Разместить анкету
Войти
Забыли пароль? Напомнить

Оккупация. Часть вторая: Паника

Специальный корреспондент НТВ. Как же она ждала этого назначения. Годы гоблинской работы на самых низких и незаметных должностях, выискивание возможностей и шансов засветиться, стремление появиться хоть на секунду в кадре. И вот наконец, сбылась мечта идиотки. Впереди, ещё есть цели и покруче. Например, получение премии Тэфи и переход на Первый канал со своей аналитической программой. Светлана была амбициозной, и не лишённой тщеславия девушкой. И вот её первое задание — выезд ЦУП Федерального космического агентства и штаб войск воздушно-космической обороны, для получения интервью у непосредственных руководителей данных ведомств, по поводу реальности угрозы приближающегося астероида. Светлана была не особо обрадована этому заданию, так как искренне считала данную ситуацию с метеоритом — бредовой. Но её решимость доказать правильность её назначения на данную должность перевесила личные мотивы и убеждённость в ненужности данного сюжета.

Но, тем не менее, Светлана тщательно готовилась к поездке, выбирая одежду, наводя макияж и мудря с волосами. Времени было в обрез, поэтому все сборы напомнили ей студенческие годы, когда какой-нибудь красавчик, неожиданно звонил и приглашал ни с того ни сего, в ночной клуб «по туситься». Всё быстро, всё в спешке, всё с нервами и криками, всё с неизменными косяками и оплошностями. Но в установленное время она уже была готова и ждала операторскую машину у своего дома. Пока было время, Светлана быстренько собирала информацию о самом происшествии, изучая, с использованием айпода, страницы всемирной сети. Особенно её заинтересовал сайт негосударственного центра изучения космических явлений США и Канады. Молодые и, по всей видимости, не дюжих умственных способностей люди, ловко оперируя научными данными, простым и доходчивым для большинства людей, языком (хоть и английским), поясняли, что за хрень творится в небе. «То, что мы наблюдаем, не может быть реальностью, так же, как если вы увидите парящего в свободном полёте над асфальтом или проходящего сквозь стены, человека. Когда вы такое видите по ТВ или на представлении Дэвида Коперфильда, вы понимаете, что это фокус, и есть научное обоснование и секреты. Но обосновать происходящее сейчас в космосе земная наука не может, что и ведёт к появлению множества теорий и предположений « Она не успела дочитать, так как подъехала операторская машина и Михаил, с вечно мрачным лицом (как же она не хотела с ним работать), жестом показал, что бы она садилась.

Пока выезжали из центра на МКАД и далее в сторону Королёва, Светлана дочитывала статью. По мнению молодых учёных основными «непонятками» в явлении были: изменение скорости движения объекта, которая начала резко сокращаться без видимых на то причин. Вторая — изменение траектории движения, опять же без известных современной науке причин. Третья — самостоятельное свечение объекта (объект светился, даже не находясь в лучах Солнца). И четвёртое — отсутствие вращения самого объекта. «Мы можем только лишь догадываться и предполагать, почему и что происходит, но дать вам точного ответа не сможет никто. Остаётся, надеется, что при приближении данного объекта к Земле, нам удастся получить дополнительные данные о нём, проведя дополнительные замеры. Но пока он ещё очень далеко и нам придётся набраться терпения» — подводили ребята итог своей статье. Светла подумала, что эта статья может стать основой её сюжета. «Думаю ребятишки на меня не обидится, если я «сплогиачу» их мысли и размышления, и чуть-чуть доработаю для российского зрителя. « — подумала Светлана и уже представляла себе, что и как она будет говорить за кадром, в тот момент, когда на экране будут показываться компьютерные модели астероида, планеты и умные лица академиков.

В ЦУПе их встретил секретарь начальника центра и проводил их прямо в зал. Она уже бывала здесь, правда в составе других рабочих групп и в другом качестве. Её всегда поражали масштабы зала и количество орг. техники, назначение большинства которой, она даже не могла себе представить. Виктор Михайлович — начальник ЦУП, с весьма озабоченным лицом, на котором была вымученная улыбка, отвёл их в установленное для проведения съёмок место и сказал: «Господа НТВэшники, давайте по существу и очень быстро! Мы очень мало пока знаем, очень много работаем. Ребята на станции не спят уже трое суток. Поэтому кратко скажу так: угрозы нет, для паники оснований нет, даже если тело пересечёт орбиту Земли, у нас есть средства его разрушения. Вот в таком ключе и будет интервью!» Светлана уже знала каков он порядок получения эксклюзива. Иногда сами журналисты передавали вопросы и ответы своим интервьюируемым, иногда наоборот, бывали и долгие дебаты по согласованию самих вопросов и ответов на них. Но вот такой безапелляционный диктант она встречала впервые. «Ну что же, давай те так, но можно я от себя лично один вопрос ещё задам?» — спросила она Виктора Михайловича, но тот отрицательно мотнул головой. Интервью записали за пять минут с трёх дублей. Почти рекорд. Если бы Виктор Михайлович ещё не был так мрачен и угрюм, то полученный материал можно было бы назвать позитивным.

