отодвинул скрывающую щёлку полоску в сторону и вытащив свой штык, вонзил его в тело девушки. Даша всегда быстро возбуждалась и была любительницей спонтанного секса, поэтому столь активная и стремительная атака солдата ей очень понравилась. Особенно её порадовал вставленный в её лоно член, который оказался довольно толстым. Девушка обожала именно толстые члены, которые так приятно расширяли стенки её влагалища, что она кончала в два раза больше и сильнее, чем, если в неё вставляли любой другой по размерам и форме орган. Ещё ей понравилось, что парень не стал одевать презерватив. Она ненавидела эти резиновые штучки, идя на риск ради получения настоящего удовольствия. Она любила, когда парень был в ней без защиты, и кончал в неё по-настоящему.

Тут предпочтения двух молодых людей совпали на все сто процентов, отчего, секс стал особенно приятным. Пётр, который ужасно долго не занимался сексом с огромной радостью и настоящим фанатизмом наяривал стонущую под ним девушку. Он очень удивился тому факту, что Даша уже текла к тому моменту, когда он вставлял в ней свой сгорающий от нетерпения орган. Обычно ему приходилось некоторое время тратить на то, что бы возбудить девушку, а тут такое удовольствие. Ещё ему понравилось, что девушка стала так сильно эмоционально и телесно реагировать на его толчки, словно он не только что вогнал свой член, а трахает её уже минут пятнадцать. Даша кричала так, словно кончала, даже движения мышц её тела и спазмы влагалища говорили об этом. Пётр не мог признать очевидного в силу своего незначительного опыта, — Даша пребывала в оргазме. Сама девушка тоже удивилась тому, что так быстро получила то, что раньше занимало больше времени.

Она относилась к той категории женщин, которые были наделены природой счастливым свойством получать оргазм в течение минуты нормального полового акта. Но с Петром не прошло и пяти секунд, как Даша поплыла на волнах наслаждения, раскидывая свои ножки и пещерку для солдата с его штыком. Когда Пётр стал выстреливать внутрь её тела свою жидкость, она кончила, кажется, раз в седьмой или восьмой, страдая от спазмов в теле и чувствуя слабость. Довольный и счастливый Пётр лежал рядом, тяжело дыша и не понимая, что так заставило девушку крутиться, вертеться и кричать.

Пока Пётр развлекался и наслаждался жизнью, его товарищи уже вернулись с разведки и доложили, что на соседних блок-постах такая же ситуация как и у них. Ноль информации и отсутствие связи. Командир Сергей заметил, что Пётр долго не возвращается и посчитал нужным отправить кого-нибудь на его поиски: «Толя! Ты же знаешь, куда это член ходячий попёрса?!» «Так точно! Там он двери двум девушкам « — начал было отвечать Толик, но командир его остановил: «Ясно! Опять бабы! Кто бы сомневался! Так! Иди за ним и скажи, что бы летел пулей обратно, его смена начинается!» «Есть!» — ответил Толик и побежал к дому. Он поднимался по лестнице, пытаясь вспомнить номер квартиры, и вдруг увидел на одной из лестничных площадок приоткрытую дверь. Дверь была целая, без следов взлома, но Толя решил посмотреть, что там за ней. Он осторожно приоткрыл ей, держа в готовности свой автомат. Прошёл вдоль коридора и заглянул в одну из комнат. Там на лежащем, на полу матраце под одеялом двигались тела. «Сергей! Осторожно! Не спеши ты так! Больно же!» — слышался женский голос, в ответ раздавалось мужское посапывание и ворчание. Член Толика тут же встал. «Ого! Удачно это я зашёл!» — подумал он, наблюдая бесплатный эротический сеанс в реальности. Он хотел продолжать подглядывать, но тут из другой комнаты послышался какой-то звук. Он осторожно прошёл дальше и заглянул в другую комнату.

