Разместить анкету
Войти
Забыли пароль? Напомнить

Влечение

— Давай попробуем кое-что новенькое, — скорее утвердительно сказал Максим, заводя машину.

Катя быстренько мысленно прикинула, к чему может это привести.

— А что? — своим звонким голоском спросила она.

— Пусть это будет для тебя сюрпризом, — пожал плечами ее ухажер, сдавая назад и привычно вклиниваясь в поток движущихся машин. — Но сперва ты должна дать свое согласие.

Голос у Макса был совершенно спокойным и все же Кате чувствовалось что-то странное в нем. Влечение? Намек на близость? Предвкушение? Она не могла сказать точно. Просто чувствовала, как от его интонаций слегка завелась. Тело уже начало предвкушать. Чувствовало, к чему все идет.

И все же Катерина, прежде чем ответить, еще раз прокрутила в памяти сегодняшний вечер. Легкий ужин, потом театр. Максим вел себя весьма галантно, обходительно, даже и не пытался запустить свою руку ей под юбку. Что и говорить, парень заслужил себе право на желание.

— Ну ладно, — кивнула головой девушка.

Для Катерины все отношения между людьми представлялись исключительно в форме товарно-денежных отношений. Парень потратил на нее некую сумму денег, да к тому же проявил некую долю уважения к ней, как к личности. И Катя чувствовала, что должна отплатить ему тем же. Проявить уважение к его желанию, каким бы оно ни оказалось.

Максим открыл бардачок и достал оттуда длинный кусок ткани.

— Завяжи себе глаза, — тихо, вкрадчиво попросил он.

Катерина слегка поколебалась, но все же взяла протянутый ей кусок шелка. Последний раз глянула за окно. Время было позднее, но на дворе уже стояло лето. И хоть солнце уже скрылось за горизонтом, вокруг по прежнему было светло. Да и посадка у легковушки Макса была невысокой. Девушка легко представила себе зрелище, которое сумеют увидеть в соседних машинах, коих, между прочим, было немало.

Но, тем не менее, послушно завязала себе глаза темно-зеленой тканью, сделав на затылке двойной узел, чтобы все это случайно не развязалось. Максим выждал чуть-чуть и когда машина остановилась на очередном светофоре, проверил насколько прочно затянут узел и не оставила ли Катя себе щелку для подглядывания.

Девушка лишь легонько улыбнулась, чувствуя на своем лице его руки. Это было не в ее правилах — мухлевать. Если она взялась за что-то, то всегда старалась делать все на отлично.

Максим взял ее руку и потянул к себе. Девушка доверилась его руке и вскоре почувствовала под своей ладонью горячую плоть. Ее рука привычно сомкнулась вокруг члена и пару раз прошлась туда-сюда.

— Не останавливайся, — довольно проговорил Макс.

Катерина на миг убрала руку, смочила пальцы своей слюной и снова взялась за фаллос своего кавалера. Ее ладонь легко скользила по нему от кончика до самого основания. Девушка оставляла руку слегка расслабленной, скорее водя ею по члену Максима, чем сжимая его.

Ее вторая рука потянулась к своему телу — девушка предвкушала то, что последует за этой лаской в движущемся автомобиле и хотела чуть-чуть поддразнить своего парня. Но едва только она подняла подол своего платья и коснулась своих трусиков, как послышался голос Максима.

— Не надо, не трогай себя, — сказал он.

Кате было чуть-чуть обидно, но она все же послушалась его и убрала руку. Ей было интересно, что же он задумал. В чем весь план, а не часть? Макс с первых же минут знакомства произвел на Катерину весьма положительное впечатление своей уверенностью в себе. Многие бы брезгливо назвали его излишне самоуверенным, но Катя раскусила Максима довольно быстро. Он знал себе цену, как и Катерина. И точно знал, где проходит граница между тем, что ему доступно, а что — нет.

И сейчас девушке было интересно, что он задумал. Простой секс у них уже был и даже не один раз, а целых два. Но все равно они встречались всего несколько недель и ничего еще не должно было приестся.

Машина в очередной раз остановилась. Катя слышала чужие голоса, доносящиеся из слегка опущенного окна, слышала музыку из радиоприемников, чувствовала запах выхлопных газов.

Ей на шею легла рука Максима и осторожно притянула вниз. Катерина, заводясь от одной мысли о том, где она и что именно сейчас произойдет, приоткрыла свой ротик и провела губами по головке фаллоса.

— Возьми его, — послышался сверху голос.

Девушка развела зубки и медленно стала опускать свою головку вниз. Ее губы плотно обхватывали нежную плоть члена, а язык медленно обволакивал ее внутри. Девушка обоняла этот возбуждающий аромат, вдыхала его и сама заводилась. Ощущала, как ее темная норка наполняется влагой.

Минет всегда ее возбуждал. Сколько Катя себя помнила, она всегда не на шутку заводилась, стоило только члену оказаться в ее ротике. Наверное, сказывается, что именно этой тематике был посвящен первый просмотренный ею когда-то порнофильм. Или, быть может, чувствуется, что до того, как решиться на полноценный секс, девушка почти год ублажала своего парня именно таким образом.

Катерина все так же медленно стала отстраняться едва только почувствовала, как головка полностью оказалась в ее ротике. И, едва только ее губы сомкнулись друг с другом смачно поцеловав кончик члена, Катя отправилась вниз и стала целовать фаллос чуть пониже головки. То нежно, то грубо, напористо. То лишь касалась губами, то проходилась языком.

Она продолжала так с минуту. До тех самых пор пока сверху не раздался еле слышный стон Максима. И, мысленно улыбнувшись, вдруг резко насадила свой ротик на фаллос, сомкнув зубки на сантиметр ниже головки члена. И, наслаждаясь блаженством парня, стала легонько покачивать головой из стороны в сторону, не размыкая губ, плотно обхвативших ствол и позволяя своему языку скользить по нежной плоти, распаляя Максима.

Он хочет поиграть? Хочет, чтобы она поступала по его правилам? Что ж, Катя готова пойти на это. Но она всегда оставит за собой последнее слово. Пусть Макс знает, что даже ему не под силу принудить к чему-то такую кошечку как Катерина. Лишь она одна выбирает, кого она будет ублажать и как именно!

Но, черт возьми, Катерина наслаждалась каждым мгновением! Аромат сводил ее с ума, заставлял тело напрячься от желания. А одна мысль о том, что низкая посадка автомобиля ничуть не скрывает ее макушки от случайных взглядов одновременно и слегка пугала и заманчиво возбуждала.

И потому она играла с Максимом. Делала все медленно, чувственно, давая ему возможность наслаждаться каждым мигом. А не тупо насаживалась на его член как в самый первый раз.

И Максу нравилось все это. Девушка чувствовала, как дрожит от нетерпения его член. Чувствовала его прерывистое дыхание. Слышала его постанывания. И втайне злорадствовала, что сейчас парень не может уделить ей достаточно внимания — ведь у него в руках руль и он должен следить за дорогой.

— Чуть быстрее, — попросил он дрожащим от желания голосом.

Катерина чуть-чуть повернулась для удобства и стала побыстрее двигать головой, слегка покачивая ею вперед-назад, плотно сомкнув губы и раз за разом впуская в свой ротик лишь одну головку, покрепче сжав ладонь чуть пониже и сдвигая ее в том же ритме на полсантиметра туда-сюда.

Что и говорить, подобный стиль еще никогда не подводил Катерину. Хотя в тот раз и пришлось немного поусердствовать. Катя не знала, сколько времени она сосала Максиму, помнила лишь, что машина останавливалась раз пятнадцать.

Но в итоге она получила горячую порцию семени Максима, ударившую ей прямо в небо. Она тут же закрыла головку языком и позволила сперме скопиться в ее ротике, не давая ей вытечь наружу. И едва только член перестал дергаться, как Катерина, плотно сжимая губы, выпустила член из своего влажного ротика и медленно сглотнула, прежде чем вернуться к тому, чтобы нежно посасывать фаллос своего ухажера.

Этого, кажется, даже Макс не ожидал. Но его едва начавший обмякать член вдруг снова налился силой под натиском нежных губок и влажного язычка Кати. И оставался таким еще несколько минут, хотя на сей раз девушка

 лишь поддерживала сексуальное напряжение, а не пыталась довести парня до развязки.

Машина в очередной раз остановилась.

— Сядь прямо, — послышался легкий не то приказ, не то просьба.

Катерина подчинилась и прислушалась. Вокруг стояла тишина, хотя где-то вдали все еще слышался гул автомобилей. Где они были? Черт его знает. Катя с трудом могла прикинуть, сколько времени она провела с членом во рту, но сильно подозревала, что не мало.

— Ты мне доверяешь? — спросил Максим.

— Да, — поколебавшись секунду ответила Катерина.

Она уже поняла, что попала в небольшое сексуальное приключение и ей это нравилось. Несмотря на то, что все это было срежиссировано не ею, девушка с замиранием сердца ожидала, что же будет дальше.

Парень вышел из машины и вскоре открыл дверцу пассажирского сидения. Катя почувствовала на своем лице его руки, когда он нежными пальцами проверил, не сместилась ли повязка за эти минуты. Быстренько чуть-чуть ее поправил и, взяв Катерину за руку, потянул ее за собой из машины.

Девушка сделала несколько шагов, пытаясь по собственным ощущениям и звукам хоть что-то понять. Под ногами был асфальт, значит, они все еще где-то в городе. Неподалеку слышался гул автомобилей, какая то дорога должна быть от силы метрах в пятидесяти. Лицо овевал свежий ветерок, чувствовался легкий запах гари средь аромата листвы.

Где они были? Окраина какого-то парка? Или выехали в пригород? Или просто Максим припарковался во дворе ее собственного дома? Катя не знала. И это одновременно и пугало ее и возбуждало. Полностью довериться своему партнеру. Полностью отдаться в его власть. Кто знает, где они и что вокруг? Катерина с одинаковой легкостью могла представить себе и уединенное местечко в котором никого никогда не бывает и самый краешек какого-нибудь парка, где случайные зрители просто притихли, стоило им увидеть перед собой роскошную красотку в нарядном вечернем платье с завязанными глазами.

Максим заставил ее пройти шагов двадцать, прежде чем слегка повернул и, положив одну руку на талию, а вторую девушке на плечи, наклонил вперед. Катя вытянула ладонь и почувствовала перед собой поверхность. Шершавую, правильной формы. Кирпичная стена.

— Доверься мне, — прошептал парень ей на ухо.

Катерина только кивнула и с замирающим сердцем вслушивалась в окружающий ее мир, в то время как Максим приподнял ее платье, закинул подол ей на спину и стянул ее трусики до колен.

Девушка сразу же своими обостренными чувствами почувствовала легкий ветерок, почти не ощущаемый. Но влажная дырочка, сочащаяся соками от возбуждения, была очень чувствительна. А Максим, дав девушке с полминуты помучаться от неизвестности, медленно ввел палец в ее лоно и, помучив Катерину еще с полминуты еле ощущаемыми движениями, стал быстро ее трахать.

Девушке очень хотелось блаженно застонать, но вместо этого она лишь выгнулась всем телом, стараясь посильнее насадиться на палец своего ухажера. Она жутко боялась издать хоть звук. Боялась, что кто-то есть рядом. Почти что ощущала чужой похотливый взгляд на своем теле. И молчала. Хотя никогда раньше она не стеснялась. Всегда довольно активно и бурно стонала и даже кричала, если партнер действительно доставлял Катерине удовольствие.

Максим тем временем закончил играться с ней и, быстро пристроившись позади девушки, вогнал свой член так резко, что Катя против своей воли застонала, ощутив как его яйца коснулись ее нежной плоти между ног.

Парень сделал несколько медленных движений, почти до самого конца вынув свой фаллос из ее дырочки и неспешно вогнав его обратно. И только потом стал сношать Катерину в весьма бодром и заводном ритме.

Девушка извивалась. Рот ее то и дело открывался, чтобы издать блаженный стон, но Катя в последний момент одергивала себя. Она по прежнему дико боялась, что кто-то видит ее, что кто-то смотрит. А то и вовсе стоит неподалеку и держит в руках мобильный телефон, снимая все происходящее на память.

Хоть она и вела довольно активную половую жизнь, но Катерина всегда старалась, чтобы ее похотливая натура оставалась за закрытыми дверями. Чтобы ни у кого из ее многочисленных ухажеров не оставалось какого-нибудь кадра на память. Не потому, что она так уж боялась того, что эти снимки могут увидеть. В общем то, ей было начхать. Катя бы даже и бровью не повела, если бы однажды увидела свои забавы в интернете. А скорее потому, что это должно быть ее решение. Она сама должна решить, перед кем заниматься сексом и когда это делать.

И теперь у нее были весьма противоречивые чувства. С одной стороны ей хотелось взять все под свой контроль. Снять повязку и самой решить, что и как делать. Но другая часть ее сущности нашептывала ей в ушко, что это именно то, ради чего стоит жить. Что об этом маленьком приключении она будет еще долго вспоминать.

И Катя призналась перед самой собой, что несмотря на весь ее страх быть застуканной, происходящее действительно заставляло ее получать неимоверное удовольствие. В кои то веки потерять контроль. Позволить партнеру вести, делать все так, как ему хочется. Позволить Максиму доставить ей удовольствие.

И стоило признать, парень пока что справлялся на твердую пятерку. Он вгонял свой кол в ее влажную норку уже минут пять, а то и больше и пока что не подавал никаких признаков усталости. У Кати уже начинали дрожать ноги, она чувствовала, как внутри зарождается пока еще небольшой огонек, вынуждающий ее все сильнее прогибаться, порезче насаживаясь на член Максима.

Девушка уже не особо обращала внимание на то, что из ее ротика все чаще вырываются сдавленные стоны наслаждения. Катя по прежнему боялась, что рядом кто-то есть, что кто-то смотрит на нее, но теперь уже не придавала этому такого уж большого значения. Она просто наслаждалась происходящим, отрешившись от всего лишнего.

А парень, увидев ее попытки насадиться на его член, слегка изменил ритм. Стал вгонять свой агрегат чуть медленней, но резче. В ушах у Катерины все слилось в единую мелодию. Звонкий шлепок его бедер о ее попку, ее тихий томный стон, перед глазами расплывались радужные облачка, застилая ее чувство самоконтроля успокаивающей пеленой, потихоньку отключая его, и снова звонкий хлопок.

Максим, несмотря на всю его галантность, довольно чутко угадывал сексуальные желания Кати. И легко подстраивался под них. Он легко мог быть нежными и обходительным, но в следующий момент становился более жестким, непререкаемым. И Катерине это дико нравилось. Ее заводила эта манера Макса. В нем будто сплелись одновременно два партнера, гармонично сменяя друг друга в нужные моменты, то распаляя Катю, то утоляя ее ненасытный аппетит.

Катерина окунулась в блаженствующее состояние оргазма. Кончала она всегда с виду практически незаметно. Лишь ее влагалище вдруг резко сжималось и буквально выдаивало все соки из находившегося внутри члена, да из горла лился один протяжный стон, тихий поначалу и почти срывающийся на крик ближе к концу.

И едва только она вывалилась обратно в реальный мир, всем нутром ощущая как трясутся ноги от напряжения, как внутрь ее горячей щелки раз за разом снова и снова входит все такой же твердый член Максима, как парень силой заставил ее опуститься на колени и обойдя ее вокруг, всунул свой член между ее губок и не дожидаясь ее реакции, начал кончать прямо в ее ротик.

Катерина на миг замешкалась, но лишь на миг. Привычно обхватила член губами, уже чувствуя, что опоздала — небольшая струйка успела просочиться наружу и быстро проложила свой путь к подбородку. И, невидяще одарив своего ухажера улыбкой, снова сглотнула терпкое семя.

— Ты просто золотце, — тихо, с нежностью в голосе, сказал Максим и, снова проверив ее повязку, повел ее назад к машине и усадил Катерину на пассажирское сидение.