Во время движения к штабу войск ВКО Светлана продолжала рыться в Интернете, выискивая дополнительную информацию. Она без устали копировала куски текста, привлёкшие её внимание. Вдруг, она увидела оповещение на ВК о том, что появилась новая видеозапись на ББС. Она открыла окошко и с явным изумлением посмотрела коротенький репортаж Американских коллег из офиса НАСА, где интервью давал руководитель этого учреждения. Светлану поразила идентичность самой информации и выражения лица американца его российскому коллеге. «Что за хрень?» — подумала Светлана. «Что ты там всё высматриваешь, Светик?» — оторвал её от дум голом Михаила: «Ты так всё самое интересное проглядишь в этой жизни!» «Я так-то, работаю, в отличии от некоторых!» — огрызнулась Светлана. Ей очень не нравился Михаил. Хоть он и был весьма брутален и все женщины в новостном отделе сходили по нему с ума, он отталкивал её своей демонстрацией превосходства над ней. Если многих женщин это заводило, то Светлану бесило. Она была яростной сторонницей равноправия полов. «Это ты на меня намекаешь? Ну и зря! Я тоже работаю, и не хуже. Только если твоя работа с информацией, моя с картинкой. Если я тебя криво сниму и не с того ракурса, то всем будет пофиг, что ты там такое говоришь, всем будет интересно, что это у тебя с лицом и ногами!» — со смехом продолжил общение Михаил, явно игнорируя скрытый в ответе Светланы приказ не мешать ей. Она зло посмотрела на мужчину и тот, рассмеявшись, добавил: «Вот сейчас сниму тебя снизу и тогда посмотрим, что люди запомнят больше — твою белиберду или розовый цвет твоих трусиков!» Светлана удивлённо вскинула брови, не понимая, откуда он узнал, что на ней действительно одеты именно розовые трусики с чёрной каёмочкой. Она стала искать ответ на данный вопрос, но Михаил сам помог ей его найти, указав жестом на стоящую на полу камеру, которая смотрела в её сторону и опять засмеялся. «Придурок!» — выпалила Светлана, отворачивая свои ножки в сторону от глаза камеры. Михаил с улыбкой повозился с пультом и на нескольких монтажных экранах высветились её ножки, чуть расставленные, между которых ярко высвечивалась розовая полосочка её трусиков. «Выключи это!» — зло потребовала Светлана, чувствуя, как начинает гнев закипать в её крови. Но Михаил молча игнорировал её требование и стал своим пальцем показывать, как он поглаживает её изображение между ножек. «Какая злая девочка! Наверно давно не было мужика! Сейчас мы тебя поласкаем, и Светочка станет доброй и очень красивой! А то сидит вся злая и страшная!» — продолжал Михаил издеваться над Светланой и поглаживал пальцем изображение на экране. Вместо взрыва праведного гнева, девушка, вдруг, испытала жуткое чувство слабости и грусти. Михаил, специально или случайно, ударил по самому больному месту. У Светланы давно не было мужчины.

Последний (о, нет, заключительный!) раз был прошлым летом, и то случайно, после (точнее в итоге)

 бурного празднования дня рождения подруги. Она тогда то ли с радости, то ли с усталости, надралась мартини до такой степени, что позволила одному студенту довести её до дома, пригласила (или он сам как-то напросился) на кофе, а потом, уже находясь практически в пьяном сне, вяло сопротивлялась, когда юноша повалил её на диван и жадными и нетерпеливыми движениями, стал стягивать с ней трусики и запихивать свой вываленный из штанов член, в её ещё сухую щёлку. Она тогда подумала, что парень явно новичок, если не девственник, раз так торопится и так неумело вставляет пьяной девушке. «Сколько ему лет? Он точно студент? Ему хоть есть 16-ть?» — почему то думалось ей, когда парень, безуспешно пытался вогнать свой корень в её пещерку. Он давил из-за всех сил, но его член, не смотря на свою твёрдость и крепость, гнулся и соскакивал. Была бы она потрезвее, давно бы уже послала этого неумёху (чем, наверное, бы нанесла тому сильную моральную травму обрекая на эректильную дисфункцию на несколько месяцев), но сейчас, лишённая сил и желания что-то делать активное, пыталась подставиться так, что бы этот «перец» наконец-то засадил в ней свой поршень.