Там на кровати лежала девушка и по всей видимости спала. Она была так красива и сексуальна, что Толик в изумлении замер. Свет уличного фонаря высвечивал в темноте комнаты её стройные ножки, которые так аппетитно смотрелись в коротенькой юбочке. Толик испытал непреодолимое желание посмотреть, какие на девушке трусики, и какая у неё попка. Он подошёл к ней стараясь не шуметь и, подцепив стволом автомата, краешек юбочки, приподнял её. Под юбочкой он увидел восхитительную спортивную попку в белых с горошинками, трусиках. Ножки девушки были чуть расставлены, и он мог полюбоваться тем, как эротично выглядит спрятанная за тканью трусиков, щёлочка. Член солдата испытывал невероятную нагрузку, он с остервенением рвался наружу, до боли врезаясь в ткань форменных брюк. Толик напрочь забыл, за кем и куда он был направлен. Весь его мозг теперь занимала только одна мысль, это как унять ноющую и нестерпимую похоть в его члене. Но, не смотря на такое давление и отключение основной части мозга, Толик всё же обратил внимание на то, что в комнате пахнет чем-то очень знакомым. Принюхавшись он понял, что это запах алкоголя. Он подошёл чуть ближе к спящей девушке и приблизив свой нос к ей лицу понял, что она пьяная. Желая проверить своё предположение и степень «перепоя», Толик коснулся дулом автомата бедра девушки, ожидая, что она проснётся. Но та даже не дёрнула ни одним мускулом. Он осмелел и погладил ножку девушки своей рукой с тем же эффектом. Девушка спала глубоко и беспробудно. Толик немного постоял пребывая в раздумьях, пока в его голове боролись чувство совести и похоть. В итоге похоть победила. Толик поставил автомат к стене и подойдя снова к девушке, он задрал её юбочку ей на спинку и открыл попку. Он положил свои руки ей на ягодицы и стал поглаживать и массажировать, получая наслаждение от ощущения женского тела. Девушка пребывала, словно в коме. Не чувствуя что её попку лапают, она продолжала спать. Видя, что объект его вожделения мирно спит, Толик осмелел и взявшись за резинку трусиков, стянул их вниз, оголяя попку девушки. Потом, торопясь и боясь, что его кто-нибудь остановит, он расстегнул свои брюки и вытащил весьма длинный член. Его за эту особенность иногда называли Удавом. Член с подросткового возраста стал расти в длину, оставаясь в то же время, весьма тонким. Но Толика это мало волновало, так как у него до сих пор не было опыта его практического применения по назначению. Даже возможностей на получение такого опыта судьба ему с завидным упорством не предоставляла. Слабый, хилый, не красивый, из бедной семьи, не блистающий умом и какими-то было особенностями, он ни у одной из девушек в его жизни, не вызвал влечения. И вот тут такой подарок судьбы.

Толик разместился над девушкой, направляя свой стоящий как копьё член в попку спящей девушке, выискивая нужное отверстие. Сначала он даже чуть не вставил его ей в анус, так как его узкий орган легко стал туда проникать, раздвигая стенки сфинктера, но тут девушка стала двигать попкой, видимо через сон, почувствовав очень необычные ощущения в этой части своего тела. Толик в испуге отстранил своё копьё от дырочки, и, убедившись, что девушка продолжает спать, проверил рукой, куда он вставляет свой член. Догадавшись, что он пихнул его в анус, он приставил член чуть ниже, помогая себе пальчиками раздвинуть сомкнутые губки и раскрыть вход в пещерку девушки. Трогая девушку, в столь интимном месте он заметил, что там горячо, но не очень влажно, и он вспомнил, что парни говорили, что девушка должна течь, тогда член вставляется очень хорошо. Он вспомнил один из способов увлажнения, смочил свою ладонь в своей слюне и смазал её головку своего члена. Потом ещё раз поплевал и смазал девушке щёлочку, делая её влажной и более доступной. Потом он приставил свой длинный корень к расправленной пальцами щёлке и стал осторожно погружать его в тело девушки, ожидая, что та проснётся. Но девушка спала, только немного дернула попкой и ножками, когда головка его члена прошла ворота её пещерки и стала двигаться вдоль её лона. Толик погружал свой член до тех пор, пока он не упёрса в стенку внутри её тела. Потом он начал двигать им, чувствуя как скользит его инструмент в теле девушки. Он становился мужчиной. Он трахал свою первую женщину, по настоящему, в настоящее влагалище. Он так увлёкся процессом, что его движения утратили осторожность и аккуратность, став более резкими и сильными.