И лишь десять минут спустя парень снял с ее глаз оковы. Девушка быстро проморгалась и поняла, что машина стоит около ее подъезда.

Катя вышла, сделала несколько шагов ко входной  двери, но замерла. Прислушалась к своим ощущениям. И, стоя прямо под неяркой подъездной лампой, стянула с себя трусики прямо на глазах у сидевшего в машине Максима.

Катерина вернулась назад.

— Спасибо, — улыбнулась она и глубоко поцеловала парня. — Это был чудесный вечер.

Катя кинула свои трусики ему на колени и, послав воздушный поцелуй на прощанье, скрылась в подъезде. На губах она все еще ощущала привкус спермы, а тело было налито блаженной истомой. Катерина потянулась, вслушиваясь в то, как машина стронулась с места и лишь затем стала подниматься по лестнице.

***

Это было чем-то вроде обещания. Надежды. Впервые за долгое время Катерина не хотела, чтобы отношения закончились. И в таких случаях она давала обещание самой себе — что сделает все, чтобы быть рядом с тем, кому она сделала столь необычный подарок.

Большинству людей сложно будет понять Катю. Ее называли потаскушкой или шлюхой. А она лишь посмеивалась в ответ. Для Катерины мир был другим. Парни жаждали получить от нее интимные удовольствия и если они были готовы проявить должное уважение и обеспечить Кате приятный вечер, то она считала своим долгом расплатиться с ними. Кто-то заработал глубокий поцелуй, другой — быстренький минет, а такие как Максим легко добивались большего.

С Максом Катерина переспала на первом же свидании. Хотя она до сих пор не показала всего, что умеет. По ее мнению, всегда стоит оставлять немного места, куда стремиться.

Катерина никогда не относилась к сексу, как к чему то сакральному. Для нее это было всего лишь удовольствие. Весьма приятное, к тому же. Девушка жаждала секса. Всегда. Катя очень легко заводилась и очень долго приходила к своему оргазму. Большинство парней просто не могли удовлетворить ее и именно поэтому она цеплялась за таких как Максим. Опытных и умелых. И пусть даже о любви никто и заикаться не будет — Кате хватало и бурного секса.

И, к слову сказать, к ней выстраивалась весьма приличная очередь из ухажеров. Катя обладала роскошной гривой черных как вороново крыло волос и весьма смазливым личиком. А благодаря многолетним занятиям танцами ее тело, которое девушка никогда особо не скрывала, привлекало ничуть не меньше взглядов, чем ее внешность.

К тому же, Катерина зарабатывала на жизнь тем, что танцевала в ночных клубах в составе небольшой группы таких же молоденьких девчонок с номерами в стиле «бурлеска». Достаточно откровенно, но, вместе с тем, все же прилично. По крайней мере, именно этим аргументом прикрывались девчонки. А Кате было до лампочки. Ей нравилось танцевать. И если б завтра пришлось танцевать обнаженной, что ж за хорошую плату она бы согласилась.

Но, вместе с тем, впервые в жизни девушка чувствовала себя иначе. Впервые в жизни она чувствовала себя обязанной за секс. Катерина не знала, откуда это появилось и что такого необычного произошло, но стойкое ощущение собственного долга мучило ее несколько дней. И в конце концов, она сдалась. И, пораскинув мозгами, быстро придумала, как именно ей стоит вернуть долг.

На дворе был четверг. Единственный день, когда выступление у девушек заканчивалось к десяти вечера. И в половине одиннадцатого Катерина уже позвонила в квартиру к Максиму.

— Ну если он там с другой девушкой, — вполголоса проговорила Катя, ожидая пока ей откроют дверь, — то потеряет он намного больше, чем думает.

Прошло с полминуты, прежде чем за дверью раздались шаги. А вскоре дверь открылась и на пороге предстал Максим. В спортивных штанах и тапочках, пытаясь проморгаться от яркого света, ударившего ему в глаза из подъезда.

Катя легко догадалась, что парень, судя по всему, уже успел лечь спать и она либо разбудила его, либо просто не дала заснуть. Впрочем, для нее особой разницы не было. Она пришла сюда с одной-единственной целью и была твердо намерена исполнить свое сольное выступление на твердую пятерку.

— Катя? — Максим явно был удивлен. — Ты что тут делаешь?

Девушка, все еще не заходя в квартиру, развязала пояс и скинула легкое пальто назад, оставив его висеть на локтях. А у Максима лицо аж вытянулось, едва он увидел, в каком виде Катерина заявилась к нему в гости. Глаза заблестели, а дыхание слегка перехватило.

Катя победно улыбнулась. По крайней мере, начало, по ее мнению, оказалось достаточно удачным.

Под пальто на ней был комплект почти прозрачного белого нижнего белья, так хорошо сочетавшегося с ее загорелой кожей, и поясок, поддерживающий чулки.

— Так и будешь держать девушку на пороге или все же впустишь внутрь и трахнешь как следует? — игривым голосом спросила Катя.

Она была на взводе еще с того момента, как пришла на выступление в клуб. Ее подружки точно так же удивились, когда увидели, что именно скрывалось под одеждой. Катя даже и не думала прятаться от них. Все равно между номерами то и дело приходилось полностью переодеваться, включая нижнее белье, так что они давным-давно уже видели все, что хотели.

Максим сделал полшага в сторону и Катя тут же юркнула в квартиру. И, не дожидаясь пока слегка ошалевший парень закроет дверь, тут же, даже не снимая туфелек на высоченном каблуке, прошла в жилую комнату.

Стол со стоящим на нем компьютером, большой шкаф, длинный диван и роскошная двуспальная кровать — вот и вся меблировка. Девушка бросила свою сумочку на стол, попутно включив маленький светильник, заливший комнату неярким оранжевым светом, скинула пальто, совершенно не глядя, куда оно приземлилось, и процокала каблучками через помещение, уютно устроившись на диване и, разведя ножки в стороны, стала ласкать свой лобок прямо сквозь трусики.

Вот такую картину застал Максим, зайдя в комнату.

Катя лишь улыбалась, глядя на его слегка ошарашенное лицо. Судя по всему, наглая выходка произвела настоящий фурор. Максим подошел к ней, а Катерина, не прерывая ласк, машинально отметила для себя, что на штанах у парня проступил явный бугор. Девушка лишь откинула назад голову и еле слышно простонала, с особым упорством терзая свою промежность.

Парень не долго стоял столбом. Услышав блаженствующие стоны девушки, Макс тут же понял, что в данном случае лучше не задавать вопросов, а просто наслаждаться. Брать от жизни неожиданный подарок, пока предлагают, чтобы не жалеть потом.

Когда спустя полминуты Катя открыла глаза, она увидела полностью голого Максима, опускающегося на одно колено. И в следующий момент Катерина почувствовала его руки на своей талии. Парень легко дернул ее тело на себя, моментально усадив девушку на край дивана. И, не теряя ни секунды, Максим стянул с Кати трусики.

Девушка блаженно закинула голову кверху и томно простонала, когда почувствовала его влажный язык на своей промежности. Максим, не теряя времени на прелюдию, тут же впился своим языком в розовый цветок своей девушки и почти сразу же раздвинул половые губки.

Катерина каждой клеточкой своего тела чувствовала, как он неистово терзает ее дырочку. Ощущала жар его дыхания своими влажными от его слюны и ее собственных соков нежными губками. Чувствовала, как его руки с силой сжимают ее ягодицы, каждый раз оставляя свой отпечаток на темной коже на несколько секунд.

Девушка витала на волнах счастливого безумства. Ей дико хотелось окончательно потерять контроль, забыться на несколько минут, но Катя нутром чувствовала, что в таком случае она не искупит свой долг. Что в порыве любовной горячки она просто забудет о том, что собиралась сделать, придя сюда. И, как ни крути, а она действительно хотела сделать Максиму подарок. Такой, о котором будет помнить и он, и она.

Но до чего же хорош был его язык! Катерина и не знала, что представители мужского пола, оказывается, умеют так! Доставлять такое лютое, яркое наслаждение, ничего не требуя взамен. До сих пор Катя была твердо уверена, что только другая девушка сумеет так чутко угадывать ее тайные  желания. Наперед знать, где и когда стоит ласкать.

Но Макс сумел разрушить этот стереотип. Слегка лизнуть клитор, запустить язык глубоко внутрь, чуть посильнее сжать попку, пройтись по всем половым губкам, ожигая их единым выдохом.

Его ласки разжигали и без того немалое желание Катерины, за несколько минут доводя ее до отметки легкого кипения. Не хватало буквально чуть-чуть, чтобы взорваться и девушка с трудом могла думать, чтобы немного подтолкнуть Максима, указать ему верный путь.

И вдруг, когда ее стоны приобрели особо страстный оттенок, Катя почувствовала, как Максим слегка сдвинул руку и его палец лег точно на колечко ануса и стал легонько двигаться, нежно массируя его. Катя не выдержала и, как следует облизав свой палец, с особо протяжным стоном на губах, оттолкнув руку Макса, буквально воткнула его в горячую дырочку и стала быстро им двигать, почти не вынимая. Просто теребя, раздразнивая свою тугую попку.

И Максим заметил это. Наверное, сложно было бы не заметить, когда девушка вдруг втыкает палец себе в попку прямо у тебя на глазах. Еще несколько секунд парень продолжал в том же духе. До тех самых пор, пока Катя не вынула пальчик из своей попки, не взяла Макса за руку и положила ее прямо на свою попку.

— Давай! — выдохнула Катерина между стонами, с трудом отдавая себе отчет, где она находится.

Дважды просить не пришлось. Максим на пару мгновений оторвался от лизания ее ароматной дырочки, смочил палец слюной и воткнул его по самую ладонь в ее попку, начав легонько, почти незаметно трахать им девушку, быстро доводя ее до беспамятства.

Катерина сама не ожидала такого исхода, но, тем не менее, это случилось! Оргазм накрыл девушку с головой, из горла сам собой начал литься один протяжный, тягучий стон, выдававший ее наслаждение любому, кто мог услышать. Катя чувствовала, как рука в ее попке стала чуть более активно терзать ее и это лишь усиливало ощущения, даря еще одну грань ее удовольствию.

И когда ощущения пошли на спад, девушка поняла, что теперь то она точно просто обязана преподнести Максиму свой подарок. Иначе получится уж совсем не честно.

Катерина не понимала этот свой порыв. Чем парень заслужил все это? Ведь, если честно, то он не так уж и отличался от остальных ее ухажеров. Рослый, статный, красивый. Но все же была в нем какая-то изюминка. Что-то притягивало Катерину и она не могла даже понять — что именно. Какое-то неявное чувство влечения. Ощущение, что Максим будто притворяется удивленным. Что на самом деле он точно знает, что она любит. Что ценит. Когда смеется и над чем именно. Катерина не могла ничего доказать, но просто ощущала это всей своей душой. И, как бы пошло это не прозвучало, всем своим телом тоже.

Катя открыла глаза и поняла, что Максим залез сверху и уже пристраивался, чтобы вогнать свой член в ее донельзя влажный дырочку.

— Нет, подожди, не так, — пролепетала Катерина заплетающимся языком.

Максим послушно замер, а девушка слегка оттолкнула его и кое-как встала, про себя отмечая, что ходить на каблуках в послеоргазменном состоянии далеко не так то просто, даже если ты последние четыре года чуть ли не жила на них.

Девушка доковыляла до стола и, облокотившись на него, на несколько секунд замерла, пытаясь отдышаться, прежде чем заметила стоящий у монитора графин с водой. Она сделала несколько глубоких глотков и тут же почувствовала себя лучше. Более посвежевшей, готовой продолжать.

Катерина покопалась в сумочке и достала оттуда большую бутыль масла. Вылила себе немного на ладонь и растерла по своей попке, стараясь, чтобы как можно больше оказалось в ее темной дырочке. А затем, чувствуя всей своей спиной жадный взгляд Максима, достала из сумочки свою любимую игрушку.

Это было продолговатое прозрачное дилдо в форме конуса, сантиметров четырех в диметре в самом толстом месте и пятнадцать в длину, со шляпкой на одном конце. Катя наклонилась на стол, прекрасно понимая, какой вид сейчас открывается сидящему позади нее Максу, и, обильно смазав дилдо оставшимся на руке маслом, медленно вогнала его в свой зад.

Фаллос вошел с невиданной легкостью, полностью погрузившись в слегка растраханную попку. Девушка повернулась с лукавой улыбкой на лице ко своему партнеру. Максим сидел на диване, во все глаза уставившись на тело Катерины. Во взгляде читалась похоть и обожание, которые парень даже и не пытался скрывать.

Катя закинула руку за спину и, щелкнув застежкой, скинула лифчик на стол. И лишь затем отправилась обратно к дивану.

Максим кинулся было на нее, когда она подошла, но Катерина непререкаемо оттолкнула его, заставив сидеть. И убедившись в том, что парень понял, что от него требуется, повернулась спиной и уселась на член Макса, глубоко вошедший в ее щелку.

Парню открывался замечательный вид на спинку Кати. Он мог полюбоваться ее длинными черными волосами, разлетающимися красивыми шелковистыми волнами. Мог опустить свой взгляд и увидеть, как его собственный член в неспешном ритме погружается в такую влажную и приятную дырочку Катерины. Но Катя не сомневалась, что больше всего его сейчас возбуждает торчащее из ее задницы дилдо.

Именно поэтому Катерина выбрала именно эту позу. Чтобы дать Максу возможность вдоволь полюбоваться на то, какой распутной может быть его девушка. Сидя на нем спиной, слегка прогнувшись вперед, ухватившись за его колени и методично, неспешно насаживаясь до упора на его крепко стоящий фаллос. Крепко прижимаясь к его бедрам, давая парню возможность почувствовать, как круглое основание дилдо в эти моменты прижимается вплотную к ее попке, на секунду проталкивая его чуть глубже.

Она делала это медленно, наслаждаясь каждой секундой. Зная наверняка, что Максим лишь еще больше распаляется от этого зрелища. Что сейчас он даже не слишком то много внимания уделяет ощущениям собственного члена. Что гораздо больше его сейчас заводит открывшаяся перед ним картина.

Сколько так продолжалось? Минут пять? А черт его знает. Катя потеряла счет времени, полностью уйдя в свои собственные ощущения.

Каждый раз, когда она до упора насаживалась на член Макса, дилдо легко проскальзывало на пару сантиметров глубже в ее попку и эти спаренные ощущения дико распаляли ее, возбуждали, заставляя потерять связь с реальностью. Заставляли забыть о своих проблемах, о неприятностях своих любящих потрепать языком подружек и вообще о всем мире. Оставляя для девушки лишь здесь и сейчас.

И потому она оказалась совершенно не готова, когда Максим покрепче перехватил ее тело и встал, заставив девушку на несколько секунд повиснуть, нанизанной на его член. Из ее горла сам собой вырвался стон наслаждения, когда одновременно обе ее дырочки оказались полностью наполнены до самого упора.

А Максим, развернувшись, опустил Катю на диван так, что ее локти оказались на спинке, а колени уперлись в мягкое сидение. И тут же, не теряя времени, начал всаживать свой член в ее влажную норку, превращая единый стон в громкую какофонию из непрерывных постанываний.

— Чуть медленнее! — взмолилась Катя, понимая, что ее сознание просто не может угнаться за такой скоростью. Парень не слишком то довольно сбавил темп. — А теперь чуть жестче! — простонала Катерина.

Максим быстро понял, чего именно так жаждет Катя и вскоре стал всаживать свой ствол резкими толчками, то и дело слегка притормаживая ритм, сводя девушку с ума от легкой непредсказуемости. То и дело томя ее в ожидании, отчего следующий толчок, сопровождавшийся звонким хлопком о ее бедра, ощущался лишь ярче.