Но парень так старательно двигался и толкался, что проваливал все её попытки помочь и причинял очень неприятные ощущения. «Хоть бы поплевал, что ли на конец!» — подумала Светлана, чувствуя, что парень злится и начинает нервничать. «Ты целка что ли?» — вдруг она услышала вопрос парня и наверно бы расхохоталась, но пьяная голова смогла лишь дать команду на то, что бы сказать: «Мммм!» Она так и не поняла, что решил для себя парень, но он каким-то чудом, всё же протиснул свой кол в её створки и на радостях вогнал его на всю длину, заставляя почувствовать её сильное жжение и боль терзаемого влагалища. «Хорошо, что бухая!» — грустно обрадовалась Светлана, чувствующая как парень от радости обладания, стал активно двигаться в ней, бешено наяривая своим членом в её лоно. «Оу, оу! Куда разогнался, малыш?! Полегче!» — подумалось девушке, но выговорить она смогла только: «Мммм!» Парень расценил это как возглас приближающего оргазма и поэтому усилил натиск. Светлана, под ударами юного любовника размышляла о том, что это наверно, самый худший секс в её жизни. Даже лишение девственности было куда более приятным и позитивным, чем это совокупление пьяных тел. Но её тело начало отвечать мужскому вторжению своими стандартными физиологическими реакциями. Влагалище увлажнилось, и скольжение члена внутри стало более приятным и мягким. Её чувства, не смотря на алкогольное опьянение, обострились, и она уже начала было испытывать удовольствие, как парень, запыхтев как пёсик, воткнул свой орган поглубже, и стал дёргаться. «Сволочь! Кончил!» — огорчённо подумала Светлана, которая уже было, настроилась на хоть какое-то удовольствие, а в результате получила только неудовлетворённость. «Ты супер, детка! Классно было с тобой!» — услышала девушка комплименты в свой адрес. Она хотела было что-то ответить, но решила поддаться наваливающемуся сну и закрыла глаза. Она уснула прямо так, с задранной юбкой, со спущенными трусиками, с расставленными в стороны ножками, между которых блестела влажная щёлка, из которой вытекала беловатая жидкость.

Заключительный раз был ужасным. Может поэтому, Светлана в дальнейшем, очень категорично относилась ко всем попыткам её соблазнения «на разок». Михаил, в отличии от остальных «отшитых», не прекращал попытки. Его способы её склонения к позиции «рачком» в офисном кабинете, с каждым разом становились всё наглее и изощрённые. Сегодняшняя не была исключением. Но в этот раз Светлану достали не сколько способ, а сам комментарий Михаила. «Наверно давно не было мужика!». После этих слов, не успев ответить агрессивно и жёстко, Светлана вдруг почувствовала, как по щекам бегут слёзы. Он отвернулась, что бы этот гад, не видел её лица. Но Михаил успел заметить блестящие ручейки на лице девушки, и был удивлён. «Светка, ты чего?! Да брось ты! Это же шутка!» — начал лепетать он, пытаясь успокоить девушку, а заодно и свою совесть.

Он не мог спокойно выносить женские слёзы. А в молодости, ломал челюсти и носы тем, из-за кого плакали девчонки, не разбираясь в причинах. Однажды он даже врезал своему учителю физкультуры за то, что тот сказал его однокласснице, что она толстая. Вика тогда заревела и выбежала из спортзала, а Михаил, возмущённый поведением преподавателя, подошёл к нему и с размаху влепил пощёчину. Конечно, 14-летний пацан не мог вырубить таким ударом взрослого мужика, но звук эхом разлетелся по залу, заставляя всех присутствующих, разинуть рты в немом испуге. Ответный удар в скулу вырубил Михаила, и он очнулся только в медицинском пункте. Над ним уже стояли директор и завуч. «Как ты себя чувствуешь, Миша? Это тебе мячиком попало?» — вопросительно-утвердительно спросил директор. Миша был очень сообразительным мальчиком и потому ответил: «Ага! Невнимательно играл!» Его отпустили домой и даже разрешили не ходить в школу до конца недели. Кто-то рассказал Вике о героическом подвиге Михаила, и в девичьей голове нашлось только одно объяснение поступку мальчика. Но сам Михаил так и не смог сам себе объяснить, что так разозлило его тогда, и почему он так поступил.