От этих движение в сознании девушки прошли первые проблески. Ещё не проснувшись, пребывая в алкогольном забытье, девушка уже начала отвечать на интуитивном уровне на движения мужского органа в её теле. Её пещерка стала ещё более горячей и стала увлажняться, делая продвижения солдатского штыка более приятными. А когда член парня стал долбить её особенно сильно, девушка открыла глаза и не понимая, что её разбудило и что происходит с её телом, попыталась встать, но не смогла, почувствовав, что её давит сверху что-то тяжёлое и сильное. А ещё она вдруг поняла, что в её пещерке двигается что-то твёрдое. Она, не веря своим ощущениям повернула голову и сквозь хмельной туман сумела разглядеть человека в военной форме со спущенными штанами, который активно двигал тазом, вставляя в ней свой член. Поняв, что её трахают, девушка попыталась прекратить это бесстыдство и насилие, но не смогла приподнять даже своё туловище или перевернуться, не говоря уже о том, что бы вылезти из-под трахающего её мужика. Она попыталась несколько раз, но поняв, что то сильно и крепко её держит и ни за что не выпустит, она заплакала, расстроенная тем, что её взяли без разрешения, воспользовавшись ситуацией. Она понимала, что сама в этом виновата, напилась и вырубилась, но всё же это не значит, что её можно вот так взять и натянуть на член. Сильные и мощные удары члена Толика, особенно его удары в матку девушки, заставили её почувствовать столь приятные ощущения, что она даже расслабилась, а когда эти удары стали ещё сильнее и казалось, долбили прямо в сердце, девушка стала даже подмахивать солдату, постанывая и попискивая.

От парня пахло войной. Так пах Ник, когда вернулся из Афганистана. Ник трахнул её прямо в аэропорту, затащив в туалет, не слушая её просьб и протестов. Наклонил лицом к унитазу, содрал джинсы с трусиками и резко вставил свой член, причиняя ей почти такую же боль, как при дефлорации. Он трахнул её всего за минуту, быстро кончив и выпустив не столько спермы, что она потом сочилась из её щёлки всю дорогу до дома. Потом он трахнул её сразу же как только они вошли в дом, повалил на пол, скинул с неё джинсы, разорвал уже влажные от выделений и спермы трусики и закинув ножки девушки себе на плечи, снова вогнал, уже более нежно и мягко, так как благодаря предыдущему сексу, её лоно было влажным. В коридоре он трахал её минут двадцать, меняя позиции и способы, то ставил раком, то прижимал грудью к полу и долбил как отбойный молоток, потом поворачивал на бок и вставлял член под углом, то вдруг вытаскивал член и вставлял его ей в рот, заставляя её сосать и вылизывать и сразу же вставил его ей в анус, не смотря на то, что она просила этого не делать. Ей было больно и обидно, она ожидала романтической встречи и переживаний, а тут её оттрахали во все дырки прямо в коридоре. Но обиды и неприятные переживания ушли в сторону, как только он снова вогнал свой поршень ей в лоно и стал трахать, с такой силой и скоростью, что у неё произошёл спазм в дыхании. Она очнулась уже не кровати, не чувствуя ни  ног ни рук, ни губ, не соображая, что произошло. Она раньше испытывала приятные чувства от секса, считая что это и есть оргазм, но то, что она пережила сейчас не шло ни в какое сравнение. Она словно была в раю. С тех пор, она всегда стремилась снова испытать это чувство. Но Ник, который так классно оттрахал её по приезду, через месяц снова свалил в Афган, говоря, что не может жить без войны, разрешая ей его не ждать. Но сколько бы она не пыталась испытать такое же наслаждение с другими, это не получалось. Все были или слишком нежными с нею или слишком быстро кончали. И вот тут такое событие, её трахает русский солдат, так же, как Ник, даже лучше, потому что умудряется втыкать свой штык так глубоко и сильно.

Толик трахал девушку, и когда она стала просыпаться и сопротивляться, он узнал в ней Джейн и это так обрадовало его, что он словно получил второе дыхание и смелость льва. Придавив её руками, он стал нещадно наяривать своим членом истекающую соками пещерку, стремясь своими ударами и движениями заставить девушку подчиниться и смериться с неизбежным. К огромному удивлению и радости, это ему удалось. Джейн вдруг перестала вырываться и расслабилась, а потом стала даже отвечать встречными движениями, наполнив комнату стонами и криками. Толик стал ещё более усердно и активно трахать американку, стремясь показать, какие они на самом деле русские мужики. Он так разошёлся, что его член, выскочив из влагалища, спружинив, переместился к анусу, и не заметивший этого Толик, с силой вогнал его в задний проход Джейн. Та громко вскрикнула и стала биться в конвульсиях, так громко крича, что на её крики прибежал Сергей с Машей.