Именно это было любимой позой и любимым ритмом Катерины, хотя знали об этом лишь немногие счастливчики. Девушка редко кому позволяла трахать ее, пока в ее попке покоилось дилдо, но до чего же она любила и обожала это ощущение! Когда парень, трахая ее щелку одновременно с тем долбил ее задницу.

Не прошло и минуты, как Катерина кончила и на сей раз ее тело дрожало от наслаждения так, что Максим даже слегка наклонился  вперед и обнял ее за плечи. Впрочем, это не мешало ему продолжать терзать ее дырочки все тем же уносящим в нирвану способом.

И Катя была благодарна ему за это.

— Еще еще ЕЩЕ! — лепетала она между стонами.

И парень продолжал. Катерина слышала его тяжелое дыхание, но чувствовала, как его могучие бедра снова и снова вгоняют дилдо в ее попку по самое основание. И Катя кончила еще раз.

Этот третий по сету оргазм был особо ярким, Катерина потерялась в нем. Удовольствие затопило ее с головой и если бы в этот момент Максим излился в ее дырочку, она бы даже не почувствовала этого. Девушка с трудом ощущала реальность. Чувствовала лишь, как стенки ее влагалища растягиваются от входящего между них члена. Чувствовала, как дилдо снова и снова стремится в глубины ее попки, но каждый раз возвращается назад.

— Все, мне надо передохнуть, — Максим тяжело облокотился на диван.

Его член по прежнему был в дырочке Кати, а таз плотно прижимал дилдо к ее заднице. Но девушка быстро помотала головой и поняла, что настало время для того, чтобы идти дальше. Она потащила Макса к столу и напоила его прохладной водой, да и сама хлебнула чуть-чуть, напоследок побрызгав немного себе на лицо для свежести. И уложила тяжело дышащего парня на кровать, лицом к светильнику.

Катерина встала на четвереньки рядом с ним и, перехватив рукой его член, смачно плюнула прямо на головку, тут же насадившись своим ротиком как можно глубже. Снова слегка отстранилась и снова плюнула. И лишь затем, картинно вынув из своей попки дилдо, небрежно кинула его на кровать.

Открыла прихваченную с собой бутыль с маслом и вылила чуть-чуть себе на ладонь. Прошлась своей рукой несколько раз по члену Макса, отчего его агрегат призывно заблестел и устроилась сверху.

Поза «Паучок» никогда не числилась одной из ее любимых, но Катя ценила ее за открытость. Девушка раскинула руки в стороны, развела ножки и уперлась в диван, зависнув над Максимом, показывая ему свои дырочки.

Парень подложил под голову подушку, чтобы получше видеть открывшееся ему зрелище, и направил свой член в щелку Кати, но она слегка вильнула тазом.

— В попку, — сказала она, закидывая голову назад и прислушиваясь к собственным ощущениям.

Максим послушно направил член чуть пониже и девушка медленно опустила таз, неспешно до упора насаживаясь на член своего парня. И первое что она услышала — был его тихий стон. Катерина победно улыбнулась и, всей своей задницей ощущая покоящийся внутри фаллос, стала слегка приподниматься и падать. Сперва — совсем немного, стараясь дать своей попке привыкнуть к ощущению растянутого ануса, а потом все быстрее и выше, по мере того, как чувство боли и дискомфорта отступало в сторону.

Катерина закрыла глаза и полностью сосредоточилась на ощущениях. Анальный секс сам по себе она не особо любила, но просто обожала когда обе ее дырочки подвергались ласкам. И сейчас она давала Максиму возможность наслаждаться тугостью ее попки. Ощущением, как его член сильно сдавливается внутри, пусть даже ей самой от этого не так уж приятно.

Когда устали ноги, девушка подогнула их и уселась на парня сверху «наездницей». Так член входил еще глубже, изредка даже вырывая у Кати легкий стон. И девушка стала двигаться намного быстрее, подкручивая бедрами, ублажая Максима по полной.

Парень весь подрагивал, то и дело подмахивая тазом, всаживая свое достоинство чуть поглубже, глаза были закрыты. Максим полностью ушел в себя и просто наслаждался происходящим.

И вдруг Катя ощутила, как внутрь ее попки начинает хлестать его семя. Парень кончал прямо в нее, даже не потрудившись предупредить! Катерина даже слегка расстроилась. Она то хотела все сделать чуточку более красиво и позволить парню кончить на свое личико, а теперь финал ее заранее подготовленного шоу был чуточку испорчен.

Но Максим сумел удивить ее. Едва только она слезла с его члена, как он тут же вогнал в ее зад дилдо.

— Ты чудо, — прошептал он ей на ухо, крепко обнимая и прижимая к себе.

Катя блаженно расслабилась, ощущая себя до того уютно, что просто не смогла найти в себе силы что-то сказать или уйти. Она не ожидала, что Максим просто примет все это как должное. Что он не стал задавать никаких вопросов, не стал корить ее. А просто принял как есть и даже поддержал!

— И давно ты в попку трахаешься? — спросил Максим минут через десять, когда Катя уже начала было думать, что он заснул, крепко прижимая ее обнаженное тело к своему.

— Пару лет, — без стеснения ответила Катерина.

Этого вопроса она как раз ожидала. Уж если не сразу, то при следующей встрече.

— Он наверное был очень красивым, раз ты согласилась, — с легким смешком в голосе заявил Максим.

— Эмм? — Катя слегка опешила.

— Ну тот кто уломал тебя заняться анальным сексом, — пояснил Макс. — Сколько тебе тогда было? Восемнадцать?

— А вот не буду ничего рассказывать, — легонько хихикнула девушка. — Мучайся от неизвестности, раз это тебя так интересует!

— Ой да ладно тебе! Я же теперь не засну! — рассмеялся Максим и видя, что Катя все так же молчит, продолжил канючить. — Ну давай, расскажи!

— Ты будешь ревновать.

— Нет, не буду.

Что-то в тоне Максима было такое, что заставило Катерину задуматься. Она не знала, почему, но ей действительно хотелось рассказать ему что-то пошлое после всего, что только что произошло. А дилдо, все еще покоящееся в ее попке, только распаляло это желание.

— Ну хорошо, — сказала Катя после минутной паузы, — но ты должен мне кое-что пообещать!

— Хм?

— Что ты поверишь всему, что я скажу, — твердо заявила Катерина. — Иначе я выйду в эту дверь и ты меня больше никогда не увидишь!

На несколько секунд парень задумался и Катя прямо таки чувствовала, как он прикидывал, насколько серьезно она говорит.

— Ладно, — в итоге заявил Максим, обнимая ее покрепче.

И лишь после этого Катя начала рассказывать свою историю, заново вспоминая и переживая ее.

***

Девушка «созрела» довольно рано. К пятнадцати годам ее тело полностью сформировалось и примерно тогда же проснулся ее неутолимый голод. Ей постоянно «хотелось» и Катя, как она сейчас понимала, даже и не пыталась с этим бороться. Просто дрочила по два, а то и по пять раз на дню.

К тому же, вскоре после того как мастурбация по утрам стала для нее привычным занятием, Катерина обнаружила у родителей на компьютере весьма обширную библиотеку порнофильмов. В основном жесткое порно, в котором девушек просто-напросто насиловали, но снято было весьма качественно. До того, что местами даже казалось красивым.

Молодая девчонка с трудом могла поверить, что ее родителям нравится такое и она даже как-то раз подкараулила родителей, когда те думали, что их дочка давно спит. Катя сквозь дверную щелку наблюдала за тем, как ее предки загнали подобный порнофильм и не прошло и десяти минут, как ее мама слезла с дивана и стала сосать отцу с таким блаженствующим выражением лица, что Катерина до сих пор помнила его.

Но среди всей этой отъявленной порнухи попадались и другие фильмы. Красивые, затягивающие. Показывающие все то лучшее, что только было в сексе. Первым фильмом, который Катерина просмотрела от самого начала и до конца с рукой между ног была полнометражная картина, посвященная искусству минета. Насколько разным он может быть. Быстрым, резвым, чувственным, нежным И это с самых первых пор привило ей неистовую любовь к оральному сексу.

И тем не менее, Катерина не решалась опробовать все увиденное. Делала своему парню минет при каждой встрече, но не решалась переступить грань. В итоге с девственностью она рассталась только на свое шестнадцатилетие. Катя сама не знала, почему она выбрала именно эту цифру. Просто ей тогда казалось, что в шестнадцать уже все можно и этим все было сказано.

Родители оставили квартиру в ее распоряжение для праздника и куда-то отчалили до самой ночи, а Катерина кое-как дождалась, пока все ее гости разойдутся и лишь после этого набросилась на своего парня, окунаясь в секс с головой.

И ее «предрасположенность к нимфомании», как выразилась мама, довольно быстро проявила себя. Катерина отдавалась как тигрица, дико и неистово. Могла делать это часами, отпугивая от себя парней одного за другим. Они просто понимали, что не могут справиться с ее темпераментом и как-то потихоньку отношения увядали.

В итоге к концу школы Катя умудрилась заработать себе стойкую репутацию шлюхи и потерять всех своих подруг. Хотя девушка и соблюдала осторожность, школа прознала о ее «хобби», когда однажды Катерину застукали в туалете с парнем из соседнего класса прямо посреди урока. Стоит ли упоминать о том, что штанов ни на ней, ни на парне в этот момент не было?

Странным во всем этом оказалось то, что Катерина за это еще и не понесла наказания. Ее мама просто помахала перед директором корочкой диплома по детской психиатрии и дело замяли. Но, хоть Катю и не выгнали, ходившие по школе слухи моментально разожглись с новой силой, запылав намного ярче прежнего, быстро сделав из нее изгоя. Ни одна девчонка не хотела дружить с Катериной после такого.

Чего, впрочем, не скажешь о парнях От них то как раз после этих слухов отбоя не было. Стоило Кате расстаться с одним, как перед ней тут же вставали еще пятеро. И девушка спасалась сексом, найдя в интимных ласках для себя хоть что-то, ради чего все еще стоило ходить в школу.

И в итоге, получив свой диплом об окончании, Катерина отчетливо понимала, что в университете история просто-напросто повториться. А потому повернулась лицом к той возможности, которая у нее была, а именно — танцам. Ее успехи на этом поприще весьма радовали родителей, да и Кате приносили немало удовольствия.

И в итоге, едва ей стукнуло восемнадцать, Катерина попыталась пробиться в этот бизнес, имея за плечами весьма немалый опыт и гибкое тело. И, несмотря на чрезвычайно низкие шансы, ей удалось пройти отбор в небольшую танцевальную группу, ставившую номера с эротическим уклоном. Все девчонки были довольно молодые, самой старшей было двадцать два и Катерина под макияжем ничем от них не отличалась.

И вместе с Катей в группу так же взяли девятнадцатилетнюю Марину, которая упорно отзывалась лишь на «Майю». Что и говорить, девушки быстро сдружились между собой. И вот тогда то и обнаружились наклонности Марины.

Спустя пару недель Катя стала подозревать, что Майя неровно дышит к другим девушкам. Уж больно пошлые и откровенные комментарии она отпускала. Но, кроме этого, Марина ничем не выдавала своей нестандартной ориентации до самой вечеринки, которую закатили более старшие участницы группы в честь окончательного принятия Кати и Марины в свои ряды.

Случилось это через месяц после того, как девушки познакомились. Испытательный срок был окончен и они блестяще справились с возложенной на них задачей — выучить все номера и влиться в коллектив. Вечеринка проходила на даче у Даши, одной из основательниц группы, и длилась допоздна. А так как кроватей в домике было всего три, то улечься всем пришлось покомпактней.

И как то получилось, что Катю с Мариной положили спать на небольшом диване на ухоженном чердаке. В общем то, на этом диванчике было бы удобно одному рослому мужчине, а двум, пусть даже весьма хрупким, девушкам было явно тесновато. Но Катерина сумела устроиться, повернувшись на бок спиной к стене и, в общем то, не жаловалась.

Но сон никак не шел. Может быть, сказывался алкоголь, а может, теснота. Сложно сказать. Катя просто лежала и думала обо всем подряд в ожидании, когда же наконец то сознание отключится.

— Кать, ты спишь? — раздался совсем рядом шепот Марины.

Девушка чувствовала ее дыхание на своем лице. Ощутила легкое касание к своему бедру сквозь тонкое одеяло. На мгновение мелькнула мысль ответить, но подспудное чувство, что подружка в таком случае просто так не отстанет и спугнет и так плохо наступающее забвение, заставило ее промолчать и притвориться спящей.

Майя выждала с полминуты и после этого Катерина почувствовала, как та начала ворочаться, устраиваясь поудобнее. И, едва только Марина затихла, как девушка услышала неявный хлюпающий звук. Катю обуяло любопытство и она легонько приоткрыла глаза, пытаясь понять, что это за звук.

И тут же все поняла, едва окинула Майю взглядом. Та лежала, скинув одеяло на пол, с широко разведенными ногами. Трусиков на ней не было и в бледном лунном свете, падающем прямо на кровать, Катерина легко разглядела, как Марина ласкала свою дырочку одновременно двумя пальчиками, прикрыв глазки и закусив губу от наслаждения.

Спустя несколько минут Кате в ноздри ударил пряный аромат только что кончившей сучки. И, сказать по правде, ее это дико завело. Наверное, это вообще заведет кого угодно, когда лежащая рядом девушка вдруг начинает без особого стеснения ласкать себя, едва слышно постанывая в абсолютной тишине темной комнаты.

А Майя тем временем и не думала униматься. Более того, девчонка решила поиграть. Катерина почувствовала, как с ее ног медленно приподняли одеяло и вскоре оказалась полностью открыта взору Марины.

Катя всем своим нутром ощущала, как та, приблизившись вплотную, разглядывала каждый сантиметр ножек спящей девушки. Чувствовала ее неровное дыхание. Слышала звук входящего в мокрое лоно пальчика. И, что скрывать, сама возбуждалась от всего этого.

Марина осторожно выдернула одеяло из под согнутой руки, заставив Катю перевернуться на спину, открыв жадным глазам свою голую грудь с торчащими сосками. Девушка панически соображала, как бы провернуть все так, чтобы не попасться. Чтобы Майя не поняла, что Катя не спит. Чтобы утром можно было притвориться, что ничего не было.

Вот только все ее тело желало обратного. С тех самых пор как Катерина стала подозревать Марину в лесбийской ориентации, она начала думать над этой возможностью. И уже давно решила для себя, что она, в общем то, не против попробовать. Просто посмотреть, что будет.

И сейчас тело уцепилось за открывшуюся возможность. Соски были донельзя напряжены, дыхание стало чуть глубже, губы сами собой чуть-чуть разошлись в стороны, а щелка между ног начала потихоньку источать ароматный сок.

И, прямо посреди мыслей о том, куда может привести роман с Мариной, Катерина почувствовала, как ее сосок оказался плотно зажат между пышных губ Майи. Девушка легонько терзала его, лаская губами, едва ощутимо касаясь проворным язычком, на мгновение сжимая темную горошинку зубами. И Катерина против своей воли ахнула от удовольствия.

И тут же почувствовала руку на своем животике. Майя водила по нему ладонью, постепенно опускаясь все ниже. Катерина приоткрыла глаза и увидела, как рыжие волосы ее подруги зависли в сантиметре от ее трусиков. Марина ласкала ее животик, постепенно опуская руку все ближе к трусикам, то и дело запуская пальцы под резинку. А вскоре после того, как кончики ее пальцев коснулись самого краешка половых губок, Марина стала нежно целовать внутреннюю сторону бедер Катерины, приводя ту в блаженный восторг.

Столько чувственности было в этих касаниях. Майя будто абсолютно точно знала, где и как трогать. Как целовать. Когда коснуться языком, а когда достаточно лишь мимолетного касания губ. И Катерина поддалась. Слегка согнула ногу в колене и откинула ее на стену, приоткрыв подруге доступ к своей промежности, уже понимая, что просто притвориться не удастся. Майя уже победила. Уже добилась желаемого — возбудила и интерес Катерины и ее тело своей чувственной настойчивостью.