И вот сейчас он опять чувствовал необходимость врезать тому, кто вызвал слёзы у милой девушки, но бить себя самого, он не мог, потому возникла в его голове и теле проблема. Большой, сильный, уверенный в себе, брутальный мужик был вынужден пресмыкаться перед миловидной девчонкой, льющей слёзы из-за глупой шутки. Светлана, не смотря на переживаемое расстройство с удивлением отметила, как нелепо и даже смешно выглядит Михаил в образе извиняющегося нашкодившего пёсика. Не хватает только виляющего хвоста и попыток полизать её в лицо. Этот образ был настолько смешным, что Светлана даже успокоилась. Она вытерла выступившие слёзы и, вынув из сумочки зеркальце и набор теней, стала приводить себя в порядок. Михаил, видя что девушка перестала плакать и занялась своей внешностью, немного успокоился, но когда Светлана взглянула на него своими грустными глазами, с явно читающимся укором и обидой, он опять почувствовал себя неловко. Михаилу нравилась Светлана. Она обладала рядом важных, по его мнению качеств. Во-первых, она была естественно красива и умело использовала косметику, что бы подчеркнуть свои достоинства и скрыть редкие недостатки. Во-вторых, она была интересной в общении, образованной, не глупой. На неё было не только приятно посмотреть, но ещё и пообщаться. И в третьих, в ней был внутренний стержень, что называется железным характером. Она единственная, кто не повелась на него с первого раза, и даже со второго и с третьего. Это сначала удивлю Михаила, потом заинтересовало, а теперь стало частью его повседневной жизни. Он хотел завоевать эту даму.

Он использовал стандартные для этого способы и нестандартные подходы. Придумывал разные мероприятия и сюрпризы, но всё было тщетно. Светлана воротила от него нос. Ему стоило больших усилий, заставить руководство вписать его имя в её команду, что бы иметь возможность быть с ней рядом. И вот первый день работы принёс вот такой вот плачевный результат, в прямом и переносном смысле. Но Михаил не терял самообладания и надежды. Он был из тех мужчин, которые не сдавались, не победив или не умерев. Вот и сейчас, Михаил смотрел, как девушка приводит себя в порядок и думал, как же вырвать у неё сердце и спрятать у себя за пазухой. С такими приключениями они доехали до штаба войск ВКО.

Интервью звёздного генерала не отличалось по содержанию от выступления начальника ЦУП. Почти в слово в слово он повторил ту же информацию, что была озвучена ранее другим специалистом. Всё бы наверно, и закончилось на этом, и бригада Светланы вернулась бы на студии и занялись бы монтажом сюжета, но тут Михаил неожиданно шепнул Светлане: «Идём как в офицерскую столовую, покушаем!» Она удивлённо и зло посмотрела на него, и хотела было сказать: «Нашёл время жрать!», как что-то во взгляде мужчины заставило её промолчать и последовать  за ним. Их, с разрешения командующего, пропустили в столовую, где Михаил, подмигнув Светлане, сев за столик, включил скрытую камеру в сумке. Это древний способ, но который работает до сих пор. В купе с направленным микрофоном, спрятанным в ручке сумки, система позволяла снимать ничего не подозревающих людей на значительном расстоянии. Вот и сейчас, объектом съёмки стала четвёрка офицеров с явно замученными и отрешёнными лицами. «А мы пока покушаем, да Светочка?» — с улыбкой сказал Михаил и пошёл к стойке. Пока он набирал на поднос блюд, расплачивался, расставлял на столике, группа офицеров не спеша кушала и о чём-то оживлённо разговаривала. Ни Светлане, ни Михаилу, ни чего не было слышно, но они надеялись, что современная техника даст свои результаты чуть позже. Девушка, которая шестым чувством ощущала, что получиться сенсация, испытала большую признательность по отношению к Михаилу и даже улыбнулась ему. Мужчина сделал себе пометку в голове, что заработан один плюс.

Они еле дотерпели, пока их машина не выедет за пределы воинской части. Михаил тут же достал флэшку и вставил её в аппарат. «Эта хрень явно из металла! Это ясно как дважды два!» — говорил один участник беседы. «Но почему тогда наши не могут определить это стандартными средствами обнаружения? Почему только спектральный анализ даёт такой результат? Почему на радарах его не видно вообще?» — спрашивал второй. «Я, братцы, думаю, что это хрень кем-то сделана! Она явно не простое космическое тело! Сегодня «звукачи» передали, что оно молчит. Понимаете?! Не может объект такого масштаба, состояния и свойств молчать в электромагнитном поле. А эта хрень молчит!» — мрачно высказался третий. «Напоминает камуфляж Стелс, только ещё круче. Я думаю, если бы оно не светилось в ночи, мы бы его никогда не увидели. Если оно создано кем-то, то этот кто-то хотел, что бы мы увидели эту хрень. Отсюда вопрос — зачем?» — подвёл итог четвёртый. Некоторое время вся четвёрка ела молча. «Паника!» — вдруг сказал один из офицеров: «Они хотят вызвать у нас панику!» «Точно! Я тоже об этом подумал! Древний как мир способ, ещё до сражения внести раздор в рядах противника. Разрушить связь, взаимодействие, снизить боевой дух и как следствие, разрушить систему обороны!» — поддержал его другой. «Значит это вторжение?» — спросил третий. «Давайте исходить из этого! Если это окажется всего лишь плодом нашего воображения, то мы посмеёмся этому впоследствии!» — сказал четвёртый, и офицеры поднялись из-за стола и вышли.