Влюблённые, сразу же, как все ушли, залезли в свою кровать на полу и стали целоваться. Маша была настроена, снова испытать, нежные и приятные чувства, и наконец, почувствовать в своём теле мужской член. Сергей тоже был рад заняться сексом с девушкой, поэтому с готовностью ответил на её ласки и заигрывания. Они долго обнимались и нежились перед тем, как Сергей стал снимать с ней трусики и вытаскивать свой орган. Маша, которая уже истекала соками и горела желанием, с готовностью раздвинула ножки и схватила руками края матрац, готовясь их сжать в тот момент, когда член парня вонзится в её девственное лоно. Сергей, приставил горячую головку своего члена к распахнутой пещерке девушки и стал давить. Сначала член легко погрузился в её тело, но потом словно воткнулся в стенку. Маша жалобно запищала и стала дёргать телом и попкой. Понимая, что девушка ещё целка, Сергей надавил сильнее, ожидая, что эта преграда сейчас порвётся и он войдёт в тело, но его член сильно изогнулся и выскочил, так и не преодолев препятствие, успев причинить девушке сильную боль. «Как же больно, Серёжа! Очень больно!» — заплакала Маша, которая подумала, что всё уже позади. Сергей, подумав, сказал: «Давай сзади попробуем, а то, что-то не пролезает». Маша с некоторым сомнением перевернулась на живот, встала на четвереньки. «Спинку ещё вот так прогни и наклонись к матрацу», — попросил Сергей, поправляя положение тела девушки своими руками. Когда Маша была в нужной для него позиции, он опять приставил свой твёрдый орган к её сжимающейся от страха щёлочки и схватившись за талию, попытался вонзить свой кол резко и быстро. Но это опять не получилось. Член, уткнувшись в преграду, причинив боль и девушке и ему, соскочил. Маша от нестерпимой боли отскочила в сторону, жалобно глядя на Сергея. «Больно! Всё равно больно!» — плакала она, а Сергей, впервые столкнувшийся с такой проблемой, не знал, что делать. Тут они и услышали крики Джейн из другой комнаты. Сергей, одев трусы, побежал смотреть, что случилось, за ним следом, закутавшись в одело, побежала Маша.

Они застыли в изумлении, увидев как Джейн трахает какой-то солдат, каким-то невероятным способом, оказавшийся в их квартире. Но ещё больше их удивило то, что Джейн кричала не от боли или страха, а от наслаждения, что было понятно по выражению её лица. Рассмотреть выражения лица парня они не могли, но им хорошо была видна его задница, и входящий в анус Джейн член. Он был безумно длинный и когда казалось, что вот сейчас покажется головка из ануса, он продолжал выходить и выходить, и вылезая на добрых 25—30 см, снова погружался. Маша примерила на себя этот член и подумала о ом, что она бы сразу умерла, если бы такой орган вонзился в её щёлку: «Если уж член Сергея так больно входит, это копьё меня сразу убьёт». А сам Сергей с завистью смотрел на то, как член солдата погружается в тело девушки, доставляя той огромное удовольствие. Его опавший от переживаний орган снова встал и он, обхватив Машу, повлёк за собой назад на матрац, желая довести начатое дело до конца. Для этого раза он достал из своих запасов интимный гель и тщательно смазал и свой член и щёлку девушки, старательно намазав и губки и внутри, считая, что столь влажная и скользкая поверхность поможет проскочить внутрь девушки его члену. Маша уже с опаской раздвинула свои ножки для очередной атаки на её девственность, ожидая очередную порцию боли, которая пришла сразу же, как только Сергей стал вставлять свой член. Смазка не помогла проскочить, но способствовала более быстрому выскакиванию члена, чем спасла Машу от более сильной боли. Сергей сел расстроенный и огорчённый. В негодовании он направился к компьютеру, включил его и стал набирать в строке поиска: «Что делать, если целка не рвётся?» Он быстро нашёл несколько советов, начиная от применения ножниц и заканчивая походом к гинекологу. Маша категорически отказалась от ножниц и других режущих предметов, сказав, что лучше сходит к гинекологу: «Давай так сделаем, я завтра схожу в клинку, если она работает и что скажет врач, так и сделаем, а сейчас давай спать!» Она свернулась калачиком и довольно быстро уснула.