Марина прошлась язычком по бедру до самого колена, оставляя влажный след, и лишь затем, выпростав пальцы из собственной промежности, запустила обе руки под трусики Кати, на миг вцепившись в бедра коготками, легонько царапая их, отчего желание Катерины разгорелось с новой силой. И медленно, осыпая все на своем пути поцелуями, стянула трусики с девушки.

Катя ощущала прикосновение влажных пальцев к своей  ноге. И одна мысль о том, откуда именно взялась эта влага, заводила ее. Девушка чувствовала, как распаляется при одной мысли о том, что на ее теле остался след, связывающий ее с мокренькой щелкой Марины.

А та, откинув кусок ткани через всю комнату, перевернулась и Катя только и успела, что прикрыть глазки. Она и сама не знала, чего боится. Что их застукают? Или самой мысли том, что будет приходить на работу и видеть там девушку, с которой спала? Или возможности испортить отношения? Катя не знала.

Знала лишь, что ее губ вдруг коснулись губы Майи, запечатлев на них ароматный легкий поцелуй. Едва почувствовав вкус на своих губах, Катерину бросило в легкую дрожь. Она без труда поняла, что это вкус соков Марины. Терпкий, пахучий, возбуждающий. И теперь он на губах Катерины.

А Майя тем временем, осторожно убрав волосы, легонько прикусила мочку уха Катерины и стала теребить ее языком. Кате дико хотелось выгнуться и простонать от удовольствия, но она цеплялась за последние остатки приличия, оставаясь с виду безучастной куклой.

Марина же пошла чуть дальше и стала легонько ласкать губами ушко девушки, медленно проходя от мочки по внешней стороне до самого верхнего края и назад. Осыпая ушко на своем пути не то поцелуями, не то нежными ласками, вгоняя Катерину в пучины наслаждения. Заставляя ее саму желать большего. Распаляя ее, разжигая в Кате страсть и лютую похоть.

— Я знаю что ты не спишь, — прошептала Майя. — Ни одна девушка не сможет спать после такого

Катерина открыла глаза и посмотрела на свою подругу, испытывая облегчение от того, что можно больше не притворяться. В широко раскрытых глазах у Марины читалось дикое желание. И Катя, не сдерживаясь, прильнула к ней и впилась в ее вкусные губы обжигающим поцелуем.

Они просто валялись на кровати, отбросив в сторону одеяла, переплетаясь языками так же, как сплетались их обнаженные тела. Никогда в жизни у Кати не было ничего подобного. Чувство наслаждения переплеталось чувством уюта и единения. Она чувствовала к Майе всепоглощающую похоть, жгучее стремление овладеть ее телом и отдаться подруге с той же страстью.

И Катя даже не старалась оттолкнуть этого. Девушка просто отдалась на волю чувств и плыла по течению, не забывая, впрочем, о том, что нужно вести себя потише.

Пальцами она впивалась в щелку Марины, ощущала на своей ладони ее влагу, в то время как жаркие поцелуи сводили ее с ума. Катерина с трудом осознавала окружающий мир, полностью погрузившись в свои ощущения.

И, надо было признать, было во что погружаться. Несмотря на то, что Майя без остановки целовала ее в губы, руки девушки будто жили своей собственной жизнью, лаская все тело Кати. То нежно поглаживая грудь, то легонько царапая бедро, то с силой сжимая и выкручивая соски. Катерина чувствовала себя на седьмом небе от этих ласк, все глубже и глубже утопая в этом блаженстве. Девушка была готова уже на что угодно, лишь бы подтолкнуть Марину опуститься вниз к ее мокренькой щелке.

— Готова попробовать меня? — на несколько секунд впиваясь губами в мочку уха спросила Марина.

— Да, — еле слышно выдохнула Катя, чувствуя, что сдерживать стоны становится неимоверно трудно.

Майя грациозно изогнулась и перекинула ножку через Катю, за считанные секунды приблизив свою щелку к ротику подруги. И девушка не заставила себя ждать.

Катерина буквально впилась языком во влажную дырочку, в которой всего несколько секунд назад сновали ее пальчики. В нос с новой силой ударил терпкий аромат соков Марины. На губах с каждой секундой оставалось все больше и больше пряного бальзама. А Катерина была только рада тому, что Майя просто сидела на ней и не делала попыток впиться в ее цветок в ответном порыве.

Катя, запуская язык глубоко в лоно своей подруги, наконец то сумела хоть немного оклематься и была только рада тому, что рот у нее занят и единственные звуки, которые она может издавать — это влажное похлюпывание языка. Что, впрочем, не мешало Марине с лихвой компенсировать тишину Кати. Девушка прогибалась, сидя верхом на лице Катерины, открывая той новые возможности, и блаженно еле слышно постанывала, терзая свою грудь руками.

У Катерины уже начал уставать язык, когда Майя наконец то в очередной раз выгнулась, колени ее чуть-чуть разъехались в стороны и она буквально вжала голову Кати в подушку, отчего нежные губки Майи полностью соприкоснулись с губами Катерины, запечатлев на них свой донельзя ароматный поцелуй.

Тело Марины трясло от оргазма, из горла то и дело вырывались весьма отчетливые короткие стоны. Катерина даже испугалась, что их почти наверняка услышат, если внизу еще хоть кто-то не спит. Но носик Кати уткнулся в попку Майи, рот был широко открыт и внутрь неспешно стекали соки подруги, особо обильные в момент ее оргазма, и девушке было как-то немного не до того, чтобы еще особо сильно беспокоиться о находящихся внизу людях.

Майя в последний раз простонала и обессилено упала на Катю, уткнувшись лицом между ног у девушки. Катерина своей влажной щелкой без труда ощущала тяжелое и жаркое дыхание подруги.

Марина едва ли успела отдышаться, но все же взяла себя в руки и сползла с Кати, перевернувшись в процессе и зависла прямо над лицом Катерины.

— Ты такая красивая, — с восхищением в голосе прошептала она и впилась глубоким поцелуем в перемазанные женским соком губы, целуя Катю с такой страстью, что у той вскоре начала кружиться голова от нехватки воздуха.

Но продолжалось это недолго. Марина довольно быстро стала целовать Катю все ниже. Сперва прошлась губами по ее шее, оставляя на ней обжигающие следы от смачных поцелуев, после чего спустилась к груди, осыпав ее несколькими десятками беглых прикосновений губ, и лишь затем своими руками развела ножки Катерины в стороны и устроилась поудобнее между ними.

В отличии от Кати, у которой опыт однополой любви был весьма небогат, за плечами у Майи чувствовалась мастерски отточенная техника. Катерина даже и думать не хотела, сколько у Марины было девушек до нее.

Майя прошлась губами по половым губкам, обжигая их своим дыханием, потерлась о них щекой, ничуть не заботясь о том, что моментально измазала себе все лицо соками Катерины. Несколько раз глубоко вдохнула, зарывшись кончиком носика во влажную щелку и лишь затем стала легонько ласкать подругу своим язычком.

И быстро довела Катю до легкого безумия. Майя обхватила нежную плоть Катерины своими губами, впивалась в нее языком, легонько постанывала, отчего девушку пронимало от влагалища до самого нутра. Катя блаженно извивалась, быстро поняв, что ни один парень никогда не дарил ей подобного удовольствия и вряд ли подарит. Марина не просто вылизывала щелку Катерины, она целовала ее с не меньшей, а то и большей страстью, чем ее губы. Целовала так, что у девушки перехватывало дыхание от наслаждения.

И когда Катя окончательно «поплыла», теряя связь между реальным миром и собственными ощущениями, Майя медленно и осторожно ввела свой мокренький палец ей в попку, со временем начав им легонько двигать взад-вперед, как бы покачивая подругу на волнах страстного безумства.

— Что ты ахх делаешь? — с трудом промямлила Катя, когда ласки Майи стали чуть грубее и настойчивей.

Марина оторвалась от щелки Катерины и та, едва ощутив прохладный ветерок, витающий в комнате, моментально поняла, до чего же влажно у нее между ног.

— Я буду вылизывать твою щелку до тех пор, пока ты позволяешь мне играться с твоей попкой, — с плутовскими интонациями лисицы нежно прошептала Марина, вновь опуская голову и снова присасываясь к промежности Катерины.

И девушка просто не сумела ответить. Палец, снующий в ее попке, немного отвлекал, но то, что вытворяла Майя своим языком и губами легко заставляло Катю терпеть эту блаженную пытку.

Катя наконец то кончила лишь тогда, когда в ее попке уже давно сновали два обильно смазанных ее собственными соками пальчика, неистово трахая ее заднюю дырочку так, как не  всегда доставалось киске Катерины во время секса. Девушка зашлась в оргазме и Марина едва успела закрыть ей рот пряным поцелуем, потому что Катя совершенно забыла о том, что их могут услышать.

И едва только оргазм прошел, как Майя вновь вернулась на свое место и снова запустила язычок в пульсирующую от удовольствия киску Катерины.

***

— Уж не знаю, сколько времени она меня вылизывала, — чуть хриплым от нахлынувших воспоминаний голосом продолжала рассказывать Катя. — Час, а может два. Утром мы долго не хотели просыпаться и лишь когда нас все же растолкали, лишь тогда, посмотрев друг на дружку, мы поняли, что так и уснули, не умывшись, с перемазанными лицами, укрывшись одним одеялом на двоих. Прижавшись друг к другу обнаженными телами.

— И вас не застукали? — с неподдельным интересом в голосе спросил Макс.

— Нет, — помотала головой Катерина. — Мы были укрыты одеялом, а потом как-то умудрились незаметно умыться до того, как кто-то нас увидел.

— И вот так, от одного кунилингулуса с пальцем в попке ты стала трахаться в зад? — судя по голосу, парень был слегка ошарашен, к тому же, Катерине послышалось легкое недоверие.

— Это не было одним разом, — помотала она головой. — Мы с Майей несколько недель трахались как бешеные. Она могла ублажать меня часами. К тому же, у нее дома была целая коллекция всяких игрушек и вибраторов. Так что когда она наконец то уставала, то просто начинала использовать вибратор, а то и вовсе долбила меня страпоном. — Катя на минуту замолчала, лежа с закрытыми глазами и вспоминая очередной кусочек. — Как-то раз мы с ней трахались почти целый день. С самого утра и до ночи, с редкими перерывами на весьма пикантный обед. И ее фетишем был анальный секс. Майя обожала вылизывать мою попку и полностью теряла самоконтроль, когда я вставляла ей в зад один из ее вибраторов.

— Так где же она сейчас? — спросил Макс, чувствуя, что его девушка снова погрузилась в свои воспоминания с головой.

— Расстались, — тихо ответила Катя. — Пойми, она была замечательной, но это был лишь секс. Пусть дикий и неистовый, но всего лишь секс. Ей хотелось большего, каких-то чувств, а мне по прежнему был нужен живой член. И хоть Майя и не была особо ревнивой, все равно отношения как-то угасли, страсть прошла и мы стали просто приятельницами, вместе танцующими на сцене.

— Она все еще с вами? — Максим почувствовал легкий укол ревности, хотя и понимал, что это бесполезно. Катя — вольная кошечка и парень чувствовал, что обуздать ее силой просто не получится.

— Хм? А, нет, — Катерина помотала головой. — С год назад кто-то из наших засек ее зажимающейся с другой девчонкой в каком-то парке. Сперва пошли слухи, потом все как-то решили, что не хотят оказываться голышом в одной комнате с лесбиянкой, и ее потихоньку вышибли из группы.

Девушка плавно перекатилась на другой бок и посмотрела в глаза Максиму.

— Ну вот, ты услышал мою историю. А теперь скажи — веришь? — в голосе у Катерины прозвучали требовательные нотки.

— Верю, — кивнул Макс. — Я еще никогда не встречал такой девушки, как ты, Катя. И потому я верю в то, что твоя история совершенно не такая, как у остальных.

Катерина заглянула ему в глаза и почувствовала небольшой укол. Какое-то чувство, которое раньше никогда не поднималось на поверхность. Желание быть рядом. Желание просто лежать в обнимку. Катя перекатилась и снова очутилась в объятиях Максима.

***

Девушка с трудом понимала, что с ней происходит. Утром она проснулась, когда Максима уже не было. На столе лежала записка «Чувствуй себя как дома».

Катерина приняла душ, отмечая для себя, что ванна у Максима просто роскошная — отдельная просторная душевая кабинка, а в углу комнаты примостилось уютное джакузи. Девушка поставила себе мысленную галочку обязательно принять его вместе с Максом в следующий раз, когда она окажется у него дома.

А сейчас Катя просто позаимствовала из холодильника бутылку газировки и отправилась домой, мысленно прикидывая дела на ближайший день. Вечером было очередное выступление, которое закончится хорошо если к часу ночи и Катя, вся в своих мыслях, неспешно занималась своими делами в квартире.

И вдруг часам к шести в дверь позвонили.

Катерина сразу встрепенулась. К ней редко кто-то захаживал в гости. Со школьными подругами Катя связи не поддерживала по весьма понятным причинам, так что заходили к ней в основном какие-нибудь молодые парни и девчонки, пытающиеся впарить новый интернет или еще какую-нибудь хрень.

И, едва увидев на пороге молоденькую девчонку, одетую по последней клубной моде, Катерина хотела было сразу же закрыть дверь, но девушка проворно всунула ножку в щелку.

— Катерина? — спросила она. — Я не ошиблась адресом?

— Да, я Катя.

— У меня для вас посылка от Максима, — звонко заявила девчонка, заставив Катерину тут же впустить ее. — Вот, один большой пакет, — девушка протянула обычный пакет с лейблом компании, в которой работал Макс. — Мне было сказано дождаться, пока вы все откроете и передать ваш ответ.

Катя, обуреваемая жгучим интересом, не стала откладывать все в долгий ящик и поставила пакет, в котором, как она уже поняла, было две коробки, на тумбочку и стала извлекать содержимое.

В первой коробке оказался комплект нижнего белья из чистого шелка. Катерина улыбнулась, чувствуя как молоденькая девчонка заглядывает ей через плечо.

В то время как в следующей, большей по объему, коробке Катя обнаружила тщательно упакованную секс-игрушку. Катерина слегка покраснела, но едва поняв, на что именно она смотрит, тотчас осознала, что маленькая наблюдательница уже точно так же успела все рассмотреть.

— Ммм — протянула девчонка, заглядывая через плечо. Катерина оглянулась на нее, и та, потупив глазки и густо покраснев, добавила: — Я давно себе такую хочу.

Катя расцвела в улыбке от неожиданного комментария и уже без особого стеснения более внимательно рассмотрела неожиданный подарок.

Это были четыре небольших шарика черного цвета, нанизанные на толстую веревку. Едва Катя взяла в руку один из них, как почувствовала, как внутри что-то легонько перекатилось, тут же сместив баланс. Катерина мгновенно оценила, какие, должно быть, необычные ощущения вызывает подобная штучка. Внутри, под игрушкой, Катя заметила небольшую записку, гласившую:\"Новые ощущения для твоей попки» и поспешно перевернула ее другой стороной, надеясь, что девчонка не успела прочитать.

Катерина пробежалась глазами по вложенной в пакет записке.

«Надеюсь увидеть тебя завтра, в семь вечера. С надетыми подарками. Всеми. — Максим»

Девушка медленно расплылась в довольной улыбке, пробегаясь глазами по принесенным коробкам. Собственно, ей даже и раздумывать было не нужно, ответ родился сам собой. В голове у Катерины уже мелькали радужные перспективы на завтрашний день.

— Передай ему:\"Да\" — с мечтательной улыбкой на лице сказала Катя, выпроваживая девушку и мысленно уже выбирая себе наряд.

***

Катерина с трудом понимала, что происходит. Все как-то закружилось. Она сама не понимала, как это произошло, но девушка оказалась втянута в своеобразную игру с Максимом. На каждой их встрече происходило что-то особенное. Какой-то сюрприз, вызывающий новый порыв страсти, в который они по очереди вбрасывали друг друга.