Светлана с испугом смотрела на Михаила, который ещё и ещё просматривал отснятый материал. «Они считают, что это инопланетяне?!» — наконец выговорила она. «Да. И кажется, считают, что это вторжение. И я с ними согласен!» — ответил Михаил. «Когда мы служили на Кавказе, к нам должна была прибыть группа разведчиков ГРУ, настоящих головорезов, воинов призраков, ниндзя современности. Про этих парней ходили такие слухи, что кровь стыла в жилах даже у нас, десантников. На нашем участке засветилась, какая то шишка из ваххабитского движения и они должны были прибыть, что бы эту шишку ликвидировать. Так, когда про это узнали духи, они побросали все свои лагеря и схроны и свалили в Грузию. Нам лишь осталось пройтись рейдом да зачистить район. В итоге оказалось, что это была «лажа». Ни кто к нам прилететь не собирался. Умники в штабе использовали страшилки про супер-воинов, и выполнили поставленную задачу по зачистке района без потерь. Всего лишь информация породила такой страх, что разрушила всю систему боевиков. Я думаю, что в нашем случае, возможно, точно такая же штука. Только во всепланетарном масштабе», — поделился Михаил своей версией. Светлана задумалась над тем, имеет ли право на существование предложенная теория, но из дум её вывело очередное оповещение в сети. Она открыла страничку и с испугом прочитала вслух: «Траектория движения астероида после изменения неизбежно приведёт к столкновению с Землёй! Официальное заявление НАСА!» «Ну вот видишь! Ты уже в панике! Толи ещё будет!» — мрачно сказал Михаил и оказался прав.

Они находились в телецентре, и занимались монтажом материала, сгорая от нетерпения поскорее его пустить в эфир, когда заметили, что большинство сотрудников сгрудились вокруг центральной аппаратной. Светлана решила сходить посмотреть, что всех заинтересовало, а заодно, выпить чашечку кофе из автомата. Со стаканчиком в руке она подошла к группе коллег и, высунувшись из-за их спин, посмотрела на мониторы. Ей показалось, что она смотрит какой-то фильм катастрофу. На экранах люди бегали с сумками, били витрины магазинов, с вертолётов показывали огромные пробки на улицах. Где-то горели пожары. Бегущая строка внизу картинки вещала: «Мэр объявил эвакуацию. По не подтверждённым данным президент покинул столицу и направляется в подземный командный центр. Правительство уже эвакуировано. Войска приведены в полную боевую готовность. Объявлено ЧП на всей территории страны». «Ну, вот и паника!» — услышала она голос Михаила около уха, и тихонько прошептал: «Я думаю, Света, что наш репортаж уже никому не нужен. У меня есть очень хорошее предложение! Давай-ка отойдём в сторонку!»

«Это начало! Мы это проходили на курсах по саботажу. Пока ещё работают основные специальные службы — полиция, пожарные, медики. Есть ещё в людях доверие к власти и государству. Очень скоро, его не будет. Каждый станет сам за себя и наступит крах нашего общества. Что бы его не допустить, правительство будет использовать специальный протокол, разработанный заранее. В нём очень неприятные для нас мероприятия. Включая комендантский час и расстрел на месте. Надо выбираться из города, пока дороги ещё не перекрыты танками. За МКАД у нас больше шансов остаться в живых. Даже если эта космическая хрень, пролетит мимо, то за этот промежуток времени, может много изменится на нашей планете. Ты же видишь, что уже твориться на улице, а это ещё пока не вышли мародёры и паникёры», — шептал Светлане на ухо Михаил, и она понимала, что он прав. Так всё и будет. Её знаний психологии человеческой сущности было достаточно, что бы составить алгоритм человеческого поведения в ситуации выживания. «Что будем делать?» — спросила она, глядя на Михаила. И в этом взгляде уже не было прежнего призрения или агрессии. Теперь она видела в мужчине своего защитника и соратника. Михаил, который всю свою речь по большей части нафантазировал и придумал, в надежде вызвать страх в душе девушке и появлении у неё желания спрятаться за сильной спиной, еле сдержался, чтобы не заулыбаться от радости. Его план сработал. Светлана всецело поверила ему и хочет от него помощи.