Сергей, не получивший долгожданной разрядки не мог уснуть. Его член ныл и требовал секса. Перед глазами стояла виденная недавно картина, входящий в анус Джейн член солдата. Сергей прислушался и понял, что не слышит посторонних шумов в квартире. Наклонившись над Машей и убедившись что она спит, он на цыпочках пошёл в комнату Джейн, рассчитывая на то, что сможет там унять свою страсть и похоть. Джейн так и лежала на животе со спущенными до коленок трусиками. Видимо солдат, оттрахав девушку, ушёл, а она сразу же уснула. Сергею не стоило большого труда занять его место и вставить во влажную и горячую пещерку спящей девушки уже свой член. Он вошёл легко и мягко и так же мягко и нежно двигался. Джейн даже не проснулась, а Сергей, подёргавшись всего минуту, от пережитых до этого чувств, кончил, наполнив лоно американки очередной порцией русской спермы. Осторожно слез с девушки, он так же тихонько вернулся на место и довольный лёг спать.

Их всех разбудили выстрелы во дворе. Сергей подбежал к окну и увидел нечто странное и невообразимое. Во дворе солдаты стреляли в какую-то ползущую по асфальту медузу размером с человека. Пули солдат пробивали желеобразное тело медузы навылет, разбрызгивая капли студня в разные стороны. Но это не мешало медузе двигаться в сторону солдат. А потом один из военных видимо метнул в медузу гранату, которая взорвалась, разнеся её на кусочки, которые разлетелись на много метров, попав и на солдат тоже. Через минуту, радостные возгласы солдат сменились криками ужаса. Сначала Сергей не понял, с чем это связано, а потом увидел, что солдаты пытаются снять с себя куски студня, который как клей, приклеивался к их телам. Потом один солдат упал на землю и стал орать от боли. Сергей посмотрел на проснувшуюся Машу и сказал: «Там такое! Там медузы поедают солдат!» Маша посмотрела на него как на сумасшедшего, но подбежав к окну, сама увидела, что солдаты стреляют во что-то прозрачное. «Что это?» — спросила она Сергея. «Не знаю. Наверно это как-то связано с астероидом! Вчера же Светлана сказала, что возможно это космический корабль, а это наверно и есть пришельцы». Тут к ним прибежал Пётр с автоматом в руке и сонный: «Там такая хрень твориться! Я думаю, нам лучше не выходить из дома! 

» Он крепко закрыл двери квартиры и двери комнаты. «Если хотите жить, не выходите! Там медузы жрут людей!» — его слова напоминали бред сумасшедшего и наверное ребята не поверли бы ему, если бы не видели в окно происходящее.

Выстрелы и крики разбудили и его и Дашу, и Светлану с Михаилом, которые тоже наблюдали в окно странную фантастическую картину противоборства людей и медуз, не понимая, почему солдаты стреляют в эти организмы. Причину знали сами солдаты, которые в панике спасали свои жизни от невиданного ранее противника. Вчера, занятые заботами по обеспечению себя питанием и собственной безопасности, он не увидели, как космический объект сильно увеличился в размерах, явно приближаясь к планете. Только в три часа ночи, караульный вскинул случайно голову вверх и открыл рот от изумления. На небе было две луны. Только одна более яркая и красноватого оттенка. Он разбудил всех своими криками и всё отделение, выпучив глаза наблюдало, как плывёт по небу и увеличивается объект. Потом он вдруг замер и раскололся на множество более мелких частей, которые отлетев друг от друга, в свою очередь раскололись ещё на более мелкие, и так продолжалось несколько раз, пока объект не превратился во множество сияющих точек, сопоставимых по размерам со звёздами, которые стали приближаться к планете. «Нихрена себе, вот это шоу!» — воскликнул Толик, который вернулся из дома без Петра, но очень довольный, пробормотав что-то невразумительное и заступив вместо Петра на пост. «Что это за хрень такая?!» — спросил вслух Виталик, нервно теребя автомат. «Похоже на десант. Только сразу на всю планету. Посмотрите, эти точки за горизонт уходят и там продолжают делиться!» — сказал Сергей, чувствуя животом опасность. Точки медленно и плавно приближались к планете, и солдаты устали наблюдать за ними, шеи их болели и они легли на землю, постелив под себя плащ-палатки. Многие из них сразу же уснули, не смотря на необычность происходящего.