Катя теряла голову. Максим, быть может, и не был самым классным любовником, но с лихвой умудрялся компенсировать это различными ухищрениями, то потакая желаниям девушки, то, наоборот, крепко настаивая на своем.

И сейчас был случай как раз из последних. Встречались они уже почти два месяца и Катерина, несмотря на свое скептическое отношение к длительным романам, чувствовала, что в этот раз все не так. Что на сей раз она действительно умудрилась вляпаться во что-то особенное, а не простые потрахушки на несколько недель.

Максим принимал ее такой, какая она есть. Со всеми потрохами и ворохом тараканов  в голове. Всеми возможными способами ублажая ее в постели, пытаясь утолить сексуальный голод Кати. Что, стоит заметить, подкупало Катерину лучше любых подарков.

Девчонки решили отметить заключение очередного контракта на выступления, обеспечившего участницам группы еще полгода стабильного заработка, и устроили вечеринку на даче у Татьяны, лидера их творческого коллектива. Все обещались прийти со своими ухажерами и Катерина, уставшая уже быть в одиночестве на подобных сборищах и выслушивать легкие насмешки девушек, уговорила Максима составить ей компанию.

Парень почти до самого отъезда мусолил ее в неизвестности, но за пару дней до намеченного праздника, вдруг дал свое согласие. При одном условии, услышав которое теперь уже Катя погрузилась в раздумья.

В итоге Катерина дала свое согласие лишь когда Даша накануне вечеринки спросила ее — одна она приедет или все же в компании. В голосе слышалась издевка и Катя решила заткнуть все эти насмешки и заявила, что либо придет вместе с Максимом, либо не придет вовсе.

И, следовало признать, вечер в итоге получился гораздо более захватывающим и волнующим, чем Катя предполагала.

Тане было двадцать четыре года и отношение к группе у нее было несколько другим, чем у остальных. Ее отец был каким-то политиком, о котором Катерина знала только то, что он зарабатывал баснословные деньги и менял жен раз в несколько лет. И Татьяна с детства получала то, что хотела. И группа и танцы были для нее всего лишь способом вытрепнуться. Показать отцу свою бунтарскую натуру, организуя танцевальное шоу с эротическим уклоном.

Катерина никогда раньше не была на даче у Тани. Та легко могла устроить вечеринку в своей квартире, но девушка никогда раньше не приглашала всех на семейную дачу. И, нужно было признать, строение поражало.

Огромный двор, в котором можно было легко играть в волейбол или футбол, обнесенный высоким кирпичным забором в полтора человеческих роста. Небольшая пристройка, в которой располагалась просторная парилка и толи небольшой бассейн, толи просто роскошное джакузи. Плюс огромный двухэтажный домик.

На первом этаже располагалась просторная гостиная, размером с квартиру Кати, ванна и кухня. А на втором этаже была спальня и кабинет, в который Таня попросила никого не соваться. Дескать отец не шибко то одобрял, когда непонятно кто шарился по его столу.

Все собрались часам к шести и вечеринка продолжалась далеко за полночь. И, как Катерина не старалась, а она просто не смогла остаться безучастной. Громкая музыка, умеренное количество алкоголя и весьма веселая компания сделали свое дело.

Но, в то время как остальные просто развлекались, Катя не могла не думать о том, что ей пришлось сделать, чтобы прийти сюда. Или, точнее, что ей пришлось надеть.

Максим выдвинул четкие требования и твердо стоял на своем, не дав ни малейшей поблажки. В итоге Кате пришлось запихнуть в зад подаренные им шарики, распаляющие девушку каждый раз, стоило ей только сдвинуться с места. Внутри шаров что-то перекатывалось каждый раз, стоило только Кате сделать шаг, заставляя секс-игрушку на несколько секунд наливаться вибрацией, воспламеняя страсть Катерины. А уж стоило ей только выйти на танцпол, как Катя буквально взрывалась от нерастраченной сексуальной энергии.

К тому же, на девушке не было трусиков. Благо шарики не пытались выскользнуть из темной норки, но источаемые ее щелкой ароматы скрывать было просто невозможно. Единственное, на что надеялась Катерина — так это на алкогольное опьянение всех вокруг, притуплявшее чувства присутствующих.

Картину завершала весьма свободная коротенькая юбка, которая то и дело норовила задраться чуть выше, чем Катя хотела бы, постоянно грозя раскрыть всем присутствующим отсутствие на девушки весьма необходимого предмета одежды.

И последним штрихом, заставлявшим Катерину постоянно поднимать руку к горлу и проверять, не сполз ли высокий ворот обтягивающей водолазки, был черный лакированный ошейник, плотно обхвативший шейку девушки. Максим подарил его девушке всего несколько часов назад. У Кати было сильное подозрение, что парень просто хотел помучить ее, чтобы она окончательно почувствовала себя эдакой жаждущей секса сучкой.

В итоге вся эта гремучая смесь незаметного до поры до времени позора изрядно распалила Катю. Заставила видеть ее все присутствующее в страстных алых тонах. И где-то часов с восьми вечера все, о чем она могла думать — это секс. Ей дико хотелось, она не переставая отпускала комментарии один пошлее другого, заставляя подруг краснеть от услышанного. Между ног все пылало, единственным порывом Катерины было подхватить Максима, весьма неплохо влившегося в тусовку, и затащить его в темный уголок.

Вот только у парня было свое мнение на этот счет и он раз за разом уворачивался от нападок Кати, не пренебрегая, впрочем, ни одной возможностью незаметно для других запустить свою руку ей под юбку.

Гулянка закончилась, когда на дворе стояла уже кромешная темень. Но, в то время как все остальные укладывались спать, Катерина точно знала, что она то делает это лишь для виду. Как бы ни пошло это прозвучало, но, если придется, она была готова оттрахать Максима прямо тут, на диванчике, на глазах у двух своих подружек и их парней. Причем после всего что устроил ей Максим за сегодня, Катерина совершенно не стеснялась бы своих стонов, громко оглашая все вокруг. Пусть слушают и завидуют, если уж на то пошло.

Таня, единственная из всех приехавшая в гордом одиночестве, заявила, что Даша со своим женихом Владом может занять кровать наверху, а она сама готова улечься на небольшом диванчике в той же комнате, в то время как остальных с комфортом обустроили в гостиной. Вот только в то время, пока остальные пытались заснуть, прямо у них под носом творилось кое-что весьма интересное.

Катерине с Максимом достался длинный кожаный диван, стоящий рядом с камином, в котором до сих пор потрескивали дрова, окрашивая комнату неярким оранжево-красным светом. Лежак был не особо то широким — метра полтора в длину, и нормально устроиться на нем можно было только одним способом — лежа на боку.

Макс ухитрился заползти к стенке и, приподняв одеяло, приглашающе похлопал рядом с собой рукой. И Катерина, вся на взводе, скинула туфельки, стараясь при этом не слишком сильно нагибаться вперед, хотя это не особо то и удалось, заползла под бок к своему ухажеру.

И едва только она блаженствующе вытянула ножки, как тотчас почувствовала руку Максима, легко скользнувшую вокруг талии, поднявшуюся вверх, одним движением задрав ткань водолазки и оголив грудь. У Кати даже и мысли не возникло сопротивляться. Все эти танцы на каблуках с анальными шариками завели ее в последние часы до таких невообразимых высот, что сознание у нее слегка мутнело, заволакиваемое безграничной похотью.

Так что она была только рада этим дерзким прикосновениям, когда Максим грубо сжимал ее грудь, поочередно с силой выворачивая соски. Девушке дико хотелось открыть рот и огласить всю комнату протяжным страстным стоном, но остальные еще даже не легли. Маша как раз вернулась из туалета и сидела на кресле-раскладушке в объятиях своего парня и расчесывала волосы перед сном, мечтательно улыбаясь, вслушиваясь в то, что шептал ей на ушко ее ухажер.

И Катерине приходилось прилагать всю свою силу воли, чтобы вести себя так, будто ничего особенного и не происходит. Но, черт возьми, до чего же это было невыносимо!

Она мысленно представляла, что сделает с Максимом как только все уснут. И одна картина была краше другой. Сама не отдавая себе в этом отчета, Катерина все больше и больше накручивала себя, одновременно и поддерживая сводящее с ума возбуждение и не давая себе ни малейшей возможности уснуть.

А уж когда все улеглись и стали засыпать, Максим пошел в настоящую атаку. Одну руку просунул вокруг шейки лежащей перед ним Кати и грубой пятерней стал тискать ее грудь, а другую опустил чуть ниже и быстро расстегнул пару пуговиц  на юбке, оставив Катерину почти что голой под роскошным пуховым одеялом. И не прошло и пяти секунд, как девушка легонько согнула одну ногу в колене и отвела в сторону, откидываясь на мускулистое тело Макса и пуская его руку в свое лоно.

Парень не стал церемониться и тут же ввел внутрь сразу два пальца, начав сгибать их внутри, вызывая дрожь предвкушения, то и дело пробегающую по телу Катерины.

Что и говорить, девушка ощущала себя распутной шлюхой. В голове роились десятки пошлых мыслей, из которых в ушах пульсировали лишь две, с каждой минутой набирая все большие обороты.

Первой было всепоглощающее желание секса. Катя снова и снова пыталась придумать, как бы насадиться на член Максима так, чтобы никто из ее еще не заснувших подруг или их парней ничего не заметил. И раз за разом понимала, что это просто не возможно. Что даже с ее пластикой Катя не сумеет так изогнуться.

В то время как другой мыслью была весьма яркая картина, почти постоянно висящая перед глазами девушки, невидяще уставившимися куда-то в пространство полутемной комнаты. Она представляла себе, как все происходящее выглядит со стороны и, так как все ее мысли были направлены на секс, немного правила мысленной кистью картину.

Она редко считала себя шлюхой, но сейчас Катя без особого стеснения готова была признать себя последней шалавой. В то время как ее подруги, хоть и скинули юбочки, легли спать хотя бы в маечках, чтобы не смущать чужих парней, На Катерине, можно считать, не было ни нитки.

Голая, с разведенными ножками, между которых была запущена мужская рука, в ошейнике профессиональной сучки, да еще и с игрушкой в попке, с которой она не расставалась ни на секунду в последние несколько часов! Лежа на боку, лицом к остальным, как бы демонстрируя им свою сущность. Катерина без особого труда могла себе представить всю эту картину и без одеяла. И нутром Катя понимала, что если бы Максиму захотелось поиграть с ней подобным образом, осторожно и тихо стащив с девушки единственное, что хоть как-то защищало ее от разоблачения, то она бы не стала возражать. Не сейчас, когда все ее мысли занимал лишь член Максима.

Она грезила о нем, мысленно насаживалась на него, лизала, сосала, ублажала любым возможным способом. И хоть глаза Кати смотрели на стену напротив, видела девушка совсем не ее.

Катерина теряла рассудок, ощущая как ласки Максима становятся все настойчивей. Парень короткими движениями трахал ее щелку, двигая одной лишь ладонью. Дразня ее клитор при каждом движении, распаляя девушку. Заставляя тело дрожать в судорогах предвкушения, но даже и близко не подводя Катерину к оргазму.

Сколько это продолжалось, она не знала. Катя уже потеряла счет времени. Для нее осталась лишь бесконечная сладкая мука. Дикая смесь из чувств стыда, похоти и страсти, с особой остротой переплетавшихся друг с другом.

— Нам нужно уединиться, — еле слышно прошептал Максим ей на ухо и Катерина лишь кивнула, соглашаясь с ним и душой и телом.

Вот только где? Первый этаж был полностью занят, в ванную, с учетом того, сколько они выпили, в любой момент мог кто-нибудь зайти, а Катерине ой как не хотелось прерываться на самом интересном месте. Кухня, с учетом широкого дверного проема и всякого отсутствия самой двери, была вся на виду.

Идти на улицу? Несмотря на то, что на дворе стояло лето, в последнюю неделю погода была весьма прохладная. К тому же, пристройка с сауной была наглухо закрыта, а кроме нее во дворе ничего не было. За исключением нескольких невысоких кустов, за которыми вряд ли удастся спрятаться.

Оставался второй этаж. И едва только Катерина об это подумала, как Макс шепнул ей на ухо одно лишь слово:\"Кабинет» и девушка сразу же согласилась с ним. Среди ночи туда точно никого не понесет.

Максим откинул одеяло и встал с дивана. (Специально для — ) Катерина панически прикрылась, когда поняла, что осталась лежать совершенно голышом прямо перед своими подругами, но те не шелохнулись. Катя с полминуты всматривалась в спящие лица, ища подвох, но ни у кого не дрогнул ни единый мускул на лице и девушка слегка успокоилась. Несмотря на владевшее ей возбуждение, она таки потянулась поднять свою юбку, но Максим перехватил Катерину за руку и буквально потащил ее за собой, приостановившись лишь для того, чтобы окончательно стянуть с Кати водолазку, небрежно кинув ее на диван, шепнув своей девушке на ухо:\"Тебе это не понадобится».

И Кате оставалось лишь подчиниться и идти за ним, вглядываясь в пол, чтобы случайно не наступить на что-нибудь. И при каждом шаге Катерина слышала мерное пощелкивание сталкивавшихся в ее попке шариков. Катя стыдливо краснела, понимая, что сейчас то этот приглушенный звук отчетливо раздается по всей комнате. И если наедине с Максимом этот звук неистово возбуждал ее, заставляя с новой силой насаживаться на член своего кавалера, то сейчас вгонял в краску. Одной мысли о том, что кто-то из подруг просто притворяется спящей и сейчас внимательно вслушивается во все происходящее заставляла Катерину смущаться, но не останавливала.

После всего, через что протащил ее Максим в последние часы, Катя готова была заняться с ним бурным сексом прямо на том диване. И ей было бы совершенно начхать, если бы ее стоны перебудили всех остальных. Сейчас это скорее возбуждало Катерину, чем стыдило.

Катя почувствовала себя в относительной безопасности лишь когда слегка поскрипывающая лестница осталась позади. Темный коридор был залит сумраком, луны на улице почти не было со всей этой пасмурной погодой. Благо Максим помнил, где расположена дверь и сейчас на ощупь сумел найти ручку и буквально ввалился в комнату, втащив за собой Катерину.

И она даже не обратила внимания на то, что дальняя часть была залита светом. Девушка кинула один-единственный взгляд, убедившись, что кроме них с Максимом тут никого нет и накинулась на парня, вцепившись в него мертвой хваткой, целуя его с невиданной страстью, попутно пытаясь свободной рукой извлечь из штанов его достоинство.

И в тот самый миг, когда ее рука сомкнулась на стоящем твердым колом члене Максима, комнату огласил протяжный стон, полный страсти. К этому моменту Макс успел оттащить свою девушку чуть поглубже внутрь комнаты, к дивану, стоящему примерно по центру.

Любовники не сговариваясь оторвались друг от друга и повернули головы на звук. И Катерина увидела гораздо более пошлую картину, чем она представляла себе внизу!

С правой стороны, вдоль всей стены тянулась большая штора. Замутненное возбуждением сознание Катерины даже и не стало задавать ни малейших вопросов о ее предназначении, но в один миг все стало ясно само собой.

Сразу за шторой была пластиковая перегородка, отделявшая немалый кусок комнаты. И по ту сторону сейчас творился самый настоящий разврат!

Буквально в полуметре от Катерины, уперев руки в прозрачную стену и широко расставив ножки в стороны, стояла Даша, блаженно постанывая от наслаждения, смотря прямо на Катю. Позади нее стоял ее парень Влад и, положив руки на ее талию, насаживал девушку на свой член, изредка покачиваясь чуть вперед. А между их ног, спиной к невольным зрителям, примостилась девчонка с длинными золотистыми волосами, откинувшись назад и зарывшись лицом в промежность Дарьи.