Они приехали к нему на квартиру. Он убедил Светлану, что выезжать надо будет завтра с утра, так как ночью очень опасно передвигаться по улицам, по которым шныряют возбуждённые группы людей. И к своему удивлению, оказался прав. Когда они подъезжали к его дому, вдруг раздались выстрелы и послышался звук бьющегося стекла. Светлана с Михаилом вбежали в подъезд и заскочили к нему в квартиру, закрыв двери. Потом они укрепили дверь, сдвинув шкаф. «Так, завтра с утра, возьмём мою машину из гаража. У меня внедорожник, это более подходящий вариант для такого случая. И надо будет запастись продуктами!» — говорил Михаил, стараясь выглядеть уверенно и мужественно. (Специально для — ) Это у него хорошо получалось. Светлана, по его предложению, составила список всех необходимых вещей и продуктов. Они вместе посмотрели несколько вариантов завтрашнего бегства из столицы. Потом вместе готовили ужин и наслаждались им. Вино было выпито быстро, и Михаил вытащил из шкафа бутылку водки. «Ой, нет, нет!» — запротестовала Светлана: «Я такого не пью!» «Да я как бы тоже, но для снятия стресса и на сон грядущий, всё же выпью чуть-чуть!» — сказал Михаил и налил себе стопку, а потом, не смотря на протесты девушки и ей: «Ну, если вдруг, захочется!» Вдруг, наступило тут же. Михаил так вкусно  

выпил и закусил и так блаженно выдохнул, что Светлана не удержалась и тоже опрокинула в себя стопочку. Водка разогрело тело сильнее и быстрее, чем вино, заставив голову кружиться в восхитительном вальсе и забывать о переживаниях. Они выпили вместе полбутылки, но потом Михаил сказал: «Так! Пора завязывать! А то утром проспим!», и убрал бутылку в холодильник.

Он постелил ей на диване, а сам расположился на полу. Ни высказав н намёка на то, что не прочь оказаться с ней рядышком. Светлана, привыкшая к его приставаниям, была удивлена. Более того, она даже захотела, что бы Михаил высказал, своё мужское желание по отношению к ней. Но Михаил спокойно развалился на полу, положил руки себе под голову и смотрел в потолок, пока девушка ходила в ванную, и укладывалась спать. Она даже решила не прятаться и скинуть с себя джинсы и футболку прямо при нём, показав своё обольстительное тело, но Михаил только лишь скосил глаза на секундочку и вернул их на место: «Красивая ты, очень!» и повернулся на бок, отворачиваясь от неё. Это уже было воспринято Светланой как оскорбление. Как может он не любоваться её телом, нагло и вальяжно, как это делали все мужики? В смятении она накрылась одеялом и закрыла глаза. Но сон не шёл. Её мысли крутились вокруг Михаила. Она всё обдумывала его поведение, начиная от шутки в машине и заканчивая поворотом спиной. Она заметила, что сейчас уже он нравится ей, что прошёл тот негатив, что был раньше. Более того, она ощутила, что Михаил ей стал нравиться. Она, почему то опять вспомнила момент, когда он пальцем поглаживал изображение на экране, как бы лаская её между ног и сейчас, ей это уже не казалось обидным. «Миша? Ты спишь?» — вдруг спросила она мужчину. «Нет. не спиться что-то. С непривычки наверно. Да и холодно тут на полу что-то!» — ответил Михаил, снова ложась на спину. «Я у тебя спросить хотела, а почему ты надо мной так пошутил сегодня? Ну когда под юбкой у меня снимал?» — спросила Светлана, лишённая алкоголем стыдливости. «Да вот. Захотелось мне мужику посмотреть, какие трусики на самой красивой и недоступной девушке отдела! Ну, вот такой я мужлан, и озабоченный тип!» — ответил честно Михаил. «Ну и как?» — спросила его девушка. «Что как?» — не понял вопроса мужчина. «Тебе понравилось то, что ты увидел?» — улыбнувшись, спросила Светлана, чувствуя, что в ней просыпается кошечка. «Даже, не знаю. Так то, видно было плохо, размыто и в темноте! Но твоя фигурка мне очень нравится, ты красивая! Вот сейчас тебя мельком увидел, и заснуть теперь не могу!» — то же отшутился Михаил. «А почему заснуть не можешь?» — продолжала заигрывать Светлана: «Что такого ты увидел?» «Да так! Но уже отпускает! Сейчас совсем отпустит, и я засну! Не переживай!» — ответил Михаил. «А если я вот так вот сделаю? Тебя всё равно отпустит?» — спросила Светлана и показала из под одеяла свою ножку, выставив её наружу.