Всех разбудил крик очередного караульного, который указывал уже на светлое голубое небо, на котором, словно большой булыжник, зависал объект. Солдаты разглядели ещё множество таких «булыжников» на небе, но в разных частях и судя по расположению, над другими городами Подмосковья. Висящий над Москвой «булыжник» весел прямо над Кремлём, и оценив примерно расстояние до него и соотношение размеров, солдаты поняли, что «булыжник» сам размером с Москву. Их удивляло то, что объект висел неподвижно, не приближаясь и не смещаясь. Всё это напомнило солдатам фильм «День независимости» с Уилл Смитом. Только там были летающие тарелки, а тут неказистые астероиды. Видимо те миллионы светящихся точек на ночном небе и были это самые булыжники. Солдаты заворожённо смотрели на объект, строя самы различные предположения о его предназначении и развитии событий, но ни чего позитивного в их предположениях не было. Вдруг «булыжник» плавно и беззвучно рассыпался на составляющее его «песчинки», которые стали разлетаться от центра, постепенно закрыв собой небо, став своеобразной тучей. Эта туча стала медленно оседать на Москву. Солдаты приготовились одеть противогазы, считая это видом химической атаки, но по мере приближения песчинки превращались в полупрозрачные шарики, которых было наверно больше миллиона. Эти шарики стали падать на землю, при падении разбиваясь словно огромные капли дождя, разбрасывая вокруг мелкие капельки студня. Один из таких «шариков» шлёпнулся прямо на их перекрёсток, ещё несколько на крыши рядом стоящих домов. Солдаты одели противогазы и комплекты ОЗК, ожидая, что сейчас начнёт действовать смертоносный яд или какой-нибудь вирус. Но когда по двору пробежала кошка, и оставшись живой, скрылась в подвале, Толик первым стянул с лица противогаз и сделал осторожный вздох.

«Да вроде всё нормально!» — сказал он, и все остальные последовали его примеру. Находиться в противогазе и ОЗК было душно и тяжело, и солдаты с удовольствием поснимали эти средства защиты, не видя больше опасности. Они уже стали расслабляться и веселиться, радуясь тому, что вся опасность заключалась в каком-то странном дожде, как вдруг Виталик, ткнув пальцем на перекрёсток прокричал: «Смотрите! Какая хрень!» Все повернули головы туда, где шлёпнулся и разбился «шарик» и с испугом увидели, как прямо из асфальта поднимается похожее на медузу тело. Приглядевшись, они поняли, что это и есть тот самый «шарик», который упал и разбился. Но как он собрался снова? Солдаты подошли к объекту поближе, держа оружие наготове, и не поверили своим глазам. Словно повторение фильма «Терминтаор-2», по асфальту медленно ползли прозрачные капли и собирались в единое целое, которое по размерам уже стало больше человека. В какой-то момент медуза двинулась в сторону солдат. Те с ужасом смотрели на непонятное существо и ждали приказа открыть огонь. Но Сергей, который и должен был отдать такой приказ, в запрещающем жесте поднял руку и стоя на пути движения медузы вытянул в её сторону автомат, желая проверить на прочность этот студень.

Автомат легко погрузился в движущееся желе и Сергей резко его выдернул, и осмотрел, ожидая увидеть на нём капли студня. Но ствол был сух и чист, словно и не погружался во что-то желейное. А медуза тем временем продолжала двигаться на солдат, явно желая познакомиться поближе. Тогда Сергей решил проверить медузу на ощупь и выставил в её сторону свою руку и попытался схватить, но его рука словно оказалась в тёплой и приятной желейной по структуре субстанции. Он повернулся к остальным и сказал: «А эта хрень очень тёплая и классная на ощупь!» Его рука уже полностью погрузилась в движущуюся медузу и когда он собрался уже её вытащить, его рука словно попала в тиски. Медуза не выпускала его. Сергей стал дёргаться и кричать, запоздалое чувство опасности и страх нахлынули на него. Товарищи подбежали и стали тянуть своего командира назад, но медуза словно всасывала парня в себя и через несколько секунд, солдаты в панике отпустили тело своего друга, который оказался поглощённым внутрь студня. Солдаты с животным ужасом смотрели на то, как Сергей находится внутри медузы и двигает там руками и ногами, словно в невесомости. Судя по всему, он не испытывал кислородного голода или боли. На его лице было лишь выражение ужаса и просьба о помощи. Медуза замерла, словно довольная тем, что получила. Солдаты наблюдали за тем, как внутри прозрачного тела живёт их командир, который уже перестал дёргаться и паниковать, а с интересом изучал новое для него пространство. Он вертел головой, и тоже видел своих товарищей, даже помахал им приветливо ручкой, что-то говоря. Но его слов не было слышно, но по губам можно было понять, что он говорит: «Аху о!», а показанный знак пальцами в виде колечка доказал, что это так и есть. Сергею явно нравилось находиться внутри медузы, которая раздулась из-за его пребывания внутри.