— Таня? — Катя быстренько перебрала возможные кандидатуры и сделала единственно возможный вывод. — Извините, мы дверью ошиблись, — девушка стала потихоньку отступать, но Макс перехватил ее за руку и удержал.

Парень приложил палец к своим губам, призывая Катерину соблюдать тишину, и сделав полшага вперед, встал прямо перед Дашей и помахал у нее перед лицом своей рукой. Девчонка никак не отреагировала, во все глаза смотря вперед.

И только тут Катерину осенило. Одностороннее зеркало! К тому же, только сейчас, когда от пережитого шока ее возбуждение резко спало, Катя сумела  толком рассмотреть оба помещения.

Комната, в которой была сейчас Даша, была раза в два большей той, где находились Катя с Максом и освещалась четырьмя маленькими светильниками, вделанными в стены под самым потолком. Окон не было, а все стены, да и потолок тоже, были зеркальными. На полу лежал ворсистый ковер, больше похожий на одну шкуру весьма волосатого белого медведя, раскинувшуюся от одной стены до другой.

В то время как сама Катя находилась в меньшей по площади комнатушке, вытянутой в длину. По центру стоял кожаный диванчик с высокими подлокотниками, на котором легко можно было устроиться вдвоем. Прямо перед зеркальной стеной была установлена на штативе профессиональная камера. А чуть в стороне стоял громадный плазменный телевизор, в то время как по стенам тянулось штук двадцать высоких стоек, забитых двд-дисками.

— Ты только глянь! — шепотом поманил Максим, разглядывая диски. — Стойки помечены женскими именами.

Катерина, «щелкая» шариками на каждом шагу, подошла к парню и сама посмотрела на диски. Марина, Валентина, Ольга и еще десятка два имен. Последним пятерым было отведено по две стойки, в то время как предыдущие по трое едва заполняли один стенд. Отдельно стояла лишь «Таня», чья стойка была заполнена едва ли наполовину.

Последней в ряду стояла «Диана», у которой скопилось уже порядком дисков. Катерина бегло проглядела названия. «Диана — Олег», «Диана — Вадим», «Диана — Олег (2) «, были в самом начале, а последние были помечены в духе «Диана — Ира — Влад — Костя — Тимур» и тому подобные с кучей имен.

Катя взглянула на камеру, смутно вспоминая, что текущую мачеху Татьяны зовут, вроде бы, как раз Дианой, на трахающихся за стеной людей, на стенды, помеченные женскими именами и сложила все это для себя воедино.

— Да у папы Танечки походу фабрика по производству порнухи, — шепотом сказал Максим, не отрывая взгляда от перекошенного от наслаждения лица Даши.

— Он может себе это позволить, — ответила Катя, вспоминая, кем именно работает отец девушки и чувствуя, что ее едва поостывшая щелка снова разгорается желанием от необычной картины перед глазами.

Катерина взяла Макса за руку и положила ее на свою пульсирующую от желания щелку. Парень посмотрел в глаза Кате и, судя по всему, прочел ее неистовое желание завершить то, зачем они сюда пришли. Максим подошел к дивану и опустился на него, широко разведя ноги, и девушка уселась прямо на него, перекинув свою ногу через его и поуютнее устраиваясь в образовавшемся кресле. Парень, не теряя времени, стал легонько, нежно ласкать ее щелку, в то время как Катерина во все глаза стала наблюдать за происходящим по ту сторону зеркала.

Они несколько минут осматривались в комнате и все это время Дарью жестко трахали, но сейчас происходящее начало меняться.

Влад вышел из Даши и, бесцеремонно взяв Таньку за волосы, засунул свой член ей в рот.

— Давай, соси, сучка! — рявкнул он и Катерина аж вздрогнула, до того хорошей была слышимость. — Нравится, потаскушка? — засмеялся он, двумя руками держа Таню за голову и глубоко засовывая свое достоинство ей в горло.

Девчонка давилась, но не делала никаких попыток вырваться. Более того, одной рукой она опиралась о ворсистый ковер, а другая была прямо между ее широко разведенных ножек и неистово теребила собственный клитор.

Даша с минуту повалялась в стороне, смотря на эту картину с выражением какого-то детского счастья на личике, а затем встала и подошла.

— Эту шалаву надо жестче ебать! — слегка запыхавшимся голосом заявила она. — Вот так!

Дарья заставила Влада чуть-чуть отойти назад, после чего поставила Таню на четвереньки, слегка развернув боком к камере, и, в то время как парень продолжил всаживать свой член в ротик девушки, подлезла под нее и смачно плюнув на свою ладонь, стала по очереди засовывать свои пальцы сперва во влажную дырочку Татьяны, а затем в ее задницу, заставляя ту дико стонать, что было весьма отчетливо слышно Кате даже сквозь член в ротике и стену.

Катерина не на шутку распалялась, наблюдая за всей этой картиной. Да и ласки Максима становились все напористей, парень уже засовывал пальцы в лоно своей подруги и ритмично трахал ее в неспешном ритме, превосходно понимая, что Катя лишь еще больше заведется от этого, но не кончит.

Но, если бы он мог заглянуть в голову Катерины, то был бы немало удивлен. Увиденное потрясало ее гораздо больше, чем Максим мог представить. В основном потому, что люди там, за стеной, не были для Кати чужими. Ей казалось, что она превосходно их знает, но, как оказалось, это была лишь видимость.

Даша Высокая статная блондинка с коротким шариком волос на голове. Из-за ее немалого роста девчонке часто приходилось или выступать в одиночестве или солировать, чтобы не слишком выделяться среди остальных танцовщиц. Такая милая, отзывчивая Даша, которая всегда была готова прийти на помощь, помочь советом или перебинтовать подвернутую ногу. Но глядя на нее сейчас Катя видела весьма жесткую, непререкаемую госпожу.

Влад Гордый, самодовольный нахал, обладавший, впрочем, весьма изысканным чувством юмора. Единственное, что хоть как-то скрашивало парня в глазах Катерины, был его весьма немалых размеров кошелек и готовность обильно потратиться на тех, кто был не безразличен парню.

Впрочем, сейчас Катя нашла еще одну деталь, достойную восхищения. Член у парня был весьма внушительным! Длиной он был более-менее стандартным — сантиметров пятнадцать или чуть больше, а вот толщина внушала Катерине трепет — ее анальные шарики теперь уже не казались такими большими.

Но больше всего Катерину поразила Таня. Именно она заставляла их группу вращаться. Находила новых клиентов, заставляла всех репетировать до упаду. Дерзкая, норовистая, беспощадно дающая отпор любому, кто угрожал благополучию группы. И уже давно не знающая, кого из «папиных сучек» ей следует называть мамой.

Татьяна жила сама по себе, не желая иметь ничего общего с именем отца, без лишних слов принимая от него регулярные чеки, впрочем. Даже работу себе выбрала специально чтобы позлить папу. Самостоятельная и горделивая, с готовыми ответами на все насущные вопросы. Именно такой знала ее Катерина.

И то, как ее чуть ли не насиловали у Кати на глазах, производило на Катю, мягко говоря, ошарашивающее впечатление!

Влад закончил с ротиком Татьяны и, припав на колени, вогнал свое орудие в лоно Даши, снова заставляя ту стонать и извиваться. Таня же, поняв, что про нее все забыли, вдруг откинулась назад, усевшись на лицо Даши. И по тому, как Татьяна начала тихонько постанывать, Катерина поняла, что Дарья не имела ничего против того, чтобы немножко поработать язычком между ножек у своей подруги детства.

Катя не могла спокойно смотреть на все это. С одной стороны ее терзало чувство, что ей здесь не место, что нужно просто встать, уйти и притвориться, что ничего не было. Но другая часть сознания девушки намного более требовательно кричала о том, что она просто таки жаждет досмотреть шоу до самого конца.

Катерина сама не знала, чем это вызвано, но ей неимоверно хотелось остаться. Чужое удовольствие передавалось ей, впитывалось в ее глаза, добавляя еще одну грань к собственному возбуждению Кати. И, со стыдом призналась себе девушка, эта похотливая часть, жаждущая запретных удовольствий и развратных зрелищ, легко поглощала ее сознание, диктуя свою волю.

Катя сделала небольшое усилие и закинула вторую ногу через колено Максима, почти что усаживаясь на шпагат. Девушка закинула руку за спину, нащупала горячий член парня и осторожно подвинулась, направляя член прямо в свое мокрое лоно, давно жаждущее подобной ласки.

Максим еле слышно простонал, набирая тон по мере того, как его достоинство оказывалось внутри девушки. Да и Катерину передернула неконтролируемая дрожь удовольствия, едва только она уперлась своей попкой в пресс Макса и шарики легонько стукнулись один другой, передавая вибрацию чистого удовольствия  куда-то вглубь Катиного тела.

И под неспешные покачивания тазом Катерина, чувствуя как член глубоко входит внутрь ее влажной щелки, как шарики безостановочно покачиваются внутри ее попки, разжигая простое желание в небольшое пламя похоти, смотрела за тем, что происходило за зеркалом.

Влад, насытившись привычной дыркой своей невесты, снова ухватил Таню за загривок и, притянув к себе, всадил свое достоинство ей в горлышко.

— Это ж как можно быть такой потаскушкой? — с улыбкой на губах спросил он. — Пригласила своих подружек к себе чисто ради того, чтобы поебаться при них! Как ты до этого додумалась?

Парень, произнося свои слова, нещадно долбил Таню в рот.

— Не слышу ответа! — заявил он, прижимая девушку вплотную к своему тазу, загоняя свой член на лишние пару сантиметров глубже.

Если Танюшка и пыталась что-то ему ответить, то никто этого не услышал. Девушка непрестанно мычала и пищала, то и дело ложа руки на бедра Владу и пытаясь отпихнуть его, чем, впрочем, вызывала лишь его смех.

— Потаскушка! — разразившись смехом отпустил он девушку. — Ей, Дашь, что стоит сделать с такой потаскушкой?

— Выебать, — с улыбкой ответила она, перекатываясь по полу в сторону.

Уже у самой стены Даша остановилась и, пошарив рукой, подняла с пола длинный фаллос серебристого цвета в молочно-белых разводах, у которого с конца что-то свисало.

Влад перевернул Таню на спину, закрывая ей рот ладонью, и, растопырив пальцы на второй руке, одновременно трахая обе ее дырочки. Даша подошла, постояла несколько секунд рядышком, что-то прикидывая в уме, и лишь затем уселась рядом с головой девушки.

Дарья кинула взгляд на зеркало, за которым прятались Катя с Максом и девчонку лишь тут осенило. Даша прекрасно знала о камере! Более того, девушка слегка повернула тело Таньки, уложив ее точно вдоль стены, для лучшего кадра.

Катерина, поняв это, стала чуть поактивнее двигать тазом, чувствуя, как она заводится от одной мысли о том, что ее подруги потом будут смотреть эту запись и заводиться от воспоминаний. Девушка кинула взгляд на стойку дисков, подписанных «Таня» и испытывая жгучее желание подойти и посмотреть, какие еще имена написаны на этих дисках.

Даша приподняла голову Тани и быстро привязала ей фаллос на лицо. Катя зажглась, едва поняв, что придумала ее подруга. Влад приподнял таз девушки и всадил член в одну из дырочек, в то время как Даша, слегка помучавшись, уселась наездницей на лицо своей подружки и стала резво скакать на нем, аж мурлыча от удовольствия.

Впрочем, Дарья довольно быстро сбавила обороты и уселась на корточки, развернувшись лицом к камере и широко разведя ножки в стороны. Катя наблюдала все как на ладони. Ее подруги, сами того не сознавая, устраивали настоящее шоу для зрителей.

Катерина видела гладко выбритый лобок Даши, без единого волосика на нем. Видела разведенные в стороны половые губки, между которых отчетливо выглядывала набухшая горошина клитора. Видела серебряно-белый, прямой как стрела, фаллос, на который Дарья опускалась до самого низа, касаясь своим лоном кожи на лице Тани. Катя видела даже как мелкие капельки соков Даши быстро скатывались по фаллосу вниз, беспрепятственно разливаясь по лицу лежавшей без движения Таньки, отчетливо постанывавшей от своих ощущений.

И все это, стоило признать, было дико возбуждающе. Катерине захотелось на миг оказаться там, за зеркалом. С одной стороны ей хотелось занять место Даши, поскакать на члене, побыть в активной роли. Но, после последних часов, внутри Кати было равное по силе, а то и более жгучее желание поменяться ролями с Таней. Забыться на несколько минут, просто побыть чьей-то сучкой. Вручить ключи к своему удовольствию в чужие руки и расслабиться. Делать то, что скажут и не волноваться ни о чем.

Максим заставил Катерину встать, наклониться вперед, почти что касаясь лицом перегородки, и медленно вошел в ее влажную норку, не издавая ни звука сношая девушку в резвом ритме, но не слишком увлекаясь и не выбивая Катю из весьма шаткого равновесия, в котором она находилась.

Влад между тем разошелся ни на шутку. Он уже даже не всаживал, а просто таки с неимоверной скоростью драл киску, принявшую его член, заставляя Таню непрерывно биться в сладких судорогах оргазма. Если б рот у нее не был заткнут вставленным в него фаллосом, то она бы стонала и кричала как бешеная, уж в этом Катерина была уверена. Танька была весьма темпераментным человеком и Катя ни в жизнь бы не поверила, что та стала бы стесняться и скрывать свои оргазменные вопли хоть от кого-то. А так было слышно лишь непрерывное мычание девушки, по которому, при некоторой доле воображения, можно было легко прочесть ее сладострастные чувства.

Влад продержался в таком ритме минуты три, по мере которых темп потихоньку наращивала и Даша, насаживаясь на вставленный в рот Тане фаллос все быстрее и быстрее. После чего Влад с легким рыком вышел из щелки девушки и, тяжело дыша, излился Татьяне на живот и блаженно развалился на мягком ковре, раскинув руки в стороны.

Действие, впрочем, на этом не закончилось. Даша все наращивала обороты и скоро со все набирающим обороты протяжным стоном, переходящим в дико громкий и бешеный крик, судя по всему, кончила. Кончила, но не удовлетворилась.

Дарья не теряя времени встала, подняла с пола небольшое яйцо, которого Катя не заметила за высоким ворсом изысканного ковра и, нажав так, что небольшой предмет зашелся громким неровным жужжанием, то набирая обороты, то, наоборот, затихая, без труда вставила его в свою щелку. После чего отвязала фаллос от лица Тани и, повозившись с завязками, пристегнула его себе на талию, превратив в полноценный страпон.

Влад, увидев это, поднялся на ноги сам и рывком поднял с пола Таню, наклонив ее на стену, отчего лицо девушки оказалось в десяти сантиметрах от лица Катерины.

— Ты только посмотри на себя! — воскликнула Даша, указывая пальцем на отражение в зеркале. — Такая распутная шлюха!

Лицо у Таньки действительно заслуживало отдельной картины, по мнению Кати. За исключением тонкой полоски в области рта, все остальное было заляпано белесыми, полупрозрачными разводами. Тушь слегка потекла, помада частично стерлась. Волосы тоже были заляпаны соками Дарьи. Но во взгляде, устремленном на свое отражение, все равно читалась неприкрытая похоть. Вожделение, страсть, готовность отдаваться как в последний раз, все было на поверхности. И раскрытые губки Тани лишь усугубляли картину, не оставляя ни малейших сомнений в том, что она действительно хочет быть по ту сторону зеркала.

— Нравится свое отражение!? — звонко спросила Даша, неожиданно закатывая глаза и закусывая губу от наслаждения — видимо, яйцо внутри не давало о себе забыть.

— Да, — прошептала Таня одними губами.

— Не слышу! — Дарья наотмашь хлопнула свою подругу по заднице.

— Да, мне нравится мое отражение! — громко, местами постанывая, произнесла девушка.