Стройная ножка девушки, соблазнительно смотрелась в полумраке комнаты. Михаилу хотелось взять её, обнять и поцелуями изучить её всю, от пальчика до попки. Но он не подал виду, что сей стриптиз возымел какое-то действие над ним. «Ого! Ничего так! Обалденная ножка! Умеешь поддержать мужчину в трудную минуту!» — отшутился Михаил: «Ножка красивая, но я уже её видел, надолго волнения не хватит. Я опять засыпаю». Михаил решил попробовать поиграть со Светланой в эту юношескую игру. Светлана была рада поддаться на уловку и тут же показала свою грудь, спрятанную в лифчике. «А так? Волнительно?» — спросила она, хитро поглядывая на мужчину. «Ну есть немного! Как на пляже прямо!» — ответил Михаил. Светлана, входя в раж повернулась к Михаилу спиной и выставила ему на показ свою попку, в ажурных трусиках. «А так тоже как на пляже?» — поинтересовалась Светлана. «Ну, почти нет!» — ответил мужчина, чувствуя, как горит его возбуждённый член. Он уже видел, как срывает эти трусики, раздвигает ягодицы и вонзает свой меч в её влажное лоно. Светлана картинно прогибала спинку и ворочалась на диване, наслаждаясь тем, что лежащий на полу мужчина наконец-то проявил себя как мужик. Но за всей этой игрой, Светлана, незаметно для самой себя, довольно сильно возбудилась. Она уже чувствовала знакомый зуд и жжение между ножек, и томление внизу живота.

Михаил то же знал, что девушка возбудилась и хочет его. Но она никогда не признается в этом и не отдастся на прямую. Поэтому надо искать варианты. Для начала хотя бы просто оказаться рядом с ней на диване. Михаил стал кашлять. «Ты чего?» — спросила его Светлана. «Да что-то бронхит обостряется. Надо что-нибудь подстелить под себя, а то замёрзну основательно и заболею», — старательно изображая заботу, о себе самом ответил Михаил. «Знаешь! Я бы тебя к себе под одеялко пустила, но ты же приставать начнёшь!» — сказала Светлана, которая прекрасно поняла хитрость Михаила, и решила ему подыграть. «Ну наверно, ты же вон какая сексуальная! Но ты мне дашь по рукам разок, я и отстану!» — ответил Михаил: «Или обратно на пол выгонишь!» «Ладно! Договорились! Если будешь приставать, выгоню на пол!» — сказала Светлана, отодвигаясь к стеночке и освобождая нагретое место для Михаила. Мужчина запрыгнул на диван и лёг рядом с девушкой, тут же крепко прижавшись к ней. «Эй! Ты же обещал!!» — возмутилась Светлана. «А я и не пристаю! Тут места мало, да ты и тёплая!» — с улыбкой ответил Михаил, ощущая, как приятно пахнет девушка и как излучает тепло её тело. «Слушай, я на тебя руку положу, можно? А то затекает она у меня поджатой. Можно?» — спросил Михаил и получив согласие, положил свою руку на девушку, фактически обнимая её за талию и кладя горячую ладонь ей на живот. Он прижался к ней грудью и его вздыбленный орган упёрса девушке в попку. Он не стал продолжать действий. Просто замер, как бы демонстрируя своё строжайшее выполнение условий договора. Светлана, которая хотела было воспротивится такому нахальству, не почувствовав продолжения атаки решила промолчать. Хотя касание упругого мужского члена, даже через ткань их одежд, было очень волнительным, и приятным. Она так давно не ощущала мужской эрекции и не чувствовала себя желанной. Михаил, довольный тем, что девушка не возражает против его осторожного вторжения, стал поглаживать её животик, плавно переходя на грудь. Он это делал так медленно и осторожно, что девушка и не заметила, в какой момент его рука оказалась у неё под лифчиком и наглаживает её грудь и сосок. Она хотела было возразить, но прикосновения были так приятны и волнительны, что она решила, что разрешит ему поласкать себя тут, но на этом его остановит.