Но потом солдаты вдруг заметили, что тело Сергея покрывается шерстью. Из пальцев, ладоней, открытых участков предплечий, щёк, носа и даже глаз потянулись тоненькие ниточки, розоватого цвета. И вот тут Сергей внутри медузы стал дёргаться, очень активно и на его лице отобразилось нечеловеческое страдание. Ниточки становились всё длиннее, превращаясь в паутинки, которые превращались в большой клубок и в какой-то момент, Сергей исчез в этом сплошном клубке нитей, которые превратились в большой кроваво-коричневый сгусток. Солдаты попятились назад от медузы, ожидая, что сейчас та взорвётся, но тут сгусток стал светлеть, переходя от кроваво-коричного цвета, к розовому, а от него к бежевому и в конце полностью став прозрачным. Но Сергея уже не было. Внутри прозрачной медузы были видны только его брюки, китель, ремень, автомат, подсумки, планшет и, что особенно напугало остальных солдат, нательный крестик. Медуза сожрала их командира, поглотив все живые клетки, оставив только искусственные и неживые. Форма и амуниция Сергея медленно опускалась на дно медузы, и когда всё что осталось от парня легло на асфальт, медуза снова двинулась вперёд, оставляя за собой эти вещи. Вот тут солдаты и начали стрелять.

Пули оставляли в теле медузы дорожки пулевых проходов, которые быстро заполнялись студнем. На вылете, они разбрызгивали небольшие кусочки медузы, которые тут же возвращались по асфальту к ней. Когда солдаты поняли бесполезность использования огнестрельного оружия, Толик вытащил гранату и прикрутив взрыватель, дернул кольцо, метнул её в медузу. Граната застряла прямо в центре медузы и через три секунды взорвалась, разбрызгивая на несколько метров прозрачный студень, который попал и на солдат тоже. Солдаты стояли в изумлении, не зная, радоваться им или бежать, пока не увидели, что капли стали опять собираться в единое целое. Потом раздался крик Толика, который пытался содрать с себя желе медузы. Но оно словно суперклей прилипало к его рукам и лицу. Остальные тоже попытались содрать с себя эту пакость, но желе прилипало к рукам и ни как не хотело отрываться. А потом вдруг впиталось в тело парней. Они изумлённо смотрели друг на друга, ожидая очередного подвоха, но все остались живы и здоровы. Они уже хотели обрадоваться этому, но тут упал на землю Толик и стал корчиться и кричать от боли и остальные заметил, что у него исчезли глаза. Вместо них блестели желейные вставки. Потом прозрачными стали его губы и щёки, кончики пальцев, а потом все его тело, словно сплющилось, заставив сжаться брюки и китель, а голова Толика, потеряв свою форму, стала растекаться по асфальту, словно тающий пластилин. Через минуту всё тело Толика вытекло через ворот его кителя, превратившись в большой кровав-коричневый сгусток, который стал светлеть, становясь розовым, потом бежевым, а потом прозрачным, став новой медузой, которая выросла и стала двигаться в сторону оставшихся солдат.

За всем этим наблюдали танкисты, сидя на броне своего танки и Пётр, который замер в дверях подъезда. Когда на землю попадали остальные поражённые студнем солдаты и стали превращаться в медуз, Пётр скрылся в подъезде, а танкисты закрылись в танке, включив систему противохимической и радиационной защиты. Пётр хотел забежать к Даше, но на лестничном пролёте вдруг увидел медузу, которая стекла по лестнице и затекала в квартиру Даши. «Даша! Беги! Не дай себя этой хрени поймать!» — закричал Пётр, но услышал истерический крик девушки, который вдруг неожиданно прервался. Тогда Пётр побежал к Джейн, которая оставалась у Сергея с Машей.

Автор рассказа: princess