— Так-то лучше, сучка, — Даша пристроилась и одним резким движением ввела фаллос в лоно Татьяны, громко хлопнув девушку своими бедрами, еще сильнее вдавив ее в стену, заставив прижаться грудью к зеркалу.

Дарья перехватила Таню за роскошную гриву волос и, намотав на свой кулак, потянула на себя, вынудив еще сильнее прогнуться, одновременно с тем делая еще полшага вперед, все сильнее прижимая подругу к стене.

— Шалава, сучка, потаскушка, отъебанная мокрощелка, блядская сосалка! — безостановочно костерила Даша Татьяну, с каждым обращением резко всаживая страпон в ее влажную дырочку.

Влад же прислонился спиной к зеркалу рядом с Таней и просто наслаждался зрелищем, сложив руки на груди и будто бы ожидая своей очереди.

Катерине, впрочем, было немного не до этого. Услышав безостановочный поток мата, рекою льющийся из уст Даши, Максим разошелся не на шутку, начав драть влагалище своей красотки в полную силу. На миг девушке дико захотелось положить руки на стену и прижаться тем же макаром, как с той стороны ебали Таню, превращаясь в ее отражение, но вовремя мелькнувшая мысль, что стена, быть может, и пускает взгляд лишь в одну сторону, но вряд ли сумеет остановить вибрацию от неистовых движений Макса.

Благо, что словарный запас поношений у Даши был не особо богатым, хотя и стоило признать, весьма внушительным. Едва только Дарья прекратила материться, как Максим быстро успокоился.

Впрочем, Кате хватило. Щелка горела огнем, влагалище требовало разрядки, а шарики внутри попки грозили свести девушку с ума. Никогда раньше она не надевала их дольше, чем на час. Лишь на время секса, да и то, обычно, ближе к концу. Чтобы поярче кончить в последний раз. Максим в последнее время легко доводил Катю до двух, а то и трех оргазмов вообще без помощи всяких игрушек, что, по мнению Катерины, было весьма выдающимся результатом.

Катя «снялась» с жезла Макса и подошла к дивану, перекинув одну ножку через его спинку и ложась на нее грудью. Парень без слов понял ее задумку и тут же пристроился позади, закинув ногу на подлокотник и вводя свой член в разгоряченную недавней гонкой дырочку.

Девушка только сейчас вернула свое внимание к происходящим за стеной.

Таню оттащили от зеркала. Влад улегся примерно в центре комнаты и смотрел, как Даша подтаскивала жертву к нему. Татьяну усадили на парня и он поспешно воткнул свой отдохнувший член в ее влажную дырочку, в то время как Дарья, опустившись позади подруги на колени, с третьей попытки воткнула фаллос в ее попку, начав с силой иметь ее вторую дырочку, заставляя девушку стонать и покрикивать толи от неимоверного наслаждения, толи от боли.

Создавалось впечатление, что Даша своими движениями аж подбрасывала Таню в воздух. Та каждый раз, стоило насильнице податься вперед, подскакивала вверх на лишние пять сантиметров, оглашая комнату очередным полувсхлипом-полукриком.

— Не, — через минуту сдался Влад. — Эту сучку коробит так, что она уже три раза с члена соскочила.

— Давай перевернем, — пожала плечами Даша, вдруг падая назад и заходясь короткой какофонией стонов, засовывая руку под тонкие полоски креплений дилдо и неистово дроча свой клитор самыми кончиками пальцев.

Таня тем временем сама встала и, пользуясь моментом, несколько раз плюнула на толстый член Влада обильными порциями слюны, размазав импровизированную смазку до самого основания своим ротиком. И едва только Даша оклемалась, как Танька сама, не дожидаясь грубого приказа, улеглась на Влада.

— Какая редкостная блядь, а? — рассмеялся Влад. — Ее ебут во все щели, а она только рада!

Даша зашлась звонким и нежным смехом, в котором Катя без труда услышала ту Дарью, которую она знает уже пару лет.

— Тань, ты ведь у нас блядь, да? — мягким, нежным голосом спросила она, глядя на свою подругу, сидящую с широко расставленными в стороны ногами на чужом женихе.

— Да, — смотря прямо на Дашу ответила девушка.

— Скажи полностью, — в голосе Дарьи зазвучал металл.

— Я блядь, — глаза девушки зажглись похотью с новой силой.

— Анальная шлюха? — веселым голоском спросила Дарья.

— Да, я анальная шлюха! — звонко ответила Таня, скосив глаза в камеру. И, посмотрев на стоящую в ожидании Дашу добавила: — Мне нравится, когда меня имеют зад! Я хочу этого! Пожалуйста, выебите меня пожестче! — в конце ее запас смелости иссяк и звонкий голос сорвался на невнятное, но все же громкое, лепетание.

Даша присела рядом с подругой, смачно плюнула на торчащий колом член Влада и направила его в сторону Таниных дырок.

— Ты сама должна насадиться, — лицо у Даши было лукавым, а голос дрожал от возбуждения.

Катя без труда чувствовала, что та на изрядном взводе. Что Дарью происходящее вгоняет в пучины похоти ничуть не хуже, чем Таню, которая, кстати, не теряя ни секунды, привстала и стала медленно опускаться своей попкой на толстое достоинство Влада, то и дело постанывая и закидывая голову, пряча гримасу боли и наслаждения.

Девчонке потребовалось едва ли полминуты, чтобы принять мужской член в свою попку так, что снаружи оставались только яйца. Даша полюбовалась этой картиной несколько секунд, после чего грубо толкнула Таню, мгновенно повалив ее назад, где Влад с готовностью обхватил хрупкое тело девушки и позволяя своей невесте совершенно беспрепятственно засунуть дилдо во влагалище Татьяны.

А после Катерина смотрела не отрываясь. Такую четкую слаженность движений она видела до сих пор лишь в танцах, отрепетированных до полного автоматизма. На несколько мгновений она даже забыла о собственных ощущениях, но Макс тут же напомнил Кате о своем присутствии, схватив ее за волосы на затылке и резко потянув назад, вырвав у девушки непроизвольный стон наслаждения, когда она чуть-чуть прогнула спинку и таз парня вдруг стукнул попку Катерины, вызвав целую цепочку приятных ощущений, заставив ноги девушки задрожать мелкой дрожью удовольствия.

Когда Влад подавал бедра вперед, всаживая свой член в зад Тани, силой вырывая из нее дикий стон, Даша чуть отступала, после чего, стоило только Владу начать отступать, а голосу Тани начать затихать, как она резко всаживала свой дилдо в ее влагалище, заставляя Татьяну кричать от наслаждения. И в какой-то момент, через десять или пятнадцать криков Тани, партнеры неожиданно, не сговариваясь и даже не смотря друг на друга, начинали одновременно вгонять свои причиндалы, полностью заполняя дырочки девушки резкими толчками, отчего Танька аж заходилась слезами наслаждения.

Девушку, зажатую между двумя телами, постоянно трясло в сладостных муках оргазма. Катерина видела, как ее тело непрерывно дрожит, видела закатившиеся глаза Тани. А собиравшаяся пожениться парочка с отточенной немалым опытом слаженностью снова начала долбить девушку вразнобой, заставляя Татьяну уделять больше внимания окружающему миру.

Их стоны были до того заразительны, звучали до того возбуждающе, что Катерина стала подмахивать Максу, вовремя подаваясь чуть назад, отчего член парня входил в ее влагалище с приятной резкостью, наполняя комнату отчетливым перестуком шариков, скрытых в попке.

Эмоции захлестывали Катю с головой и девушка просто не хотела с ними бороться. Весь вечер она была на взводе и когда, казалось бы, желанная награда была так близко, внезапно перспектива эмоциональной разрядки вдруг стремительно упорхнула, едва только Катерина бросила взгляд сквозь зеркало. Хотелось извиваться и стонать. Бросить Максима на этот самый диван и жестко насадиться на его член. Испытать один, а лучше два оргазма и позволить парню трахнуть свою попку. После всех сегодняшних приключений у Катерины внутри было четкое ощущение, что ей это даже понравится.

Хотелось плюнуть на все. Пусть услышат! Пусть прибегут и покажут пальцем! Катерина была более чем готова разменяться секретами. Эмоции просто хлестали через край, окончательно переполнив чашу, отведенную для яркой смеси из похоти и вожделения.

И кто знает, как бы все обернулось, потому что Катя твердо намеревалась начать стонать в голос, если бы не резкий полукрик Влада, моментально прервавший все действия по обе стороны зеркала.

— Черт! Пустите меня! Быстрее! — по голосу было понятно, что парень сдерживается уже на последнем издыхании.

Но выбраться с самого низа трахающейся пирамидки было не так то просто. Даша среагировала быстрее всего и вышла из влажной дырки Тани. Та, в свою очередь, только и успела, что упереться всеми четырьмя конечностями в пол и «паучком» сняться с толстого крючка Влада.

Дарья протянула вперед руку и взяла достоинство парня. Впрочем, что именно она намеревалась сделать, так и осталось загадкой, потому что из фаллоса вырвалась короткая, но мощная струя белой жидкости, взлетевшая под потолок и опустившаяся точно на зависшее над Владом тело Тани, забрызгав его от лобка до самой макушки.

Едва увидев результат, Даша слегка повернула член и вторая порция, чуть менее обильная, прочертила еще одну полосу через загорелое тело девушки,  «дострельнув» точно до плотно сжатых губ Таньки. Следом прошелся третий выстрел, не дотянув даже до груди, а остаток Даша проворно поймала своим ротиком.

— Фу, Владик! — лицо Тани было перекошено от отвращения. — Я ведь предупреждала — не кончай на лицо!

— Да ладно тебе, — рассмеялась Даша. — Ты миленько смотришься!

— Лучше заткнись, — тон у девчонки был уже не таким противным, но все еще чувствовалась брезгливость.

— Да я Дашке при каждом удобном случае на лицо сливаю, — попытался было успокоить Таню, мигом вернувшуюся к своей привычной роли командира, Влад, но все без толку.

— Вот ей и накончал бы! — с легкой злобой в голосе огрызнулась Таня, пытаясь стереть сперму ладонью, но в итоге лишь размазывая ее по лицу. — Фу, мерзость какая!

— Линяем, — прошептал Макс, притянув Катерину к себе за волосы.

И, хоть девушке и было обидно расставаться с находящимся внутри ее лона членом, Катерина подчинилась, быстро выскользнув в дверь, стараясь не обращать внимания на то, как по ногам медленно стекают собственные соки из растраханной перевозбужденной щелки.

Любовники едва ли успели дойти до середины поскрипывавшей лестницы, когда сверху послышался едва слышный скрип открывшейся двери. Катя мгновенно замерла, отчетливо понимая, что ее макушка сейчас видна верхнему этажу, а голая промежность — нижнему.

В коридоре раздались шаги, снова послышался звук открывшейся двери, быстро захлопнувшейся. Максим выждал еще пару секунд и медленно, стараясь не шуметь, ведя Катерину на прицепе, спустился с лестницы. Вот только вместо того, чтобы направиться к своему дивану, парень потянул Катю за собой к двери, ведущей на улицу.

Девушка с удивлением последовала за парнем, но возражать даже не подумала. Максим, по ее мнению, весьма здраво рассудил, что раз идея подняться наверх не прокатила, то остался лишь один вариант — выйти на улицу.

Благо, что они находились где-то в глубоком пригороде. Это был поселок для новомодных дач, больше походивших на маленькие дома. И большинство из них принадлежали богатым людям, нечасто навещавшим свои загородные жилища.

Света практически не было. Ни одно окно в их домике не горело, даже лампы над входной дверью не было, а небо уже несколько дней было затянуто облаками.

И, слегка поколебавшись на пороге, Максим потащил Катерину в самый дальний от дома угол пустынного дворика. Укрыться все равно было негде. Пристройка вплотную прилегала к забору, а машины, на которых приехал народ, остались за оградой. Судя по всему, Таня «забыла» поставить папу в известность о том, что она со своими друзьями немного погостит на его даче и не хотела оставлять лишних следов.

Катя опустилась вниз, ощущая коленями свежую прохладу травы, и, слегка прогнувшись вперед, оперлась руками о кирпичный забор, отчетливо понимая, что ее сейчас со стороны дома видно как на ладони.

Но, вместе с тем, девушка лишь благодатно застонала вполголоса, когда в ее жаркое лоно вторгся агрегат Максима. Парень завис на полусогнутых позади нее и, опираясь руками о плечи Кати, стал входить в нее в неспешном, «разогревающем» ритме, постепенно наращивая обороты.

И уже пару минут спустя Катерина стонала в голос, с трудом вспоминая, что их могут услышать и что нельзя срываться на крик. Максим трахал ее дырочку в весьма бодром ритме, постоянно смещая член то вправо, то влево, то вверх, то вниз. То входя до самого корня, отчего Катерина на долю секунды ощущала прикосновение мошонки парня к своей горячей плоти между ногами. То наоборот, отступая едва только член оказывался едва ли наполовину погружен во влажно похлюпывающую дырочку. Сводя Катю с ума этой полнейшей непредсказуемостью.

Шарики стучались друг о друга, внутри каждого из них что-то перекатывалось каждый раз, когда Максим с силой загонял свой ствол внутрь девушки, подолгу наполняя игрушку неудержимой и совершенно непредсказуемой вибрацией, направленной, как казалось Катерине, во все стороны одновременно.

После всего, что произошло за этот вечер, тело жаждало разрядки как никогда ранее во всей жизни девушки. И сознание сумело зацепиться хоть за что-то, позволявшее ослабить контроль, прекратить сдерживаться. Прекратить показывать окружающим спокойное лицо, когда внутри все было готово взорваться от желания. Прекратить сдерживать протяжные стоны.

Катерина стонала, даже не сознавая того, что ее «тихие», как ей казалось, стоны заливают весь двор. Ум Кати отказывался сдерживаться, желая во что бы то ни стало осуществить свое желание. Желая во что бы то ни стало кончить. Бурно, громко, забывая обо всем на свете, теряя осознание себя в сладкой дрожи оргазма.

Максим обеими руками обнял Катерину за плечи, всем своим телом прижавшись к ней и с новой силой стал вгонять свое орудие в ее жаждущую оргазма дырочку. В то время как Катерина даже и не знала, что чувствуется приятнее — твердый член, снующий в ее щелке, или же залившиеся непрерывной дрожью шарики в попке, получающие новую силу каждый раз, стоило только Максиму задеть попку Кати, что в такой позе случалось почти непрерывно.

Девушка зашлась целым каскадом громких стонов, ощущая лишь как внутри ее тела что-то взорвалось и в мгновение ока разнесло по телу чистое удовольствие, заставляя каждую мышцу дрожать, силясь удержать блаженную нирвану, все усиливающуюся в течение нескольких долгих мгновений.

Но чувство прошло, оставив после себя лишь приятное изнеможение. Катерина впервые за долгое время была полностью удовлетворена. Впервые за несколько недель ей не хотелось продолжения. Ее ненасытный аппетит скрылся, заснул на некоторое время.

Столь долгое возбуждение и наконец то полученная разрядка дали весьма неожиданный результат, пробудив в Катерине своеобразную благодарность. Впервые за долгое время ей хотелось что-то подарить своему партнеру. Совершенно безвозмездно, без задних мыслей. Не рассчитывая получить что-то в ответ.

Она вывернулась из хватки Максима и попросила его улечься на траву. И, едва только он это сделал, Катя свернулась рядом с ним калачиком и тут же впустила член в свой ротик.

Сосала Катерина нежно, медленно облизывая головку язычком, но напористо, плотно обхватывая фаллос влажными губами. Прикрывая глаза от удовольствия, ощущая собственное наслаждение и даря его Максиму, передавая его посредством собственного ротика.

Катя понимала, что хоть она и кончила, тело ее по прежнему не остыло. Половые губки были все заляпаны соком, из слегка приоткрытой щелки по прежнему медленно сочилась пахучая смазка, соски, да и клитор тоже, были твердыми как маленькие орешки.