Михаил не торопился. Он наслаждался захватом каждого миллиметра тела девушки. Его член набух и давил в попку девушки как таран, стараясь разорвать мужские трусы и проскользнув под ниточкой женских, вонзиться в её пещерку. Но Михаил умело направлял это желание в нужном русле. Наласкав грудь девушки, вызвав в ней сильнейшее томление и возбуждение, он стал поглаживать её ножки, старательно обходя интимные части, не забывая, время от времени возвращаться к заскучавшим вершинкам. В итоге, девушка уже сама подставляла ему свои внутренние части бедра, чуть повернувшись к нему телом и раздвинув ножки. «Вот он погладит тут и сразу скажу хватит!» — сделала ещё один шажок назад Светлана. Рука Михаила легла на её внутреннюю часть бедра и устремилась к щёлке. И вот долгожданное касание. Сноп ярких вспышек в голове и волны удовольствия проходят по телу Светланы, заставляя её забыть о данном самой себе обещании. Михаил уже ласкает ладошкой и пальчиками её щёлочку, заставляя её тело трепетать и изгибаться. Она уже лежит на спине и её ножки раздвинуты на столько, что мужчине хватает места, лёгким движением перекинутся и оказаться между ними. Его член втыкается её между ножек и начинает массажировать её щёлочку вместо руки, а свободные мужские ладошки устремляются на её загрустившие от отсутствия ласк, груди. Её руки гладят мужчину по спине и спускаются всё ниже и ниже, оказываются на его ягодицах. Она уже понимает, что не сможет остановиться, и прекратить это сладкое безумие. Её пальцы цепляют резинку мужских трусов и тянут их вниз. Но они цепляются за вздыбленный орган и не двигаются дальше. Светлана вынуждена перехватить резинку трусов в этом месте и коснуться своими пальчиками раскалённого от желания органа, выпуская его на волю. Она так давно не чувствовала рядом мужчины, так давно хотела ощутить мужской орган в себе, что не удержалась и обхватила ствол члена ладошкой, поглаживая и лаская его. «Какой же он твёрдый и горячий! Как вздулись на нём вены и какая большая головка! И как течёт из него сок!» — восхищалась Светлана, наглаживая дёргающийся в нетерпении член Михаила.

Мужчина, почувствовав, как Светлана освобождает его орган и затем гладит его, испытал настолько сильное удовольствие, что с трудом сдержал позыв воткнуть свой кол в её тело и тут же кончить. Он дал возможность девушке насладиться его членом, а когда она стала жадно потягивать его к своей щёлке, требуя погружения, он поцелуями спустился по животу к её трусикам и впился в уже мокрое местечко, заставляя девушку стонать и извиваться. Михаил обожал врезаться своим органом в возбуждённый пещерки, который горели огнём и уже истекали реками соков. Но ещё большее удовольствие ему доставляло погружение в сжимающееся от оргазма лоно, когда пульсация стен влагалища обжимала и массировала погружаемый в тело женщины орган. Вот и сейчас, видя что девушка уже горит и желает его, он стал доводить её до наслаждения своим ртом и языком, старательно вылизывая и обрабатывая её щелочку через трусики, готовя её к новым ощущениям. Светлана не смогла долго выдерживать такой сладкой муки и сама начала стягивать с себя промокшие насквозь трусики, оголяя и подставляя для ласк свою щёлочку. Мужчина тут же прильнул к ней своим ртом, а его язычок, стал активно наглаживать горошинку и временами, проникать за створки. Пальцы мужчины, то наглаживали её груди, то сосочки, а потом, массажировали попку девушки и её анус. Когда Михаил вставил один палец ей в пещерку и стал двигать им, вызывая ответные движения бёдер и подёргивания всего тела девушки, она стала громко постанывать и схватила его заголовку, прижимая его лицо к своей сочащейся соками щёлке. А когда он вставил другой палец ей в задний проход, смазав анус выступившими соками и чуть погрузившись в горящее огнём тело, девушка начала кричать и рваться на диване, а потом, прогнувшись в спине, завизжать. Михаил тут же почувствовал, как сжимаются её мышцы внутри лона. Вынув пальцы из тела девушки, он тут же приставил свой таран к её взбухшим лепесткам и вонзил его. Казалось, что он воткнул туда не мужской член, а настоящее боевое копьё. Так сильно завизжала Светлана. Она кричала на протяжении всего того времени, пока он двигал в ней своим поршнем, старательно наяривая девушку, наслаждаясь спазмами её тела. Светлане казалось, что она умирает в сладкой муке. Ещё немного и её душа покинет измученное мужским членом тело, и устремиться вверх. И когда Михаил вогнал свой член в её тело так глубоко, что она почувствовала, как он ткнулся в дно внутри её тела и стал дёргаться, выливая в неё своё содержимое, Светлана действительно ощутила парение и свет. А потом она потеряла сознание. Рядом с ней свалился Михаил. Они так и уснули, она лежала, раздвинув ножки, а он, оставив в её теле свой член. Под утро, когда природа опять возбудила Михаила, его член вздулся прямо во влагалище Светланы, тем самым разбудив её. Она спала не чувствуя на себе вес тела мужчины и только появление движения в её пещерке заставило её вернуться в реальность. Она хотела уже разбудит Михаила, мягкими и нежными движениями своего тела, но тут с улицы послышался страшный грохот, который и разбудил мужчину. Он открыл глаза и поняв, что шум идёт с улицы, вспомнив события прошлого дня, подбежал к окну. Во дворе стоял танк.

Автор рассказа: Арина