И понимала Катерина так же, что Максиму тоже за этот день пришлось не сладко. Он приложил немало усилий, сдерживая собственное возбуждение. Не давая себе воли трахнуть свою девушку до самого последнего момента. Всеми силами сдерживаясь в зеркальной комнате, чтобы не плюнуть на все и кончить прямо там, махнув рукой на удовольствие Катерины.

И внезапно пришедшее осознание этого пробудило что-то в Кате. Отчетливое желание подарить удовольствие своему партнеру. Пересмотреть заключенный когда-то договор об обоюдном удовлетворении в пользу Макса. Дать ему что-то необычное, ничего не желая взамен. И всей душой надеяться, что он поступит так же.

Катерина не знала, что это за чувство родилось в ней, знала лишь что оно влило в девушку новое желание заниматься именно тем, чем она занималась в данный конкретный момент. Дарила непередаваемое удовольствие Максиму.

В кои то веки Катя, не сдерживая себя и не думая о завтрашнем дне, сосала член Максима, ничуть не стесняясь показывая ему все, на что способен ее ротик. Глубоко впускала его внутрь, наполняя член протяжным стоном, передавая свое удовольствие прямо в самое чувствительное место парня. Облизывала головку, сжимая ее плотным кольцом губ. Изредка просто некоторое время насаживалась на член, создавая у Макса иллюзию того, что он просто трахает ее ротик.

Девушка ничуть не стесняясь  вытворяла все, что умела и смело экспериментировала, стараясь держать парня в блаженном возбуждении, но не давая ему кончить. Ибо Катя не сомневалась, что после всего того, что она устроила, парень обязательно захочет всадить свой член в ее и не думавшую остывать норку.

Катерина с трудом понимала, что с ней твориться. Она сосала член и привычно заводилась, тело жаждало ласки, но почему то сейчас девушка могла полностью контролировать эту страсть и усилием воли сдерживала ее. Мысленно осаживала словами:\"Не сейчас». Она желала ублажить Максима и готова была пойти на небольшие жертвы ради этого.

Сколько она провела в таком состоянии Катерина не знала. Время перестало иметь для нее хоть какое-то значение. Знала лишь, что Максим попросил ее об услуге, которую девушка с удовольствием исполнила.

Катерина заползла на Макса, чувствуя, что тело отозвалось тягучим удовольствием. Конечности слегка затекли, пока девушка с упоением делала минет своему кавалеру. Катя опустилась на колени и, прогнувшись вперед и оперев руки о землю, позволила Максиму войти в ее теплую щелку.

Девушка с большим удовольствием скакала на его члене, блаженно постанывая. Несмотря на то, что Катя могла отогнать свое желание ублажиться, она с точно такой же легкостью могла полностью отдаться ему. Вот только теперь к собственному удовольствию Катерины примешивалось нечто новое.

Она чутко ощущала не только себя, но и Максима. Чувствовала не так, как прежде. Не просто ощущала его член в своей дырочке. Нет. Слышала малейшие изменения в дыхании, чувствовала едва уловимое напряжение в теле. Ощущала дрожь его бедер. И отчетливо видела внутренним взором его желания.

Катя сложила все свои наблюдения воедино и поняла, что может сделать текущий секс еще лучше. Девушка, каким-то непонятным для нее самой образом угадывая желания Максима, слегка снизила темп, но стала приподниматься гораздо дальше, почти до конца выпуская достоинство парня из своего капкана удовольствия, после чего так же неспешно опускалась вниз, издавая негромкий стон не столько потому, что ей хотелось этого, сколько потому, что это заводило Макса.

Десять, пятнадцать, двадцать подобных неспешных движений. Катя снова уловила желание Макса, несмотря на то, что он просто лежал на земле, закинув руки себе за голову и наслаждаясь происходящим. И в очередной раз полностью усевшись на фаллос, резко ускорилась, привставая всего на пару сантиметров и тут же опускаясь вниз всем телом, издавая короткие стоны наслаждения уже от собственных ощущений.

И снова медленно. Катерина не знала, каким макаром она улавливает желания Максима, просто чувствовала, что сейчас, в данный момент, она делает все в идеальном соответствии с его фантазиями.

Катя резко откинулась назад и стала в мерном ритме приподнимать таз, чувствуя, как ее роскошные волосы падают на грудь Максиму, легонько щекоча его. И тут же почувствовала, как член внутри ее влагалища стал подергиваться, ненадолго набирая лишнюю силу и особую твердость.

Девушка всем своим телом ощущала удовольствие Макса и, к собственному удивлению, сама все больше распалялась от этого. Ей нравилось чувствовать его желания и удовлетворять их ничуть не меньше, чем сосать его член. Катерина даже и не пыталась позаботиться о собственном удовлетворении, полностью сосредоточив свое внимание на партнере. Она возбуждалась просто исполняя его прихоти.

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Так случилось и в этот раз. Максим скинул Катерину, встал во весь рост и, воткнув свой член в приоткрытый ротик девушки, излился туда могучим потоком.

И впервые в жизни Катя не сумела совладать с этой рекой. Никогда раньше у нее не случалось осечек, но тут девушка почувствовала, что ее рот полностью переполнен, а сглотнуть никак не удается и в итоге губы сами собой разошлись и сперма Макса обильным потоком хлынула вниз, водопадом стекая по подбородку и совершенно свободно капая на обнаженную грудь.

И в то время как Макс спустил остатки, которые Катя уже совершенно спокойно сумела проглотить, внутри девушки боролись два противоборствующих желания.

С одной стороны витала мысль, что, в принципе, она свой долг выполнила. Как и Максим. Он удовлетворил ее, а она удовлетворила его. Все, контракт выполнен, можно спокойно идти спать.

Но другая часть, только недавно проснувшаяся, наотрез отказывалась закругляться. И, к удивлению Макса, Катя вдруг с особым неистовством стала насаживаться своим ротиком на его член. Девушка резво скакала языком вокруг полуопадшего ствола, сжимая губами то тут то там и парень и глазом моргнуть не успел, как его достоинство вдруг стало набирать силу, хотя после всех этих событий Макс был твердо убежден, что это просто невозможно.

Но тем не менее, это произошло. Максим не знал, как у Кати это получилось, но его ствол снова затвердел и все естество парня кричало о том, что хочет немедленно удовлетворить свою красотку.

Катерина едва вошла во вкус, стоя на коленях, держа член в плену своих губ, ощущая как по подбородку стекает густое семя и не предпринимая никаких попыток сдержать этот поток, как ее вдруг дернули наверх. Максим поднял ее на руки и в считанные мгновения поднес к стене.

И таки исполнил желание Кати, превратив, хоть и с изрядным запозданием, ее в отражение Тани. И так же резко, как и Таньке, стал засаживать свой член в ее дырочку. Правда, в отличии от Даши, делал это в полном молчании.

Катерина чувствовала, как ее грудь вплотную прижимается к кирпичной стене. Чувствовала, что ее тело просто зажато меж двух сил, с которыми хрупкая девушка ничего не могла поделать. Да и, сказать по правде, не пыталась.

Катя наслаждалась каждым движением Макса. Каждый раз, стоило ему всадить свой член до самого основания, из ее горла вырывался резкий полувскрик наслаждения. Удовольствие расходилось по ее телу резкими волнами, вбрасывая сознание девушки в пучину страсти и поглощающей остатки разума похоти.

Максим все плотнее прижимал Катерину к стене и девушка все явственнее ощущала поднимающуюся между ее ног громадную волну оргазма. Член входил в ее пещерку под диким углом, сильно растягивая дырочку. К тому же, Макс всаживал его до того резко, что шарики в попке девушки, казалось, танцевали свой быстрый танец, быстро повергая Катю в пучины наслаждения.

И в итоге все слилось между собой. Собственные стоны сплетали воедино все ощущения, от дикого покачивания шариков и члена, резко входящего внутрь щелки, до самых мельчайших дуновений ветерка, овевающего обнаженное тело Кати, маленьких шероховатостей кирпичной кладки, о которую девушка непроизвольно терлась своей грудью, и пальцев Максима, с силой сжимающих тело Катерины, оставляя на нем белые отпечатки.

Катерина просто отключилась. Выпала из реального мира, ощущая лишь наслаждение, полностью охватившее ее. Девушка не чувствовала своего тела, не чувствовала ничего, кроме яркой смеси из удовольствия, удовлетворения и страсти.

Она понятия не имела, сколько времени так продолжалось. Знала лишь, что когда реальный мир вновь вернулся к ней, затянул в свои цепкие объятия, Максим все так же продолжал засаживать свой горячий кол в ее распаленное лоно.

И едва только тело Катерины стало отвечать на это, как парень вдруг резко вышел из девушки. Катя, с трудом понимая что происходит, все же привычно упала на колени, разворачиваясь лицом к парню и потянулась своими губами к его члену. Вот только Максим в последний момент слегка отступил и, ухватив Катерину за голову, стал кончать прямо на ее лицо.

Катя тут же почувствовала, как горячее семя падает на ее щеки, лоб, глаза и носик. И нельзя было сказать, что девушка любила это ощущение. Раньше оно всегда вызывало в ней тщательно подавляемое желание сплюнуть и поскорее вытереться. Но сейчас сейчас Катя чувствовала лишь блаженство. Она чувствовала полное удовлетворение и краем сознания понимала, что и Максим испытывает то же самое. И впервые в жизни Катерина  

была полностью довольна собой.

Внутри нее было ощущение того, что все было сделано превосходно. Что все произошедшее за этот день было совершенно правильным. Что не будь хоть одной детали и Катя бы не оказалась здесь, испытывая лишь восторг.

Все, что имело значение, это ее желания и желания Максима. И вместе они превращали друг друга в нечто грандиозное.

— Я люблю тебя, — сказал Макс, сжимая Катю в крепких объятиях, уже после того, как им удалось осторожно зайти обратно в дом и тщательно умыться.

— Это ты сейчас так говоришь, — шепнула в ответ девушка, легонько ткнув своего ухажера локтем под одеялом. — Протрезвей сперва, а потом признавайся!

Но каждой клеточкой своего измученного блаженством тела Катерина понимала, что алкоголь тут совершенно ни при чем. И сама удивлялась, почему же слова парня вызвали в ней такую бурю приятных эмоций?

***

К удивлению Катерины, Макс повторил свои слова на следующий день, заставив девушку потупить глазки.

Любовь. Катя никогда не относилась к этому слову серьезно. По ее мнению это был всего лишь столетиями раскрученный торговый бренд. Катерина видела множество пар, которые поспешили сказать эти слова, не понимая разницы между простой страстью и чем-то намного большим.

И Катерина не желала вступать в ряды таких людей. Для нее существовали лишь симпатия, которую можно испытывать к своей родной сестренке, секс и порождаемые им желания, и дикое влечение.

Влечение с большой буквы. Когда двоих неудержимо притягивало друг к другу. Когда вместе им было хорошо и комфортно. Когда проблемы отодвигались на второй план и каждая минута, проведенная вместе, доставляла удовольствие.

И это было самое большое, что, по мнению Кати, существовало в мире. И, по ее опыту, она знала, что подобное Влечение не могло продолжаться вечно. Уж скорее оно было весьма скоротечно, быстро вспыхивало жарким огнем и так же стремительно прогорало за пару месяцев.

И то, что происходило между Катей и Максимом, было, по мнению девушки, именно Влечением. Их желания и интересы столкнулись и на какое-то время пара шла вместе.

Но последнее приключение заставило Катерину задуматься. Никогда ранее она не испытывала столь всепоглощающего желания дарить удовольствие. Для Кати это вообще было в новинку. Всю свою жизнь она использовала правило «ты — мне, я — тебе» и оно ни разу не подводило. И только сейчас Максим что-то разбудил внутри сознания Катерины, что она радостно была готова отступиться от этого правила и давать. Давать снова и снова, не требуя никакой «оплаты». Давать просто потому, что этого хотелось ей самой.

Катерина все воскресение провела в одиночестве, пытаясь понять, что же изменилось и не находя ответа. И в итоге девушка с головой ушла в придумывание очередной «забавы» для Максима, придумывая и отметая все новые идеи.

Но в понедельник она пришла на очередное выступление уже имея в голове четкий план. Катя уже продумала детали и оставалось только склеить их воедино, устроив Максиму незабываемое приключение.

И была весьма удивлена, когда стоило только ей войти в гримерку, как Таня тут же, не дав ей ни секунды, оттащила ее в сторону, скрывшись от чужих глаз за стойкой с одеждой.

Катерина взглянула на лицо своей подруги и тут же почуяла неладное. В глазах у девчонки полыхал огонь и Катя мгновенно все поняла.

— Сдашь меня, я сдам тебя, — шепотом заявила Таня, гордо смотря прямо в глаза Катерине.

— Ты о чем? — сделала вид, что не понимает о чем речь, девчонка, до последнего надеясь, что речь идет о чем-то еще.

— Ты с твоим парнем видели мои забавы, а я видела ваши, — Татьяна выудила из-за пояса коробку с диском. — На, посмотри дома до того, как скажешь кому-нибудь хоть слово. Потому что если проболтаешься, то я покажу всем нашим девчонкам твои забавы!

Таня повернулась чтобы уйти, но Катерина, поняв, что скрываться уже бесполезно, перехватила ее руку, остановив движение на полпути.

— Извини, — сказала она, потупив глазки. — Мы понятия не имели, что там занято. А потом

Катерина не сумела выдавить из себя адекватную причину, почему они не ушли потом. Вместо этого ее мысли перескочили на другие вещи, метнулись во все еще яркие воспоминания.

— Почему? — в итоге выдавила из себя Катя и, увидев непонимающий взгляд Тани, добавила. — Почему ты позволяла им все это?

На мгновение лицо Татьяны перекосило от ужаса и Катерина поняла, что та тоже до последнего надеялась на то, что ей просто почудилось чье-то присутствие. Но следом за этим Таня вдруг задумалась, лицо слегка погрустнело.

— Знаешь, Кать, — ответила она спустя полминуты, когда Катерина уже и не надеялась на ответ, — просто достает все это, — Таня повела рукой вокруг. — Быть за всех в ответе, отбиваться от нападок папочки, постоянно кого-то пинать Надоело! Вот и спасаюсь хоть ненадолго.

Катерина прочитала все в глазах Таньки. Весь тот груз, что девушка несла изо дня в день, Катя отчетливо увидела в этот момент на ее устало-грустном лице.

— Я никому не скажу, — помотала головой девушка.

— Отлично, — Таня бросила взгляд на часы. — У тебя семь минут до выхода.

Когда они проходили мимо столика Даши, подкрашивающей глаза, Катерина увидела как Татьяна сложила пальцы колечком, складывая уже давно вышедший из моды жест «ОК». Дарья в ответ с манящей улыбкой на лице бросила взгляд на Катю и та мгновенно почувствовала, как Даша моментально раздела ее глазами.

— Да что же между ними твориться? — еле слышно, чтобы никто не услышал, спросила Катерина у своего отражения и, не получив ответа, засунула диск в сумочку, достав вместо него косметичку. И, уже положив макияж и быстро переодеваясь для выхода на сцену, повернулась лицом к своей соседке. — О, Машка, пока не забыла, у тебя же есть камера?

— Ну да, — кивнула девчонка, складывая губки бантиком и проводя по ним помадой. — А зачем тебе?

— Лучше не спрашивай, — хихикнула Катерина. — Можно одолжить на недельку?

Маша с огоньком в глазах глянула на подружку.

— Только если потом все расскажешь!

— Заметано, — с полминуты подумав, ответила Катя, вся витая в мечтах и грезах о скорой встрече с Максимом.

Любовь? Она не знала. Ни в чем не была уверена. Но впервые за свою жизнь Катерина чувствовала, что если это все же любовь, то она готова принять это чувство без колебаний.

sear21

г. Новосибирск, 2013г

E-mail автора:

Автор рассказа: Карина